РЕСТОРАН ТУРАНДОТ МОСКВА ФОТО

Содержание

о нас

Работы по созданию проекта «Турандот» велись более 6 лет. К началу строительства здание представляло собой груду бетона и кирпича, возведённую в XX веке. Лишь фасад дома оставался подлинным, напоминая об историческом прошлом постройки.

Дом №26 по Тверскому бульвару, двухэтажный особняк с мезонином в 1799 году приобрёл известный богач и вельможа, фаворит Екатерины II Иван Николаевич Римский Корсаков, затем здесь обосновалась школа сценического движения, где обучали танцам и хорошим манерам. В нынешнем веке преобразившееся и внутри, и снаружи здание в центре Москвы наполнено множеством драгоценных вещиц, хранящих в себе секреты прежних владельцев и тайны мастерства своих создателей. Уже во флорентийском дворике у стойки метрдотеля вас встретят великолепные венецианские деревянные фонари XVIII века.

В большом китайском зале не останется без внимания камин, сделанный в начале ХХ века во Франции и являющийся точной копией камина в Версале эпохи Людовика XVI. Камин украшают часы, выполненные по эскизу художника Буше в XVIII веке. Не обойдут ваш взор настенные панели, сочетающие мотивы живописи Ватто, Буше, Фрагонара, Эльмана.

Поднимаясь на второй этаж китайского зала, вы увидите настенные ковры – гобелены XVIII века. Это два из восьми известной «китайской» серии. Сюжеты взяты из китайской «райской» жизни.

Ресторан "Турандот"

Множество залов дворца отличны друг от друга характером и сюжетной линией, прослеживающейся в каждой детали. В зале «Зеркала» мы видим подлинные венецианские (одно германское) зеркала XVIII века, благодаря чему создается ощущение бесконечности пространства, и зал погружается в особую загадочную атмосферу. Это излюбленный декоративный приём эпохи Людовика XIV и Людовика ХV.

В зале «Китайский шелк» ткани ручной работы, часть из них старинная, часть новая. «Фарфоровый зал» изобилует вазами и тарелками, привезенными из Китая, с кобальтовыми узорами.

особенности

Бранчи, винотека, блюда на гриле, детское меню, камин, разливное пиво, сигарная карта, доставка еды

стиль музыки

живая музыка, фоновая музыка

Средний чек

Рабочее время

Пн-вс 12.00-0.00

Телефон

7 (495) 739-00-11

Город

Москва

Адрес

Тверской бульвар, 26, стр. 3

Метро

Тверская, Пушкинская, Чеховская

Рабочее время

Пн-вс 12.00-0.00

Официальный сайт

Кто постоянно посещает?

222

На Тверском бульваре в Москве ждет своих посетителей по-настоящему сказочный ресторан Турандот. Назван он по имени китайской принцессы, которая по легенде долго не желала выходить замуж и придумывала потенциальным женихам невыполнимые задачи, пока не влюбилась в татарского принца Калафа. Эта романтическая история нашла отражение в атмосфере ресторана, ставшего гастрономической и архитектурной достопримечательностью столицы.

Интерьер

Создавали Турандот в течение шести лет в двухэтажном здании особняка, принадлежавшего когда-то фавориту Екатерины II И.Н. Римскому-Корсакову. На момент начала строительства сохранился лишь фасад дома, поистине преобразившийся в умелых руках профессионалов.

Зайдя внутрь, вы будете сражены великолепием интерьера в стиле барокко «шинаузри» (что в переводе с французского означает «китайский»). Нельзя не обратить внимания на позолоченные стены и раскинувшийся наверху расписной купол. Особняк наполнен интересными вещами, среди которых старинные французские гобелены, часы, выполненные по эскизу художника Буше в XVIII веке, и настенные панели с живописными мотивами.

Турандот, Москва, Центральный округ

Дополнят атмосферу 8 действующих каминов.

Залы

Пройдясь по ресторану, вы словно побываете в музее – настолько шикарно его оформление. Турандот приглашает посетителей в следующие залы:

  • Флорентийский дворик (встречает гостей);
  • Центральный зал (с лаунж-зоной на первом этаже и классическим рестораном на втором);
  • «Китайский шелк» (изобилует китайскими тканями ручной работы);
  • «Гобелены» (царство птиц и зверей на настенных гобеленах);
  • «Беседка» (имитация зала на открытом воздухе с помощью живописных изображений);
  • «Зеркала» (с подлинными венецианскими зеркалами XVIII века);
  • «Золотая клетка» (с золотыми полотнами в технике гризайли);
  • «Птичий» (оформлен живописными изображениями птиц);
  • «Басни» (с персонажами басен Лафонтена на настенных панно);
  • «Райский сад» (основная тема живописи – райские сады);
  • Фарфоровый зал (украшен голубым китайским фарфором с узорами);
  • «Парадный» (оформлен резными панелями из драгоценных пород дерева);
  • Трельяжная терраса (располагается на крыше здания).

Меню

В меню ресторана сочетаются классическая европейская кухня и экзотическая азиатская. Здесь вы можете попробовать мясные и рыбные блюда, насладиться разнообразием горячих и холодных закусок, заказать суши или роллы. Для любителей сладкого представлено ассорти мини-десертов, а для детей разработано особое меню. В барной карте каждый сможет выбрать напиток по своему вкусу, а для ценителей изысканных вин со всего света есть винная карта.

Мероприятия

Ресторан Турандот позволяет устроить праздник любого масштаба – это может быть банкет, юбилей, корпоратив, чаепитие или детский день рождения. Особо притягательно это место для свадебных торжеств. Регистрацию можно провести прямо во Флорентийском дворике, а затем вместе с гостями проследовать в один из многочисленных залов. Специалисты ресторана оформят их согласно вашим пожеланиям, разработают оригинальный сценарий торжества, пригласят ведущего и известных артистов. Помимо праздничных банкетов, в ресторане организовывают бизнес-встречи, конференции, семинары и другие деловые мероприятия. По выходным проводятся семейные бранчи. Приятная атмосфера, особое меню для каждого случая, высокое качество обслуживания – всё это ждет гостей ресторана Турандот.

Еще отзывы, фото и информация о ресторане Турандот на tomesto.ru.

Ресторан "Турандот"

История успеха

Андрей Деллос родился в Москве в 1955 году, в конце 80-х-начале 90-х жил во Франции, где работал художником-станковистом. Прадед Деллоса по отцовской линии был известным французским кутюрье, открывшим в начале прошлого века несколько салонов мод в Москве и Санкт-Петербурге.

В 1976 году Андрей Деллос окончил Московское государственное академическое художественное училище памяти 1905 года по специальности «Художник-реставратор», затем в 1980 – Московский автомобильно-дорожный институт, после этого он изучал иностранные языки в лингвистическом институте им. Мариса Тореза и на курсах переводчиков-синхронистов ООН.

В 1991 году Андрей Деллос вернулся из Франции в Россию и в 1992 году открыл свои первые заведения – дискотеку «Пилот» и клуб «Сохо».

Сейчас в компанию Maison Dellos входят рестораны »Кафе Пушкинъ», «Бочка», «Шинок»,  «Турандот», «Манон», «Каста Дива», парижская и московская кондитерские «Пушкин», нью-йоркские рестораны «Betony» и «Manon», сеть кафе  «Му-Му» (36 заведений). В планах – открытия ресторанов в Париже, Лондоне и Азии.

Еще в состав компании входят кейтеринговые службы «Dellos catering» в Москве и Нью-Йорке, Delicatering и кейтеринг для бизнес-авиации «Dellos Air Service».

В компании работает около 5000 человек.

Творческими бизнес-проектами А.К. Деллоса являются ювелирная галерея «Buccellati», центр косметологии «Посольство красоты» и антикварные салоны «Антик» и «Бабушкин Сундук».

Андрей Деллос коллекционирует предметы декоративного искусства эпохи Ренессанса.

Я провокатор по жизни и в профессии, и давно развлекаюсь, пытаюсь делать всё не как у всех

– У вас за последний год открылись два новых ресторана в Нью-Йорке – Betony и Manon, в планах еще кафе-кондитерская и ресторан Café Pouchkine в Париже. Насколько успешны ваши международные проекты?

– Открывать рестораны в Париже и Нью-Йорке для русского бизнесмена – настоящая авантюра. В каждом случае по своей причине. Но результат окрыляет. Наш американский ресторан Betony получил три звезды The New York Times – главного начальника в этой области. С этого момента мы стали «членами клуба» и получили разрешение, чтобы нас хвалили. И ресторан тут же стал заметен. Открывать кондитерскую в Париже было все равно что привезти тульчанам свой самовар. Франция – это родина такого явления, как профессиональное кондитерское искусство. Париж – город кондитеров, их здесь больше, чем аптекарей, а аптеки в Париже на каждом углу. Попытаться в этом городе выступить с кондитерским проектом было полным безрассудством. Поэтому результат и успех меня совершенно ошеломили. Они же и доказали, что наши расчеты были верными.

– Почему вы так активно открываете рестораны за границей именно сейчас?

– Мир изменился. Он сильно изменился четыре года назад, в разгар кризиса, и мы никогда не увидим его таким, каким он был раньше. Это был кризис, который почувствовали все. Люди поняли, что придется кардинально меняться. Мир и, в частности, ресторанный бизнес с тех пор ищут себя заново. В области прет-а-порте это решили быстро: те же марки, тот же имидж и пафос, но делается все в Китае. Рестораторы пытаются идти по этому же пути, играть в ту же формулу: они выдают пафос наряду с невероятным упрощением всего: рецептуры, ингредиентов, интерьеров. Это делается для снижения себестоимости и продажной стоимости.

И вот именно в тот момент, когда все французские кондитеры стали упрощать, мы решили пойти наперекор этому и все усложнить. Наш лозунг: «Мы предлагаем вам съедобную ювелирку». Это настоящие ювелирные изделия, которые обладают ярким интересным вкусом. Такой подход был совершенно вне мейнстрима. И вдруг выяснилось, что большое количество людей в Париже не хотят упрощения и не хотят прет-а-порте из Китая.

Кондитерскую Café Pouchkine мы открыли в универмаге Printemps, специально выбрали это место, чтобы изучить рынок, не столько парижский, сколько международный. Меня все отговаривали от универмага. Даже Мадам Ширак мне говорила: «Андре, что вы делаете! Как может благородная марка Café Pouchkine оказаться рядом с предметами туалета?» А я отвечал, что, во-первых, это предметы туалета марок Chanel, Prada, Gucci, а во-вторых, это маркетинговая возможность изучить клиентов: в этом универмаге постоянно бывают японцы, арабы, китайцы, американцы, а мы в своих планах смотрим на весь мир, не хотим ограничиваться только Парижем и Нью-Йорком.

“Турандот” – Роскошный ресторан в Москве

И вдруг в кондитерской выросла очередь из парижан, и она постоянно растет. О Café Pouchkine заговорили.

– Поэтому вы решили расширить сеть кофеен?

– Я человек, живущий сигналами. Я верю сигналам, которые мне посылает жизнь. И вот однажды я слышу звонок из Нью-Йорка от нашего пиар-агентства, и мне в трубку кричат: «Сколько вы за это заплатили?» Мне рассказали, что в одной из сцен последнего модного сериала «Форс-мажоры» (Suites) один из героев-бизнесменов угощает своего партнера только что привезенной из Парижа шоколадной тарталеткой. А тот кивает головой и со знанием дела говорит: «Да, Café Pouchkine – лучшая кондитерская Парижа». Вот такие подарки нам делает Голливуд. А ведь такая фраза может запросто стоить до 10 миллионов долларов. И, конечно, это сигнал. Поэтому в декабре у нас будет еще одна кондитерская в парижском «Лас-Вегасе» – на улице Фран-Буржуа. И ресторан-брассери Pouchkine на бульваре Сан-Жермен. Еще у нас на очереди Англия, Лондон, где мы тоже будем открывать «Пушкин». Затем – Япония, арабские страны и Азия.

Рождение ресторана ничем не отличается от рождения полотна. Это фантазия, фантазия, фантазия.

Беседа об искусстве за чашечкой кофе
(в собственном ресторане Шинок)

– Вы открываете рестораны в гастрономических городах мира. Насколько сложно работать на родине гастрономии – во Франции? И в других странах?

– Во Франции мне работать легче всего, я с детства впитал две культуры – русскую и французскую. У меня папа свободно говорил на французском, как, впрочем, и на русском. Но по характеру он был настоящий француз, квинтэссенция француза. При этом у меня была абсолютно славянская мама. И эти два менталитета уживаются во мне.

Помню, однажды мы вместе с Фанни Ардан давали интервью одному глянцевому журналу, и журналистка нас спросила: «А правда, что русские и французы очень похожи?» Мы оба одновременно закричали: «Нет!» Ничего общего между нами нет. Но Франция – моя среда. При этом если с французами можно найти незначительные точки соприкосновения, то с американцами у нас вообще нет ничего общего. Это нормально, не надо бояться, надо просто быть осторожнее в ходах.

В Америке мы во многом действуем на ощупь. В Англии тоже будем действовать на ощупь, по интуиции, все же там свой англосаксонский менталитет. Кроме того, в Англии и Америке сейчас идет погоня за новым гастрономическим языком. Причина проста: у них нет базовой кухни, с глубокими корнями, яркой, интересной. Этой гонки за новым нет в Италии, там зайдешь в любое кафе на юге и поешь так, как нигде. А в Англии и США паническая гонка, нанизывание эклектичных кухонь ведется беспрерывно.

Во Франции другая проблема, Франция со своими изысками и графоманией поваров, зашла в тупик. Выходишь из ресторана и спрашиваешь друзей, куда бы теперь пойти поесть. Попытки игры во фьюжн ни к чему не привели. Поэтому в Париже сегодня нет ни одного ресторана, который бы входил в первую десятку ресторанов мира. И это очень грустно. Ведь все, что сейчас существует в области хай-энд-гастрономии, породили французы. И то, что они утратили пальму первенства из-за своего высокомерия и графомании, – это обидно. Но я уверен, что они свое слово еще скажут, потому что земля французская рождает невероятное количество гастрономических талантов.

– А что особенного в этой земле, почему именно Франция?

– Корни, традиции. Они должны благодарить Людовика XIV, который вывел гастрономию на такой уровень в конце XVII века. Людовик XIV, по сути, создал Францию. Все достижения, гордость, французский пафос известны миру благодаря этому королю. Он был главный гений пиара всех времен и народов. Какие гастрономические корни у Англии? Германии? Никаких. А какие во Франции рецептурные книги XVIII века! Даже «Кафе Пушкинъ» – проект, посвященный русской кухне, дань уважения XIX веку, когда французы диктовали гастрономическую моду. Плюс технологии. Французы владеют ими, как никто.

– Почти все эти наши традиции с тех пор были уничтожены. Насколько возможно их восстановить, укрепить корни?

– Это займет немало времени. Здесь дело еще и в психологии. Русские себя не любят, а французы в себя влюблены, они себя холят, лелеют, балуют. Украсить свою жизнь – это в крови французов. Русские проще, менее эгоистичны, но знаменитый французский эгоизм и высокомерие породили великую гастрономию, моду, прекрасный город Париж. Нам сложно с ними равняться, сначала мы должны поменять менталитет, полюбить себя. А это уже не ко мне. Я в своей области пытаюсь хоть что-то изменить, и для начала доказать, что у нас  рестораны могут быть лучше, чем у них.

– Что такое русская национальная кухня?

– У меня субъективный подход к этому вопросу, я считаю, что это вся кухня народов СССР. Суп харчо и шашлык – это тоже русская еда. Если кто-то будет спорить, я посоветую ему изучить этимологию пельменей и котлет. Все эти блюда – флагман русской кухни, мы все это впитали с материнским молоком, эти вкусы сидят у нас в генах. Когда мы собирались открывать первое «Му-Му», меня все отговаривали, называли этот проект кафе для ностальгирующих старушек, а через неделю в очередях стояла молодежь. А я был уверен в успехе. Гены оказываются сильнее.

– Сильно поменялся ресторанный бизнес с начала 1990-х, когда вы открыли первые клубы и рестораны?

– В России ресторанная клиентура сильно молодеет. К сожалению, наши первые гурманы тяжелеют, часть из них покинула страну, часть засела по домам, теперь они отдают предпочтение домашней еде. Им на смену приходит новое поколение «белых воротничков». Они постепенно начинают заявлять о себе на рынке, но еще себя не нашли. На это нужно время. Им пока не дает покоя пресловутая религия под названием «суши с моцареллой», но это болезнь роста. Ею надо переболеть.

— Могли бы вы рассказать немного про вашу новую подарочную карту и про программу лояльности, которая будет запущена в начале следующего года?

— Подарочные карты Maison Dellos появились в ноябре, делать какие-то выводы еще преждевременно, но первые результаты радуют. Мы выпустили карты разного номинала, и их действие распространяется на все предложения компании – посещение любого ресторана, салона «Посольство красоты», заказ в Dellos Delivery или в цветочной галерее «Турандот».

— Как вы относитесь к бонусам и скидкам в гастрономических ресторанах?

— Крайне настороженно. Именно поэтому мы столько лет тянули с выпуском собственных клубных карт. Возникла эта идея, прежде всего, благодаря настойчивым предложениям наших гостей. На протяжении многих лет формировался своего рода клуб постоянных клиентов, которые используют весь широкий спектр наших услуг. То есть круг лояльных посетителей сформировался сам, и мы в ответ на большой спрос предлагаем клубную карту. Воспользоваться этой картой можно не только в наших московских заведениях, но и в Париже и Нью-Йорке.

«… для меня бизнес и хобби – одно целое. В этом плане я счастливый человек. Я каждое утро кайфую от того, чем мне придется сейчас заниматься. Это большое счастье. При том количестве образований, которое я получил, я использую практически все. Причина в том, что рестораны – это мир, мир, который ты создаешь»

“Турандот” – Роскошный ресторан в Москве

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *