УСАДЬБЫ СЕРПУХОВСКОГО РАЙОНА

Россия / Московская область / Серпуховский район

Подмоклово

Описание

      История деревни Подмоклово

В доисторические времена, как вся европейская часть страны, наш край был покрыт мощным ледником, спускавшимся с севера. При таянии  он образовал долину реки Оки, оставил по берегам залежи песка и гравия. С изменением климата вдоль реки выросли леса и в них поселились люди.

     В Подмоклове обнаружена неолитическая стоянка человека    (3-6 тысяч лет тому назад). Проведенные в 1937, 1956, 1958 годах научные исследования приоткрыли ещё одну дошедшую из глубины веков страницу и позволили утверждать, что ещё в I-IIвеках  нашей эры в Подмокловском городище проживали люди, использовавшие орудия труда из железа, имевшие украшения из бронзы. Клад бронзовых предметов, обнаруженный при раскопках в Подмоклове, относящийся к III-IV векам  принадлежал славянскому племени – вятичам, которых в IX веке потеснили, спускавшиеся с севера племена новгородских славян – славяне. Раскопки Подмокловского кургана подтвердили предположение о том, что древние поселенцы выплавляли железо из болотных руд, а сам курган имел для них оборонительное значение. На левом берегу  реки Оки при впадении в неё реки  Протвы, напротив Подмоклова, в X – XI веках находился город Лабынск, упоминание о котором относится к 1146 году.  Общение жителей села Подмоклова с Лабынском способствовало развитию ремесла и торговли. При нашествии в 1382 году войска татарского хана Токтамыша город был разрушен. (Ныне там деревня Дракино).

       Первое упоминание о старинном русском селе Подмоклове с усадьбой относится к 1648 году. «… село Подмоклово селением речки Демьяновки, на ней 3 пруда…»

     Село примерно в тех границах существует свыше 500 лет. Величественные разливы реки Оки подчас были разрушительными для жителей, чьи дома и усадьбы были в нижней части села. Вода заливала огороды, подходила к домам, к тому же выход подземных вод (в селе свыше 200 ключей, много ручьёв и речек), переувлажнял усадьбы крестьян. Эти обстоятельства и послужили тому, что село назвали Подмоклово.

     Первоначально здесь было несколько домов, построенных на значительном удалении друг от друга. Почти все жители поселения были родственниками. По середине селения была церковь и кладбище. Поля находились на лесных полянах выше села, на заливных лугах около озер Качановского  и Дубного были участки для посева капусты ( капустники). Поколения людей, проживавшие в Подмоклове в курных избах, крытых соломой , освещаемых тусклой лучиной, ходили в домотканых рубахах, в лаптях, в кафтанах. Зимой носили овчинные шубы, полушубки, лапти. Отправляясь в дорогу на лошадях, одевали тулупы. Крестьяне в те времена находились в крепостной зависимости у помещиков, жили в крайне тяжелых условиях. Барщина продолжалась от 2-х до 4-х дней в неделю.

Карта деревни Подмоклово в Московской области

Надо было на своих лошадях, сохами пахать барскую землю, бороновать деревянными боронами, вручную засевать поля, жать хлеба серпами, перевозить снопы, молотить их цепями, выращивать, убирать овощи, работать в саду, ухаживать за барской скотиной и успевать обрабатывать свою землю, вести домашнее хозяйство. Кроме сельскохозяйственных работ крестьяне строили плотины, мосты, дороги, чистили пруды. На крестьянских  подводах, на санях перевозили камень, строительные материалы, выполняя строительные работы в имении.

      Владельцами Подмоклова, здешних земель, лесов и лугов многие годы были князья Долгоруковы, имевшие большое влияние при царствовании Петра Первого и Елизаветы Петровны. В Подмоклово была их пышная резиденция, включавшая усадебный дом, два флигеля, два портерных пруда, разделенных дамбой, террасный парк с  каскадными  прудами на речке Демьяновке, оранжерею, плодовый сад, различные хозяйственные постройки. К усадьбе примыкала церковь Рождества Богородицы с колокольней. В 1714 году князь Григорий Федорович Долгоруков, проживший долгие годы в Польше, в качестве посла привез с собой архитектора и заказал соорудить на земле своих предков необычный для архитектуры России храм – ротонду. Каменную церковь, вместо старой деревянной, находившейся в центре села на небольшой сельской площади, заложили  ближе к оврагу, к своему имению. Церковь была начата на средства Григория Фёдоровича Долгорукова  в 1714 году, продолжена его сыном Сергеем, и закончил внук Николай Сергеевич Долгоруков. Он снабдил церковь алтарем, иконостасом, иконами, завершил столярные работы, в 1754 году написал прошение в Синод о разрешении освятить церковь. Храм был освящен в 1754 году.

   

    Село Подмоклово своей известностью во многом обязано церкви «Рождества Богородицы» — поистине  великому  произведению искусства.

    В годы царствования Екатерины II имение купил гвардии поручик Александр Михайлович Васильчиков, после него хозяином имения стал фабрикант Пётр Трофимович Рябов, а затем перешло его сыну Николаю Петровичу Рябову.

    В XVIII-XIX веках в Подмоклове были небольшие мануфактуры на речке Демьяновке около плотины пруда, на безымянной речке под каменной горой около кургана ,на которых работали взрослые и дети крестьянских семей. В ряде хозяйств занимались ремеслом. Были: бондари, шорники, печники, плотники, маляры, сапожники. В отдельных домах ткали из льна холсты, вили веревки из конопли, из лыка плели лапти, кошели, из прутьев  плели корзины, пряли пряжу, вязали теплые вещи, шили одежду. Два человека работали в сельской кузнице.    

       Влияние города сказывалось в XIX веке и на жителях села, по праздникам стали  носит  платья из хлопчатобумажных и шерстяных тканей, обуваться в сапоги и полусапожки.

      По старому административному делению село Подмоклово входило в Яковлевскую волость, Алексинский уезд Тульской губернии, граница которой с Московской губернией проходила в здешних местах по реке Оке. Село  не было где-то в глуши, лишь семь километров отделяло его от города Серпухова, три километра от моста Московско-курской железной дороги через реку Оку, который с 1867 года служил, как железнодорожный и как пешеходно-экипажный для  проезда в Серпухов и в Тулу по столбовой дороге. Самой короткой пешеходной дорогой на Серпухов была дорога  по лугам с перевозом через реку Оку на лодке. При впадении реки Нары в реку Оку  была пристань для посадки на колесные пароходы.               

    Жители села при таком выгодном расположении всегда были в курсе всех происходящих событий и во все времена  отзывались на них. Особенно запомнились, проходившие вблизи от села  маевки серпуховских рабочих, организованные группой РСДРП (б). Жители  села Николай Петрович Жаров, Николай Павлович Соловьев были среди организаторов этих маевок. В 1905 году в село был направлен буфетчиком в чайную Иван Андреевич Крюков, который находясь, всё время на людях вел агитационную работу, распространял  большевистские листовки. В те годы управляющим в имении Рябова был Николай Иванович Муралов, к которому часто приезжал его брат Александр Иванович Муралов. Они постоянно помогали революционерам  — подпольщикам, укрывая их от преследования полиции, оказывали помощь сельским активистам в подготовке и проведении митингов, собраний, на которых часто выступали приезжие большевики. Оказывали помощь нуждающимся жителям села, при их активном участии на деньги Николая Петровича Рябова в 1908-1911 годах велось строительство кирпичной сельской начальной школы (старая деревянная находилась на площади около церкви). В 1911 году в новой кирпичной школе обучалось 25 крестьянских детей, но не все имели возможность её закончить. Девочки уходили в няньки или сидели дома с малышами. Мальчики уходили в подпаски или на заработки.

        В Подмоклове в начале XX века была открыта начальная школа, а с 1930 года, когда в барском имении поселился детский дом, школа стала восьмилетней. Пожилым людям запомнились сельские учителя: Мария Кузьминична, Александра Ивановна, а в Советское время Серафима Николаевна Печатникова, Екатерина Ефимовна Юсова (Жарова), Ольга Даниловна Голованова.

       В далекие времена на селе врачевали знахарки, повивальные бабки. При Николае Петровиче Рябове несложную медицинскую помощь оказывала сестра управляющего Софья Ивановна Муралова.  В 1927 году был открыт сельский медицинский пункт, где долгие годы вел приём фельдшер Федор Наумович, а с 1947 года  медицинскую помощь в фельдшерско-акушерском пункте села оказывала Нина Ефимовна Мастрюкова, а с 1989 года всю необходимую медицинскую помощь оказывает Ольга Михайловна Зотова. Ветеринарную помощь на крестьянском подворье в первые годы Советской власти  оказывал частным порядком  Федор Васильевич Шишов.

       1929 году было открыто движение по новому железнодорожному мосту через реку Оку.

       В дореволюционное время на площади около церкви была сельская лавка и чайная, где торговали частники. По селу  на повозках ездили и торговали всякой мелочью коробейники. В советское время был открыт магазин сельской потребительской кооперации (потребиловка), где продавали бакалейные товары, различные промтовары, керосин, посуду, предметы упряжи, хомуты, косы, серпы и другое. Длительное время продавцами в магазине работали: Ф.Ф.Найдёнов, Ефим Павлович Сошкин, Иван Андреевич Юрасов, Захар Сошкин, супруги Зверевы, Вера Николаевна Новикова и другие. На  селе был пожарный сарай, где хранился пожарный инвентарь, повозка, упряжь, существовала добровольная пожарная команда, содержались  в порядке пруды, колодцы, водоёмы.

    В 1937 году  в селе проводилась радиофикация, в домах появились репродукторы. В церкви Рождества Богородицы были  прекращены богослужения. В 1938-1939 годах была разобрана колокольня. 

 Источник : Лебедева Ольга Александровна 

Давыдова Ирина: другие произведения.

село подмоклово. церковь пресвятой богородицы

Журнал "Самиздат":

Село Подмоклово. Июль 2006 года.

   Ставший уже традиционным песенный "Слет 2 канала" под Серпуховом состоялся в очередные вторые выходные июля. Погода стояла жаркая, и слет удался. Это коротко. Коротко потому, что о слете нужно писать или много или ничего. Я напишу больше, чем ничего. Слет был обалденно хорошим.    Я была в третий раз на слете, и каждый из этих разов пыталась совместить пребывание там с поездкой по памятным местам. Бывают такие места, куда непременно хочется вернуться. Одним из таких мест для меня является село Подмоклово неподалеку от Серпухова.    В это село я попала впервые около 10 лет назад в январскую стужу. Тогда, в середине 90-х годов, набирала темпы земельная реформа, и я занималась инвентаризацией земель в Серпуховском районе. Наша группа жила в Лукьяновском сельсовете и каждый из нас занимался отдельным населенным пунктом. Мне досталось село Подмоклово. До него было неудобно добираться — от села Лукьянова нужно было идти пешком 7 километров по периферийной дороге, проложенной вдоль правого берега Оки. Может, тогда я умела быстрее шагать, а может быть, дорога по утреннему 25 градусному морозу среди заиндевелых деревьев казалась мне необыкновенно красивой после серого Московского асфальта, но 10 лет назад я преодолевала этот путь легко и безболезненно. Тогда я провела всего три дня в этом селе, заходя в каждый обитаемый дом, разговаривая с зимовавшими там бабушками, но эти три дня запечатлелись в моей памяти как очень светлые дни, как искрящийся снег, заваливший по крыши деревню, как душистый чай с медом и плюшками, только что вынутыми из печи. Непонятное чувство радости охватывало меня, начиная с той минуты, как только я входила в село — целых три дня были полны радостью, и в каждом доме мне радовались, как самой близкой родне. Первый дом села, в который я вошла, и в который входила потом каждое утро, был дом бабы Тани. Она сразу, без разговоров усадила меня за стол завтракать. Разговоры начались потом. Мы говорили о селе и о жизни в нем. Жизнь бабы Тани — кусочек жизни села.    Баба Таня работала поваром в подмокловском детском доме. Детский дом после революции был устроен в господской усадьбе. Детский дом был небольшой, но в нем работала добрая половина жителей села. Этот дом был домом для ребят, оставшихся сиротами в послевоенные годы. Хотя усадьба была добротная — стены из кирпича в полметра шириной, но и она со временем обветшала, а денег на ремонт не нашлось. Детский дом расформировали. Дети лишились дома, половина населения лишилась работы, и жизнь из села потихоньку утекла.    От усадьбы остались только мощные стены из кирпича, а из жителей — доживающие свой век старики, да дачники, приезжающие на лето. Еще один художник, немного не от мира сего, рисовал весенние разливы Оки да церковь Рождества Богородицы. Эта церковь и манила меня все эти годы. Я помню чувство смятения и восторга, охватившее меня при первом свидании с нею. Я как будто увидела экзотический цветок, странный, но прекрасный. Я никогда до того момента не видела вживую церковь-ротонду с аркадой, увенчанной фигурами святых по фронтону.    — Что это у вас за церковь такая непонятная — спрашивала я у местных бабушек. — Да это не церковь, это склад совхозный — отвечали мне они.    Все эти годы круглая церковь села Подмоклово оставалась для меня загадкой, до тех пор, пока я не приехала туда снова этим летом.    С трудом, но я таки добралась до села Подмоклово. Дорога туда осталась окольной и автобусы из Серпухова проезжают мимо села всего три раза в сутки. Пришлось вспомнить старый путь и добираться пешком от Лукьянова.    Хотя утекло столько насыщенных лет из моей жизни, но в памяти сразу всплыло имя женщины, хлебосольно встречавшую меня каждое утро много лет назад. Я также вспомнила дорогу к церкви. Она была такой и не такой. Лето — вместо пышных сугробов — обильная зелень кустов акации и вишен. Тогда, под снегом, я не заметила пруда возле усадьбы, блестевшего теперь зеленью в обрамлении кудрявых лип. Среди могучей крапивы, выросшей на месте нарядного паркета, гуляли козы.    Я подошла к церкви. Она выглядела как королева в обветшалом платье. Штукатурка осыпалась, а побелка облупилась. Но изящные формы и гармонии архитектурных линий говорили о том, что церковь построена настоящим мастером. Фигуры на фронтоне были целые и необычайно украшали церковь. Они не только украшали, но и оживляли ее. Благодаря им, казалось, что на пороге церкви вас встречают радушные хозяева, несмотря ни на что не покинувшие своего дома.    Мы разговорились с человеком, сидевшим на бревнах возле церкви.    — Вы знаете Бабу Таню? — спросила я его.    — Баба Таня недавно умерла.    — Жаль — сказала я — добрая была женщина.    Я стала расспрашивать его про церковь.    — Ты поговори лучше с тетей Дусей Богомоловой. — посоветовал мне мужчина. — Она живет тут неподалеку.    Я постучалась в дверь небогатого дома. Тетя Дуся встретила меня приветливо, ввела в дом, усадила за стол, накормила картошкой и солянкой, напоила чаем. Мы говорили о церкви.    Батюшка приезжает редко — по субботам — рассказывала тетя Дуся. — Он живет в Лукьяново и у него много других забот. Прихожан здесь мало. Порой только две убогие старушки стоят на службе.    Выйдя от тети Дуси, я прошлась по деревне, а потом спустилась к Оке. Ока тут делает крутой поворот и скорее напоминает большой стоячий пруд, заросший водной растительностью. Зато вода оказалась теплая, прогретая и купаться в ней было тепло. От берега Оки был хорошо виден белый храм на фоне темной зелени.

Храм Рождества Богородицы. Село Подмоклово Серпуховской район Московской области

   Храм Рождества Богородицы села Подмоклова стоит в 7 км к юго-западу от г. Серпухова, на правом крутом склоне р. Оки. Село Подмоклово до XVII века числилось в Тарусском уезде, затем в Алексинском, а с 1929 года в Серпуховском районе. В книге "Приходы и церкви Тульской епархии" (Тула, 1895 г.) сообщается: "Когда возник приход, неизвестно, но существующий ныне каменный храм во имя Рождества Пресвятыя Богородицы построен в 1754 г. на средства князя Николая Сергеевича Долгорукова.Особо чтимою иконою в нем почитается древняя икона Владимирской Божией Матери, в честь которой, по случаю избавления от холеры в 1848 г., ежегодно 23 июня после утрени совершается крестный ход".   В этой же книге сообщается: "…Название свое село Подмоклово получило от разлива реки Оки, которая во время весеннего половодья заливает строения названного села…".   Храм Рождества Богородицы является одним из наиболее интересных сооружений петровской эпохи.Он построен в стиле западноевропейского барокко и представляет собой двусветную ротонду, перекрытую высоким куполом и завершенную световым барабаном. Он окружен открытой аркадой, соединенной с массивным куполом системой крестовых сводов. По осям пилонов аркады, над карнизом, на высоких тумбах-постаментах венчающей балюстрады, поставлены фигуры 12-ти апостолов и 4-х евангелистоввысотой 1,82 м.    В истории зодчества России нет другого примера поразительного пренебрежения к постановлению Святейшего синода, который еще в 1722 г. вынес запрет на подобного рода скульптуру в Православной Церкви.    Все фигуры, несмотря на то, что в течение многих лет они находились на открытом воздухе, сохранили первоначальный облик и не имеют следов разрушения. Вследствие мягкости известняка характер резьбы, украшающий фигуры, близок к резьбе по дереву. Позы и складки одежды весьма пластичны, лица, пальцы рук и ног тщательно отделаны, хорошо выдержаны пропорции всего тела.    Если двигаться по окружности галереи по часовой стрелке, то вначале слева от входа в церковь располагаются фигуры апостолов Павла, Иоанна и Симона. Далее размещаются изображения двух евангелистов — Луки и Матфея. За ними следуют скульптуры трех апостолов — Филиппа, Иакова и Варфоломея. На южной стороне балюстрады установлены статуи Максима, апостолов Андрея и Иакова. К югу же обращена и фигура евангелиста Иоанна, за которой один за другим идут Марк, Фома и Матфей. Завершается скульптурный ансамбль массивной фигурой апостола Петра с ключами в руке. На цоколе каждой статуи на церковно-славянском языке вырезана глубокая надпись, поясняющая, кто изображен.   Каждая из фигур имеет свою оригинальную позу и выражение, отражающие характерные черты персонажей евангелистских преданий.   Автор проекта храма неизвестен, по некоторым предположениям им является итальянский архитектор Карло Фонтано.   Начало строительства храма датируется 1714 годом. Именно в это время князь Григорий Федорович Долгоруков (1656-1723) -сенатор, полномочный посол России в Польше, приступает к осуществлению своего замысла — созданию храма-ротонды в своем имении, селе Подмоклове.   По смерти Г. Ф. Долгорукова имение в Подмоклове переходит к его сыну — дипломату, тайному советнику князю Сергею Григорьевичу Долгорукову, продолжившему строительство храма. Но после смерти императора Петра II, благоволившего к Долгоруковым, и воцарении императрицы Анны, все их семейство попало в опалу. Князь С. Г. Долгоруков был сослан, а его имения арестованы. 26 октября он был казнен, так как открылось дело о его участии в составлении подложного завещания императора Петра II. Строительство храма надолго прекратилось. Закончил его сын Сергея Григорьевича, Николай Сергеевич, после возвращения имениясемье Долгоруких императрицей Елизаветой Петровной.   Храм был освящен в 1754 году.   История села Подмоклово   Еще во времена Ивана Грозного возле села Подмоклово "из горы" добывали железную руду, позднее здесь же в каменоломнях добывали поделочный белый камень, так называемый "тарусский мрамор".   В допетровскую эпоху Подмоклово принадлежало князьям Голицыным, а в начале XVIII века оно перешло к Долгоруковым и оставалось у них до конца этого века. После Долгоруковых селом владели Тютчевы, Петр Фадеевич и Анна Фадеевна, вышедшая замуж за Михаила Николаевича Васильчикова. В 1840-х годах село перешло по наследству к Александру Михайловичу Васильчикову.

Подмоклово

Выпускник Царскосельского лицея, гвардии подпоручик А. М. Васильчиков был одним из самых богатых помещиков в Алексинском уезде.

В 1860 году ему принадлежали 126 дворов крепостных (598 душ крестьян мужского пола), более двух тысяч десятин земли и суконная фабрика под селом Подмоклово. С 1870 года в селе действовала земская школа.   В 1894 году усадьбу, землю и фабрику приобрел серпуховский фабрикант П. И. Рябов, который владел имением до 1917 года. По данным 1913 года в Подмоклове было 173 двора, в селе проживали 1368 человек.   В советское время храм был закрыт и использовался под хозяйственные нужды. В 1980-х гг. на государственные средства был произведен внешний ремонт. С 1993 г. возобновлена приходская жизнь.    От усадьбы остались лишь флигель и часть парка.   

Связаться с программистом сайта.

Сайт — "Художники" .. || .. Доска об’явлений "Книги"

Дом на продажу — Подмоклово, Серпуховский район

В Московской области вступила в активную фазу программа "Усадьбы Подмосковья", направленная на привлечение внебюджетных средств на восстановление разрушенных или даже частично утраченных памятников архитектуры. Программа стартовала в ноябре прошлого года.

Напомним, что суть ее заключается в том, что инвесторы на аукционной основе приобретают права на 49-летнюю аренду усадебных комплексов, являющихся объектами культурного и исторического наследия. При этом договор обременяется существенными охранными обязательствами: арендатор за свой счет проводит полный комплекс реставрационных работ, на что ему отводится не более семи лет, и в дальнейшем поддерживает объект в надлежащем состоянии. Причем условия губернаторской программы составлены таким образом, что инвестору гораздо выгоднее все сделать быстрее, поскольку, пока идут работы, он платит за аренду рыночную ставку — ту, что была установлена по итогам торгов. Однако по завершении реконструкции — после того, как объект будет принят межведомственной комиссией (областных Минкульта и Минимущества) — в силу вступают льготные условия: плата за аренду становится чисто символической — 1 руб. за 1 кв. м.

Идея, в общем-то, не нова. В Европе, например, древние замки уже давно служат туристическими доминантами, магнитами, которые притягивают постояльцев, желающих погрузиться в атмосферу старых добрых времен. Для привлечения инвесторов работают соответствующие программы, аналогом которых и стала "Усадьбы Подмосковья". За символическую плату и обязательство сохранять исторический объект в хорошем состоянии владельцем замка можно стать, к примеру, в Чехии. В Венгрии в 2010г. был выставлен на продажу замок XVIII в., который стоил всего  1 форинт (15 копеек), в Шотландии средневековый замок продавался по цене 1 фунт. Примеров масса. Правда, при этом реконструкция того же венгерского объекта оценивалась более чем в 1 млрд евро. Некоторые государства, как, скажем, Украина, не рискуют отдавать памятники в собственность бизнеса, предпочитая схему аренды на 49 лет. Ее же взяли на вооружение и в Московской области.

Усадьба — лот

За период действия программы через аукционы реализовано шесть областных усадебных комплексов: "Усадьба Аигина" (Пушкинский р-н), "Черкизово" (Коломенский р-н), "Пущино-на-Наре" (Серпуховский р-н), "Дом управляющего Балашихинской мануфактурой" (ГО  Балашиха), "Зенино" (Люберецкий р-н) и "Спасское" (Воскресенский р-н). Объекты находятся на разных стадиях реализации, в том числе один — в высокой степени готовности.

До конца года будут проведены аукционы по продаже прав аренды в отношении еще пяти усадеб: "Васино" (Чеховский р-н), "Кузьминское" (Домодедово), Дача Боткина (Чеховский р-н), "Филатово" (Истринский р-н), больничный комплекс в усадьбе "Гребнево" (Щелковский р-н).

Девять объектов стоят в плане на следующий год. Сейчас Минмособлимущество готовит по ним соответствующую техническую и кадастровую документацию, оформляет объекты в региональную собственность. Также проводятся межевые работы в отношении земельных участков, расположенных под усадьбами, формируются их границы, осуществляется постановка на государственный кадастровый учет. Аналогичная работа и аукционы проводятся на уровне муниципалитетов, у которых на балансе также есть усадебные объекты. Четыре из них "ушли с молотка" в этом году, пять — в планах на следующий.

Параллельно органами местного самоуправления была проведена инвентаризация 320 усадебных комплексов, расположенных на территории Московской области. Помимо территорий, где сохранились  исторические здания, строения, развалины и пр., "нашлись" 27 парков, где уже ничего не осталось, кроме, как выразился министр имущественных отношений МО Андрей Аверкиев, следов былой красоты. Тем не менее подмосковные власти попытаются и их вовлечь в оборот — путем восстановления усадебных ансамблей в их первозданном виде. Первые на очереди три объекта: усадьба Гончаровых в Ильицино, усадьба в Затишье и дача Рейдерса.

Подмоклово

Обнаружилось и шесть бесхозных усадеб: "Болычево" и усадьба декабриста  А. Н. Муравьева  (обе Волоколамский р-н), "Хитрово"  (Дмитровский р-н), "Острога"  (Каширский р-н), "Александрово" (Клинский р-н), "Матыра" (Луховицкий р-н). Согласно ст. 225 ГК РФ они могут быть оформлены в муниципальную собственность.

До конца года в Подмосковье будут проведены аукционы по продаже прав аренды в отношении еще пяти усадеб

Всего на территории Московской области расположено 320 усадеб, из них:

  • 47 в собственности Московской области;
  • 56 муниципальных;
  • 75 федеральных;
  • 10 в собственности г. Москвы;
  • 73 в частной собственности;
  • 26 имеют смешанную форму собственности;
  • 27 парки;
  • 6 бесхозных.

Шесть бесхозных усадеб Подмосковья*:

  • "Болычево" (Волоколамский район);
  • Усадьба декабриста А. Н. Муравьева  (Волоколамский район);
  • "Хитрово" (Дмитровскй район);
  • "Острога" (Каширский район);
  • "Александрово" (Клинский район);
  • "Матыра" (Луховицкий р-н).

* — В соответствии со ст. 225 ГК РФ могут быть оформлены в муниципальную собственность

Наибольшее количество усадебных комплексов сосредоточено в следующих муниципальных образованиях Московской области:

  • городской округ Коломна — 68;
  • Одинцовский муниципальный район — 15;
  • Клинский муниципальный район — 14;
  • Зарайский муниципальный район — 11;
  • Рузский муниципальный район — 10.

Застолбить сегмент

По словам вице-губернатора Московской области Александра Чупракова, подавляющее большинство усадебных комплексов в дальнейшем планируется использовать как объекты туристического и рекреационного назначения.

В частности, находящийся сейчас в наиболее приближенной к завершению стадии проект реконструкции усадьбы купца Аигина, скорее всего, станет бутик-отелем с небольшим номерным фондом, рестораном, спа-центром и музеем. Об этом рассказал Алмаз Давлетшин, заместитель генерального директора УК "АС Менеджмент" ("дочка" казанской инвестиционной ГК ASG, получавшая права аренды на этот усадебный комплекс). Правда, при этом он выказал неуверенность, что функционал будет именно таким, что кажется несколько удивительным в свете того, что ввод объекта запланирован уже на весну следующего года. Также менеджер компании не смог оценить даже приблизительную смету проекта. Он, правда, назвал сумму, заложенную в бизнес-модель компании для каждого объекта, — от полумиллиарда до миллиарда рублей.

Вообще, ASG на сегодня является наиболее агрессивным игроком на усадебном рынке. В лице своих разных "дочек" она постоянный и, что интересно, наиболее удачливый участник всех аукционов, которые уже проводились в рамках программы "Усадьбы Подмосковья". Сегодня на счету группы компаний шесть выигранных торгов.

Интересно, что среди других претендентов на усадебные лоты чаще других выступало физическое лицо — Галина Ярыгина, которая даже выиграла один из аукционов, получив права льготной аренды муниципальной усадьбы "Дома Круминга" в Люберцах. На этапе реконструкции с инвестора причитается ни много ни мало 1,6 млн руб. ежегодно.

Что касается ASG, то, по словам Алмаза Давлетшина, компания начала испытывать интерес к историческим объектам давно, еще по месту своей прописки — в Казани. Там ей в рамках ГЧП было передано для реконструкции 26 зданий-памятников. И когда была запущена подмосковная программа, в группе компаний решили принять в ней самое активное участие. Тем более что Московская область, помимо интересных объектов, предложила выгодные условия и создала организованную структуру сопровождения процесса, включая подготовку документации. Без этого, как говорит бизнесмен, проект был бы неподъемен.

Модный писк и сильный риск

Усадебный бизнес в России пока не очень развит, поскольку реконструкция памятника архитектуры с превращением его в коммерческий объект — дело очень затратное и хлопотное. По сути, компания, которая берется за такой проект, покупает в некотором роде кота в мешке. Поэтому, по словам Александра Чупракова, области нужны профессиональные девелоперы-реставраторы, имеющие опыт реализации подобных объектов и способные создать на их базе эффективный бизнес. Как признается Алмаз Давлетшин, несмотря на то, что инвестор перед участием в аукционе собирает максимум возможной информации об объекте, подводные камни обнаруживаются зачастую уже в ходе строительно-монтажных работ. Например, может выясниться, что у здания очень слабый фундамент.

Экономика проекта зависит от множества факторов, и точно оценить затраты здесь очень сложно — каждый проект индивидуален. По оценкам экспертов, в среднем реконструкция обходится дороже, скажем, строительства нового отеля на 30-50%, а срок окупаемости подобных проектов — минимум 10-12 лет. По словам Алмаза Давлетшина, в ASG понимают, что это "долгие деньги", и приемлемой нормой прибыли считают 5%. А оптимизировать издержки пытаются в числе прочего за счет быстрой реализации проекта реконструкции и скорейшего перехода на льготный режим аренды.

Риски оправданы тем, что девелопер получает эксклюзивный, имиджевый объект, который при грамотном подходе можно превратить в топовый отель, пансионат, закрытую школу и т. д. Причем престиж наравне с капитализацией объекта будет с годами расти. Впрочем, бывают и дополнительные приятные сюрпризы. Так, при расчистке завалов в усадьбе Вяземских "Пущино-на-Наре" в Серпуховском районе (кстати, самом сложном из уже реализуемых проектов) реставраторы обнаружили клад из 380 ценных старинных медных монет, часть которого была отдана в дар Серпуховскому историко-художественному музею.

Владислав Луцков, заместитель генерального директора Est-a-Tet:

— Целесообразность и доходность инвестирования в усадьбы зависит, в первую очередь, от местоположения объекта и цены вопроса. Местоположение усадьбы определяет перечень ограничений, которые накладываются на реконструкцию усадьбы и прилегающей территории. Если ряд этих ограничений весьма строг, а главное, предполагает ряд значительных издержек на восстановление и облагораживание усадебного пространства, то немногие инвесторы, даже из большой любви к искусству, будут готовы вкладывать большие средства в них. Если ограничения распространяются и на виды возможного использования усадьбы, и такие варианты, как организация представительского офиса или резиденции, которые наиболее интересны компании, то привлекательность инвестирования в усадьбы также снижается.

И второй важный момент — стоимость аренды, поскольку затраты на восстановление усадьбы сопоставимы с затратами на строительство нового здания, а порой и превышают последние, поэтому властям необходимо для привлечения инвесторов предоставлять усадьбы в пользование на выгодных для них условиях с расчетом, что те будут возрождать усадебные пространства. Не исключено, что ряд инвесторов готовы использовать усадебную территорию в качестве объекта рекреационного и культурного назначения, но для этого им необходимо предложить максимально комфортные условия для повышения капитализации объекта.

Владимир Миронов, РБК

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing elit. Temporibus obcaecati dicta. Saepe delectus consequuntur atque quaerat sit accusamus aperiam voluptas laboriosam molestias nihil magni sunt nesciunt ad deserunt ea consequatur!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *