РЕЛИКТОВЫЙ ЛЕС

Реликтовый лес или белые пятна истории России на Д

Вадим Кольцов

В конце семидесятых годов прошлого века, мы переехали в новый район города. Отец получил благоустроенную квартиру. Это была «трешка», с ванной комнатой, туалетом, просторной кухней и самое главное, у всех были комнаты.
До девяти лет, мы ютились в тесных подвалах или жили в маленьких комнатках без удобств. Про телевизор я даже не говорю. Черно-белый телевизор «Снежок», появился к 10 годам, а цветной «Радугу», родители купили, когда нам исполнилось 11 лет и тот в долг. Но цветной телевизор, нам не разрешали трогать.
Поэтому, веселее было гулять целыми днями по улице. Мы с сестрой, изучали территорию вокруг дома, знакомились с детьми. Девятиэтажные дома располагались вдоль огромного деревянного, глухого забора, за которым просматривался густой лес.
Вот как раз этот забор манил нас мальчишек к себе, а за ним лес. Взрослые мальчишки, которые приехали в этот район раньше на полгода, рассказывали,
— Пацаны, вы забудьте о мечте перелезть через этот забор. Там страшно. Ходит вооруженная охрана.
Один хулиганистый мальчик продолжил пугать нас своими рассказами,
— Мой знакомый, как-то залез через забор и больше я его не видел. Но по ночам я слышал истошные крики из леса.
— Да, там волки живут, — продолжил высокий и светловолосый мальчуган.
К тому времени, я познакомился с мальчиком Толей из соседнего дома. Его фамилию, я узнал, когда мы пошли с ним в школу.
— Азарнин Толя, — громко сказала учительница и еще раз посмотрела в журнал, — иди к доске, — Сняла очки и посмотрела на класс.
После уроков, мы с Толиком опять шли домой, мимо высокого забора, где был лес. Нас манило туда. Пройдя вдоль забора, который тянулся до наших домов, мы обнаружили тропинку по оврагу. С проезжей дороги, тропинку вообще не видно. Она заросла деревьями и казалась очень жутким местом.
Но в этот раз, мы не пошли по этой тропинки и договорились с другом, что на выходных все же разведаем все. Между собой, мы назвали ее «Партизанская тропа». Она входила в густой лес и виляла вдоль забора по одной стороне, по другой проходил глубокий овраг. Овраг выглядел жутковатым местом с отвесными крутыми склонами. Глубина оврага впечатляла.
По другую сторону проезжей дороги, находилось грязное озеро со сточными водами. Возможно, когда-то это озеро соединялось, с оврагом и по нему текла река. А в настоящее время, озеро перегорожено городской автодорогой и река в овраге заключена в трубы под землей.
На выходных, с самого утра, мы все же смогли пройти по «Партизанской тропе» и оказалось, что тропа выходит к нашим домам. Более того, выяснилось, что дорога по тропе сокращает путь до школы примерно на пять минут. Теперь, мы каждое утро ходили по тропе и возвращались из школы тоже по ней.
Конечно вначале, мы изучили овраг, вдоль забора. Оказалось, что в давние времена в овраге кипела активная жизнь. Мы разглядели развалины или остовы заброшенных домов.
 — А возможно, это были блиндажи или землянки? – рассуждали мы с другом.
Все наши мысли будоражил этот запретный забор и лес. А пока мы гуляли и играли в «войнушку» в этом овраге. Овраг хорошо подходил для беготни и игр. В нем можно было прятаться, делать засады. К тому же, овраг походил на боле боя. Мы разыскали траншеи, в которых прятались. В общем, мы с другом собирали отряды бойцов и выступали против других ребят, в качестве боевых дружин.
Как-то пробегая вдоль забора, по оврагу, мы увидели нечто особенное. В заборе оказалась сломана доска, и в нее лез какой-то дядька. Это была отличная новость. Мы проследили за незнакомцем. Он влез через дыру в заборе и исчез в чаще леса.
Теперь, это был наш секрет с другом, и мы намеревались войти в лес. Через забор лезть бесполезно, т.к. он был, выше двух метров и по верху тянулась «паутинка». Поэтому мы выждали день и вернулись к дыре в заборе.
Как только вошли в лес, через дыру в заборе, сразу стало темно и жутко. Огромные хвойные деревья, большие широколистные дубы, березы, клены, все это стояло неприступной стеной. Мы пробирались через непроходимый лес. Никогда в своей жизни, я не видел такого сказочного леса. Под ногами мягкое покрывало из травы и хвойных иголок. Проходя между деревьями, мы увидели много вьющихся растений, а также толстые лианы, свисающие со стволов деревьев. Нам было непонятно,
—  Откуда в северном лесу, появились лианы? – размышляли мы.
Но продолжали пробираться сквозь чащу. Растения поражали мое воображение своей странностью и необычностью. Мы прошли вглубь леса около пятидесяти метров и решили, что на сегодня хватит впечатлений. В лесу, мы не увидели ни одного волка или другого зверя. Но слышали голоса и звуки, после чего наши души приходили в ужас. Поэтому мы решили вернуться к щели в заборе.
Когда повернулись лицом в сторону забора, нам послышалось, что кто-то бежит за нами. Не оглядываясь, мы побежали к дыре. Но, не добежав несколько метров, услышали,
— Стойте! А ну стойте! – мужской голос требовал остановиться.
Теперь, мы не на шутку испугались и с криками,
— Дяденька мы больше не будем, — кинулись в разные стороны, пробежав мимо дырки в заборе.
Во-первых, дырку святить не стали, ведь это секрет. Во-вторых, у нас был договор с Толиком как убегать в таком случае. Так мы разбежались в разные стороны вдоль забора. Я несся сквозь кусты, деревья как вихрь. Все лицо было в царапинах, но я заметил все потом. Сейчас надо было найти другой выход, и я его нашел. Я увидел сломанное дерево, прислоненное к высокому забору. «Паутинка» в этом месте была нарушена.
Поэтому, взлетев на дерево, перемахнул через забор как бывалый спортсмен. Я гордился собой, что оказался в безопасности. Теперь, надо было найти место, где приземлился друг.
Тем временем, Толик мчался в другую сторону и за ним, бежал мужик с ружьем. Он не отставал и кричал,
— Стой, сейчас буду стрелять! – в руках он держал большое ружье и собирался из него выстрелить.
На лице Толика застыл ужас, когда я увидел своего друга летящим прямо на меня с высокого забора. Он спрыгнул, и мы вместе кинулись к ближайшему дому, чтобы схорониться от страшного мужика.
В этот день мы получили дозу адреналина сполна и больше не собирались идти в лес. Зато, среди дворовых ребятишек, мы стали героями.

Реликтовые леса (памятник природы)

Каждый день, мы рассказывали друзьям историю нашего путешествия в лес. И каждый раз, она обрастала новыми небылицами. В итоге, во всех дворах ходили легенды о разорванных дикими зверями двух мальчиков.
Но нам это было на руку, и мы продолжили изучение леса. Теперь мы сунулись в лес через месяц, т.к. ноги еще подгибались от воспоминаний. К тому времени, щель в заборе была заделана. И мы нашли способ зайти в лес, через поваленное дерево с двух сторон забора.
Мы вооружились палками, рогатками, в качестве вооружения. Обследование решили проводить вдоль забора, чтобы быстро убежать. Вглубь леса решили не заходить. И, тем не менее, лес поразил своим разнообразием и сюрпризами.
На пути исследования, нам попались заросшие траншеи или окопы. А также пришли к четкому пониманию, что к окопам примыкали разрушенные блиндажи. Предстояло провести более тщательное исследование фортификационных сооружений. Поэтому договорились с другом, что на это место, вернемся с лопатами.
Прогулявшись вдоль забора по периметру леса, мы убедились, что лес не однороден. В этом лесу имеются поляны, перелески, хвойные, березовые, дубовые рощи. Издали видели целые сады фруктовых насаждений и молодой поросли саженцев. Весной в лесу цвела сакура, рос лимонник, видели женьшень, элеутерококк и много других реликтовых и редких растений. Собирали грибы и реликтовый папоротник «Орляк», который издавна корейцы, манджуры, китайцы и местные аборигены принимали в пищу.
Впереди, нам предстояли интересные путешествия в лес. И это было нашим занятием на многие годы. Мы еще неоднократно входили в этот лес с целью изучить его. Были в нем зимой и видели зайцев, полярных сов и много других животных. В те далекие времена, одна сторона леса соприкасалась с берегом реки Амур. Поэтому зимой, через реку переходили мелкие животные типа лисы и зайцев, и заходили в лес. Как-то даже видели кабана и волка.
А сам лес оказался не диким, а вполне культурным полу искусственным насаждением. Исторически, на этом месте был лес, тайга и его облагородили первые поселенцы города. На территории леса, располагался ДальНИИЛХ – Дальневосточный научно-исследовательский институт лесного хозяйства РАН СССР на территории Хабаровского Дендрария. Сад или лес с реликтовыми и редкими растениями Дальнего Востока, Азии, Китая, Кореи и Японии. Его основал и посадил первые деревья Владимир Клавдиевич Арсеньев — русский и советский путешественник, географ, этнограф, писатель, исследователь Дальнего Востока.  Который родился 10 сентября 1872 г., в Санкт-Петербурге и умер 4 сентября 1930 г., во Владивостоке.
Как-то с другом, исследовали весь лес, на предмет окопов, блиндажей. Выяснилось, что по периметру леса тянуться окопы, давно поросшие травой, мхом и заваленные наполовину землей. В окопах мы находили отстрелянные гильзы от ружей, пистолетов типа «Маузер», а также гильзы от оружия иностранного производства. На некоторых артефактах, я разглядел года изготовления гильз 1890, 1905, 1909 годы. Другие ребята находили штыки российского и японского производства, а также шашки и сабли. Я лично насобирал хорошую коллекцию различных гильз, пуль. Остатки кожаных изделий, истлевшие металлические каски. Все это мы выкапывали из окопов и блиндажей. За несколько лет, мы с другом изрыли весь лес в поисках артефактов. И это стало возможно, после сноса высокого забора, с приезда Леонида Брежнева на Дальний Восток с визитом. Естественно охрану леса упразднили.
С годами стал понимать, что на этой территории велись какие-то боевые действия. Пытался изучать материалы в библиотеках, но так ничего не нашел. Пойти в архивы, не представлялось возможным в то время. Узнал, что наш микрорайон стоит на фундаментах домов казацкой станицы. Под нашими домами находились казармы, конюшни. А под моим домом, большой скотомогильник.
В наши дни, лес превратился в прогулочный парк, все реликтовые деревья погублены, а институт практически сокращен. Все специалисты разбежались. Так ушла из нашей истории еще одна страница города, а вместе с ней секрет прошедших боевых действий.

© Copyright: Вадим Кольцов, 2016
Свидетельство о публикации №216010801778

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Вадим Кольцов

Рецензии

Написать рецензию

У меня тоже.
При имени Арсеньев, возникает чувство приятного возбуждения.
Связано — с его литературными произведениями.
А все артефакты — опасны.
Нужно ли рассказывать овцам историю мясокомбината, на котором они ждут "своей очереди"?

Солнца Г.И.   08.01.2016 18:38     Заявить о нарушении

+ добавить замечания

артефактов давно нет

Вадим Кольцов   08.01.2016 18:59   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Вадим Кольцов

Реликтовый лес

Владимир Майгов

               

Нас тысячи, нас множества, нас тьмы!
Корнями мы привязаны к планете
И наши просмолённые стволы
Застыли в полумраке-полусвете.

В нас кольцами уложены года,
От поросли до леса строевого
Мы тыном защищали города
От ворога и недруга любого.

Мы отдавали Вам свои тела,
Укладываясь в храмовые стены,
Сгорали мы для Вашего тепла
На северных границах «ойкумены».

Всё в прошлом. Стёрлись письмена
И многократно множатся потери
Возвращены из завтра во вчера
Реликты, разрушавшихся империй.

И снова в полумраке-полусвете
Белеют ошкурённые стволы,
Дыхание отдавшие планете…
Нас тысячи, нас множества, нас тьмы!
 

© Copyright: Владимир Майгов, 2013
Свидетельство о публикации №113092102069

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Владимир Майгов

Рецензии

Написать рецензию

Владимир, так трудно прозой всё сбалансировать… Говорящие леса:
речь от первого лица, да? Всё в прошлом, стёрлись наши письмена…
или даже…

8 реликтовых лесов мира, которые скоро исчезнут

И по ритму, и по смыслу уточнить бы. Запятая от реликтов
перепрыгивает строчку — к потерям. Сложное такое вот предложение.
Раз мы не берем в кавычки то, где присутствует масштабность,
может, взять и написать это с большой буквы?)) Правда, недоговорённость
и многозначность потерь допускает многоточие. И… снова — нас тысячи:
стало быть, прямая речь продолжается? В холодном-то полумраке-полусвете
чуточку образнее. Очень понравилось, напомнило моё "Молчат реликтовые рощи…"
Как-то длинновато. Но я не виновата. Ради Бога простите за правку:) Биче.

Бичеф   05.02.2014 20:54     Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Длинновато — о своей рецензии:) В холодном тоже необязательно, Владимир!

Бичеф   05.02.2014 20:57   Заявить о нарушении

Пока не в состоянии оценить Вашу рецку. Похоронил близкого друга.

Владимир Майгов   06.02.2014 13:39   Заявить о нарушении

Несколько лет назад я пережила череду потерь… и единственного брата.
Ему не было и тридцати. Извините за неуместность слов. Соболезную Вам.

Бичеф   06.02.2014 16:45   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Владимир Майгов

В северных широтах преобладают хвойные леса: ели, сосны, пихты, и низкие плотные кустарники. Много болот, рек и озёр. Есть достаточно большие очень чистые реки, которые текут только по лесу, и на их берегах нет ни деревень, ни посёлков, ни, тем более, больших городов. Такие реки, как правило, очень извилистые, у них высокие берега, заросшие чистым хвойным лесом. Они берут начало от ключей и родников, которые бьют из-под земли в густой непроходимой чаще, образуют болота и маленькие ручейки, которые затем сливаются, и постепенно получается большая река. Ходить по такому лесу надо тихо и осторожно.
Почему тихо? Потому что здесь каждый шорох или шум означают чью-то жизнь: зверя или птицы. А на всякую жизнь есть свой охотник, поэтому, чтобы выжить в этом лесном мире, нужно быть незаметным для глаз хищника. Это касается и человека, даже с ружьём. На человека может напасть дикий зверь: волк, рысь, медведь. Нападают они неожиданно. Рысь прыгает на плечи и спину и пытается перегрызть горло, волк нападает с любой стороны обычно зимой или осенью в стае, медведь — также с любой стороны, но предпочитает сзади или сбоку, из-за дерева.
Самый большой помощник и друг человека в лесу — охотничья собака, лучше всего породистая лайка. С хорошей собакой в лесу очень интересно. И я брал с собой в лес лайку русско-европейской породы по кличке Тарзан. Это был умный, красивый чёрный пёс средних размеров. Когда ходишь с ним по лесу, то понимаешь, что собака думает, как человек. Я не ошибаюсь, это действительно так. Она понимает твои слова, твои действия. Но при этом охотничья собака очень независимая и гордая. Она не прощает незаслуженной обиды, удара рукой и, тем более, ногой. Об обиде помнит всю жизнь. Может и отомстить. Понимает ласку и не унижается. Ценит свою работу. Основная задача собаки — найти зверя и позвать охотника. Как это происходит, расскажу тебе на примере одного дня.
Рано утром я переплыл реку в лодке вместе с собакой. Солнце ещё не взошло, в лесу было темно и тихо. Я спрятал лодку в прибрежных кустах и ходко пошёл по лесной дороге, намереваясь пройти на болото, которое было в лесу километрах в десяти. Была уже осень, сентябрь, поэтому токовищ тетерева и глухаря уже не было. Утки встали на крыло, сбились в стаи и вылетели на болота на кормёжку: жирели, набирались сил, чтобы лететь на юг на места зимовок.
Дорогу на болото я не знал, знал только примерное направление. Первые полтора-два километра я шёл уверенно по ещё тёмному лесу, но когда начало всходить солнце, я понял, что иду не в том направлении. Сориентировавшись по солнцу, я решил уйти с дороги и пойти через лес по тропинкам. Лесные тропинки прокладываются зверями, обычно от мест ночёвок к водопою — к рекам, болотцам, ручейкам. Они, как правило, начинаются ниоткуда и неожиданно кончаются. Так было и на сей раз: сначала тропинка упорно вела вперёд, а потом куда-то исчезла. Так прошёл я по сумрачному лесу ещё около километра, а когда солнце поднялось достаточно высоко, я понял, что заблудился. Решил идти без тропок, напрямую, по компасу. Лес, где я шёл, был густой и плотный, собака шла рядом, не отставая от меня и не убегая вперёд. Так я продирался сквозь чащобу ещё около часа и вдруг, ты не поверишь, я вышел на совершенно сказочное место. Кустарники как бы расступились, и я оказался на огромной поляне, совершенно свободной от мелких деревьев и кустарников.
Поляна представляла собой большие увалы, то есть пологие холмы, заросшие тёмно-зелёным мхом. Толщина мха составляла около метра, он образовывал сплошной ковёр, который как бы перекатывался, подобно волнам, по этим увалам, слабо освещённым солнцем. Ковер из мха напоминал камень малахит в разрезе: изумрудно-зелёный цвет переходил в темно-зеленый, образуя слабо скруглённые полосы, окружности и создавая картину чего-то нереального. Я ступил на этот мох и провалился по пояс в эту моховую подушку. С трудом из неё вылез и почти ползком добрался до ближайшего дерева. Это была сосна, но какая! Невероятных гигантских размеров. В обхвате она составляла не менее восьми метров, а высотой до сорока метров. Ствол её до кроны поднимался на высоту более двадцати метров, был тёмно-коричневого цвета, гладкий, без сучков. Оглядевшись, я увидел, что такие сосны располагались по всей поляне на расстоянии десяти-двенадцати метров друг от друга. Они, как гигантские вертикальные столбы, заполняли собой всю эту поляну — никаких других деревьев не было. Эти великаны сплетались наверху кронами, образуя тем самым сплошную, большой толщины крышу, почти непроницаемую для лучей солнца. А в толще этой крыши, в этой чаще, состоящей из сучьев, веток, иголок, шла своя жизнь. Жизнь птиц. Кто только там не обитал!
Я слышал крики тетеревов, глухарей, каких-то мелких птиц, это было и воркование, и щебетание, и чьи-то трели и писк, и ещё масса других неописуемых звуков. Кто-то там летал, падал вниз, вновь взлетал и вновь падал. Там была своя потаённая жизнь, недоступная мне для понимания и наблюдения. Это была необычная, никогда ранее не виданная мной картина: над головой сплошная зелёная крыша, гладкие коричневые гигантские колонны-стволы сосен и пухлый зелёный узорчатый ковёр изо мха. Солнечные лучи практически не пробивались через эту завесу, и только тонкие светлые лучики местами освещали пространство внизу сплошной кроны деревьев. Ровный солнечный свет мягко освещал все вокруг, не образуя теней. Удивительно красивое сочетание темно-зеленого, черного, коричневого цветов всевозможных оттенков в этом ровном свете составляло истинную красоту этого редкого леса. Яркими пятнами в тонких редких лучиках солнца выделялись цвета на фоне этой картины, создавая праздничное настроение. Мне стало ясно, что я попал в реликтовый лес, древний мир. Вероятно, когда-то давно, очень давно, большая часть земли была покрыта такими деревьями и лесами, и мир был иным, и люди были другими, и звери, и птицы. Дорог не было, а были только тропы — звериные и проложенные людьми. Но это были очень короткие тропы, в основном до воды — озера или реки, и ходить по ним было опасно для жизни. Разные звери и непредвиденные трудности подстерегали на них людей. Но человек стремился улучшить свою жизнь — дольше жить и не болеть, больше знать и видеть мир других людей. Поэтому он постепенно создал различные механизмы и машины, корабли и самолёты. Построил города и проложил дороги. Стал путешествовать, познавать мир. В результате этой деятельности реликтовый первозданный лес исчезал с поверхности земли. Мир стал таким, в каком ты сейчас и живёшь. И такой древний и прекрасный лес превратился в редкость. И доступен немногим.
Я долго сидел под деревом. Слушал, смотрел и запоминал эту картину, потому что знал, что вряд ли мне когда-нибудь удастся увидеть ещё такую необычную и живописную картину. И ещё для того, чтобы когда-нибудь об этом рассказать тебе.
Так я сидел долго, почти до вечера, забыв об охоте. Потом поднялся и, ориентируясь по компасу, вышел к реке. Только ночью добрался до дома.
Ну, а что Тарзан? С Тарзаном приключилась интересная история, но об этом я расскажу тебе в следующем рассказе.

В предыдущем рассказе я описал реликтовый лес, который меня поразил: ведь я даже не представлял, что такой лес вообще существует на земле. Поэтому мне очень хотелось ещё раз побывать там. На следующий день я вместе с собакой направился на ту поляну. Переплыв реку, пошёл другой дорогой, вдоль реки, а потом повернул на просеку и углубился в лес. И здесь Тарзан начал работать по белке. Когда я шёл по дороге, то не видел его, а только иногда слышал. Изредка он челноком проносился вдоль или поперёк моего пути. Это значит, что он на большой скорости, пролетал метров десять-пятнадцать и вновь углублялся в лесную чащу.
Невероятно быстро нашёл белку и начал её облаивать. Она, завидев собаку, забралась на верхушку дерева и спряталась в ветках. Я быстро подошёл к Тарзану и выстрелил.

"Зарастающая Россия" или куда подевались реликтовые леса

Ружье у меня отличного боя, и белка упала вниз с первого выстрела. Первую добычу я отдал Тарзану (так обычно делают профессиональные охотники), он быстро её съел, это придало ему силы и азарт. Тарзан мгновенно ушёл вправо и через очень короткий промежуток времени оттуда раздался его громкий взволнованный лай — он вновь нашёл белку. Да, это была Удача! Мы за полтора-два часа подняли более сорока белок. Такое бывает редко даже для промыслового охотника. Обычно за сезон, зимой, он добывает триста пятьдесят-четыреста штук. Но я их больше не стрелял, а вёл подсчёт для спортивного интереса. Я понял, что мы напали на большую стаю белок, которая мигрирует по лесу, ища места, наиболее богатые шишками, и заготавливая их на зиму.
Я тебе рассказал эту маленькую историю для того, чтобы ты представил себе, как работает охотничья собака. Это очень увлекательно и интересно. Ты идёшь, а она держит тебя на слуху, то есть всё время тебя слышит, чтобы не потерять, а сама ищет зверьё вокруг и, найдя добычу, облаивает её, зовя охотника. Иногда она вступает со зверем в борьбу, будь то лиса, волк или даже медведь.
Но что же ещё случилось в этот день? А случилась следующая интересная история. Блуждая по лесу и ища поляну с реликтовым лесом, я обошел большую площадь, но, увы, не смог её найти. Огорчился и потихоньку пошёл к дому. Был сентябрь. Лес стоял в золотом наряде: листья берёзы поменяли зелёный цвет на различные оттенки осени — от светло-жёлтых до тёмно-красных, иногда даже багровых. На фоне тёмно-зелёной хвои елей и ярко-голубого неба это создавало завораживающую картину. Мягкое, ещё тёплое солнце, чистейший воздух, непередаваемые запахи то болотца, то ручейка, то какого-то цветка и прелых опавших листьев. Всё это вызывает в душе состояние покоя, ощущение красоты окружающего мира. Вокруг нет ни машин, ни громадных зданий из стекла и бетона, ни вечно спешащих куда-то людей. Отдыхают глаза, тело, голова.
И так я шёл по лесной дороге, наслаждаясь дивными картинами. Неожиданно пошёл снег, да такой обильный, крупными хлопьями, что деревья, кустарники, трава, дорога стали белыми, подул холодный ветер. Я нашёл поваленное дерево, сел на него, надвинул на глаза капюшон и застыл, однако, краем глаза оглядывая всё вокруг. По дороге сплошной пеленой несся снег, гонимый ветром. Деревья, дорога, трава и кусты — всё покрылось белым снегом. Я быстро превратился в снеговика. Но внезапно ветер стих, снег прекратился, выглянуло солнце и снег растаял так же быстро, как и начался. Запахло талым снегом, как весной. Всё вокруг приобрело прежний вид. Вновь стало тепло.
Я встал и медленно пошёл по дороге, Тарзан шёл рядом. И вдруг я услышал чей-то жалобный протяжный крик со стороны болота, метрах в сорока от нас. Я остановился, снял ружьё и стал прислушиваться. Крик доносился то сильнее, то слабее. Временами он напоминал собой звуки, которые издают крупные птицы — журавли, аисты, когда они кружат над болотом. Я не мог понять, что это за крик. Осторожно, крадучись, пошёл на этот звук. Когда подошёл достаточно близко к болоту, то вдруг увидел, что кто-то копошится под стволом большого поваленного дерева. Кто это? Я сделал ещё пару шагов, как этот кто-то вдруг поднялся и опёрся передними лапами на бревно Это был молодой медведь-пестун. Он был очень красив: весь чёрный с белым треугольничком на груди. Его мордочка вытянулась, и он весь подался вперёд, напряженно вглядываясь мне в глаза. Это длилось всего несколько мгновений. Мой Тарзан тоже так и застыл в стойке — и вдруг сделал большой прыжок в сторону медведя. Медведь раздумывал доли секунды. Тарзан делает второй, третий прыжок и, когда оставалось расстояние ещё на один прыжок, медвежонок неожиданно совершает кульбит назад через спину и тут же, встав на задние лапы, прыгает на дерево. Но Тарзан уже в прыжке. Он летит, и я слышу, как его челюсти щёлкают, стремясь схватить медвежонка за хвост. Поздно! Медвежонок быстро лезет вверх по дереву, громко врезаясь когтями в ствол: хвать, хвать — это звуки его когтей, которые я слышу до сих пор. Через три-четыре метра он останавливается и смотрит вниз через правое плечо на своего преследователя — собаку, которая облаивает его снизу. Такую картинку я наблюдал недолго. И тут мне пришла в голову простая, но очень тревожная мысль: А где медведица? Она должна быть где-то рядом. Я огляделся, вокруг никого не было пока. Я знал, что она не прощает обид, нанесённых её детёнышу, и остановить её в эти минуты очень сложно. Что делать дальше? Брать медвежонка я не собирался — жаль нарушать эту идиллию жизни: собака, медвежонок на дереве, глядящий вниз, дремучий лес вокруг.
Полюбовавшись этой картиной, я стал тихо отходить от этого места, настороженно оглядываясь вокруг. Вышел на дорогу и пошёл дальше, туда, где дороги пересекались, метрах в пятидесяти от меня. Но когда я туда пришёл, вдруг почуял слабый запах — так пахнут только дикие звери. Что-то похожее иногда ты можешь почувствовать в зоопарке. Этот запах пришёл ко мне волной справа, с лёгким ветерком. После снегопада воздух был особенно чист, и я чётко почувствовал запах. Ветерок протягивал его к перекрёстку из чащи. Я осторожно, не поворачивая головы, скосил глаза вправо и увидел медведицу. Она стояла, совершенно неподвижно, недалеко от меня рядом с большой елью. Запомни, в минуты опасности ни в коем случае нельзя пугаться. Если испугаешься, всё — ты пропал на сто процентов. Она могла настигнуть меня одним прыжком и расправиться со мной. В ярости медведица страшна и непобедима. Поэтому я дал себе команду Не бойся! и тихонько пошёл от неё влево, тихо-тихо удаляясь и не позволяя себе ни оглянуться, ни побежать.
Дорога вышла из леса. И только пройдя ещё немного, я оглянулся и посмотрел назад на лес, из которого только что вышел. Лес в этом месте был еловый, а на выходе из него у дороги стояла необычного вида большая искривлённая сосна. Это было уже взрослое дерево. Когда-то ветер сломал дерево посередине, и в месте излома стали расти два ствола, и теперь оба эти ствола, как согнутые в локтях две руки, простирались к небу. Хвоя, похожая на тонкие пальцы, на фоне голубого неба завершала эту картину. Солнце высвечивало светло-коричневую сосну на фоне тёмного леса, и были в этой безмолвной картине и тревога, и радость, и сила жизни Она врезалась в память так же ярко, как и случай с медведями, который я только что описал.
Тропа теперь шла по высокому берегу реки между редкими кустарниками. Я прошёл по ней совсем немного, как случилось невероятное — в кустах запели соловьи. Известно, что соловьи поют весной, в мае-июне, а тут осенью, в сентябре! Да как запели: трели неслись из каждого куста и состояли из двадцати-тридцати колен. Я подошёл к одному кусту, вглядываясь в него. Птицы меня не боялись — лесные соловьи человека не боятся. Соловьи заливались чудесно, это, наверное, был их прощальный концерт перед отлётом в тёплые края. Я постоял на высоком берегу, а затем медленно пошёл к своей лодке Внизу текла река Нея, надо мной голубое бесконечное небо освещалось неярким осенним солнцем. На противоположном берегу рыбаки ловили рыбу на донку, тихо перекликаясь друг с другом. Тарзан всё это время не отходил от меня ни на шаг. Видно, не хотелось ему соревноваться в силе с медведицей. Я подошёл к лодке, столкнул её с берега в воду, оглянулся. Тарзан рельефно вырисовывался черной точеной фигурой на фоне осеннего синего неба на краю обрыва, потом вдруг стремглав бросился вниз по песчаному откосу и сходу прыгнул в лодку, тут же встал на нос её, устремив вперёд свой взгляд.
Этот день мне запомнился на всю жизнь, и, хотя уже прошло много-много лет, я помню каждую минуту этого дня. Чтобы не сломать увиденное и пережитое, я в тот же день уехал в город.

Виктор Грушко

В начале 20 века знаменитый Проскудин-Горский оставил множество фотографий, сделанных в разных частях России. И что бросается в глаза — что нет деревьев. Местность на фотографиях выглядит пустынной, безлесой.

Эту информацию я почерпнул благодаря sibved в его подборках про "Зарастающую Россию" год назад. С подачи автора подборки в комментариях развернулось обсуждение, что мол, действительно странно, что нет лесов. И строились догадки относительно того, куда же делись леса, которыми всегда славилась наша страна. Результаты обсуждений нередко сводилось к мысли, что был некий катаклизм, благодаря, которому смыло все.

Просто оставлю одну из фотографий Проскудина-Горского с проекцией на современность (работы по совмещению http://oldcolor.livejournal.com/),

которую я тоже подчерпнул у sibved

С. М. Прокудин-Горский. Деревушка около кожевенного завода на р. Исети. 1909 год и 106 лет спустя

Я оставлю свое мнение, опираясь на статистику производственных мощностей 1827 года, в которой описывается вся промышленность и торговля начала 19 века. Т.е. по сути это справочник . К ней я еще вернусь в следующих постах, т.к. в первую очередь я ее рассматривал в ключе гранитной обработки, которая была необходима для удивительных массовых гранитных работ С.-Петербурга в общем и Петровского Дока (дада, не дает мне покоя он) в частности.

Но а сейчас — куда же на самом деле девался реликтовый лес.

В начале описания про состояние леса, среди прочих губерний,  упоминается Киевская ГубернияПни огромных размеров, чуть ниже по тексту дается размеры — что значит огромные.

И ключевые моменты, которые так и обозначены в главе "Причины истребления лесов". Я вывалю их сразу, дабы вы получили удовольствие от сухой констатации фактов языком начала 19 века. Хочу отметить, что такого рода глава (про истощение и истребление) единственная среди прочих описания промышленности. Т.е. составитель справочника акцентировал материал про лес, т.к. ситуация с ним уже на начало 19 века была, по-видимому, катастрофическая.

Таким образом видим, что реликтовые леса в основе своем вырубили еще при Петре1 на нужды строительства сооружений, флота и прочее. Что к началу 19 века стались лишь пни 3 аршина в поперечнике, а это чуть более 2-х метров в диаметре! И рубились эти леса варварским, ковровым способом. Т.е. после вырубки не оставалось ничего, что способствовало здоровой регенерации леса. И поэтому лес с 18 века стал вырождаться чудовищными темпами.

То что осталось после Петра1 вырубалось под нужды многочисленных вино-водочных заводов (винокуренных), отопление крестьянских и барских домов, производство рогожи. Уточняется, что охраной леса занимались инвалиды или местные крестьяне, которые по факту ничего не делали для сохранения лесов (как сейчас лесная охрана — вроде она есть, но никто ее не видел). Длительно продолжающаяся продажа производственниками площадей леса, которую тоже рубили под "0". Ничего не напоминает ситуация? — прям как у нас сейчас. Также пожары губили лес — вот кстати у нас в 2015 году горело все забайкалье, и конечно все понимают, что скорее там было в том числе гигантское воровство леса, которое списал бы пожар. Думается, что в 18-19 веках было все тоже самое — воровство и покрывательство.

Очень важное примечание что на одного крестьянина только на обувь в год требуется 400 молодых 3-х летних липовых стволов! А семьи то были по 15-20 человек. Т.е. на семью требовалось более 6000 деревьев в год! Это обалдеть как много, для меня это открытие.

Т.е.

Реликтовый лес

другими словами, строевой и промышленный реликтовый лес срубили под ноль, на нужды промышленности и для отправки за рубеж (в Европе тоже мало леса к тому моменту осталось). Причем вырубка варварская, безконтрольная и при полном отсутствии посадок саженцев. Крестьяне же молодые деревья пускали на отопление, одежду и обувь. Тем самым препятствуя еще больше скорости регенерации лесов. С чего расти лесу, когда старое срубили, а молодняк косят тоже?

А это начало 19 века, т.е. до первого энергетического переворота (угольные шахты и отопление каменным углем) еще ой как долго. Т.е. по сути, катастрофическая вырубка лесов продолжалась вплоть до того времени, как приехал товарищ Проскудин-Горский и стал фотографировать. Ну и конено он сфотографировал выжженную, безлесую, вытоптанную землю. Ибо как известно, без леса почва стремительно подвергается эрозии независимо от пахотных и прочих работ, наличия скота и т.п. и т.д.

Поэтому и нет у нас 200 летних лесов. Есть отдельные дубы, которые в основном находятся на территориях бывших усадеб. К примеру тоже Коломенское, да и вокруг Питера много таких дубов в усадьбах. Они сохранились по причине того, что это дома господ, а ктож будет рубить свое имущество.

В этом ключе неудивительно видеть фотографии начала 20 века из США, как там рубят реликтовый лесНаши деятели такой лес сгубили еще при Петре1, а тогда фотографии еще не существовало.

С тех пор сменилось несколько энергетических эпох и в наше время лес используется не так широко как раньше. И посему за 20 век леса таки выросли. Но выглядят они мусорными изза прерывания генофонда леса веками раньше.

Кстати, нынешние вырубки выглядят не такими уж и громадными, если осознавать какие объемы губились 200-300 лет назад. Но это конечно не оправдание. И все же — охрана лесов хоть как-то да работает, хотя б на уровне контроля пожаров.

Поэтому, как я вижу. Нет ничего удивительного в том, что леса пожрал хомяк. У каждого происшествия есть своя фамилия имя и отчество. А в нашем случае — просто тотальное уничтожение ресурса руками человека. Сейчас так поступают с нефтяными скважинами.

Т.е. если б нефть росла на земле, то сейчас мы б созерцали просто опустошенные просторы. Ведь Россия сколько десятков лет сидит на нефтяной игле? Ну а на деревянной игле сидела вообще столетия!

Социальные кнопки для Joomla

В начале 20 века знаменитый Проскудин-Горский оставил множество фотографий, сделанных в разных частях России. И что бросается в глаза — что нет деревьев. Местность на фотографиях выглядит пустынной, безлесой.

Эту информацию я почерпнул благодаря sibved в его подборках про "Зарастающую Россию" год назад. С подачи автора подборки в комментариях развернулось обсуждение, что мол, действительно странно, что нет лесов. И строились догадки относительно того, куда же делись леса, которыми всегда славилась наша страна. Результаты обсуждений нередко сводилось к мысли, что был некий катаклизм, благодаря, которому смыло все.

Просто оставлю одну из фотографий Проскудина-Горского с проекцией на современность (работы по совмещению http://oldcolor.livejournal.com/),

которую я тоже подчерпнул у sibved

С. М. Прокудин-Горский. Деревушка около кожевенного завода на р. Исети. 1909 год и 106 лет спустя

Я оставлю свое мнение, опираясь на статистику производственных мощностей 1827 года, в которой описывается вся промышленность и торговля начала 19 века. Т.е. по сути это справочник . К ней я еще вернусь в следующих постах, т.к. в первую очередь я ее рассматривал в ключе гранитной обработки, которая была необходима для удивительных массовых гранитных работ С.-Петербурга в общем и Петровского Дока (дада, не дает мне покоя он) в частности.

Но а сейчас — куда же на самом деле девался реликтовый лес.

В начале описания про состояние леса, среди прочих губерний,  упоминается Киевская ГубернияПни огромных размеров, чуть ниже по тексту дается размеры — что значит огромные.

И ключевые моменты, которые так и обозначены в главе "Причины истребления лесов". Я вывалю их сразу, дабы вы получили удовольствие от сухой констатации фактов языком начала 19 века. Хочу отметить, что такого рода глава (про истощение и истребление) единственная среди прочих описания промышленности. Т.е. составитель справочника акцентировал материал про лес, т.к. ситуация с ним уже на начало 19 века была, по-видимому, катастрофическая.

Таким образом видим, что реликтовые леса в основе своем вырубили еще при Петре1 на нужды строительства сооружений, флота и прочее. Что к началу 19 века стались лишь пни 3 аршина в поперечнике, а это чуть более 2-х метров в диаметре! И рубились эти леса варварским, ковровым способом. Т.е. после вырубки не оставалось ничего, что способствовало здоровой регенерации леса.

Проклятие реликтового леса

И поэтому лес с 18 века стал вырождаться чудовищными темпами.

То что осталось после Петра1 вырубалось под нужды многочисленных вино-водочных заводов (винокуренных), отопление крестьянских и барских домов, производство рогожи. Уточняется, что охраной леса занимались инвалиды или местные крестьяне, которые по факту ничего не делали для сохранения лесов (как сейчас лесная охрана — вроде она есть, но никто ее не видел). Длительно продолжающаяся продажа производственниками площадей леса, которую тоже рубили под "0". Ничего не напоминает ситуация? — прям как у нас сейчас. Также пожары губили лес — вот кстати у нас в 2015 году горело все забайкалье, и конечно все понимают, что скорее там было в том числе гигантское воровство леса, которое списал бы пожар. Думается, что в 18-19 веках было все тоже самое — воровство и покрывательство.

Очень важное примечание что на одного крестьянина только на обувь в год требуется 400 молодых 3-х летних липовых стволов! А семьи то были по 15-20 человек. Т.е. на семью требовалось более 6000 деревьев в год! Это обалдеть как много, для меня это открытие.

Т.е. другими словами, строевой и промышленный реликтовый лес срубили под ноль, на нужды промышленности и для отправки за рубеж (в Европе тоже мало леса к тому моменту осталось). Причем вырубка варварская, безконтрольная и при полном отсутствии посадок саженцев. Крестьяне же молодые деревья пускали на отопление, одежду и обувь. Тем самым препятствуя еще больше скорости регенерации лесов. С чего расти лесу, когда старое срубили, а молодняк косят тоже?

А это начало 19 века, т.е. до первого энергетического переворота (угольные шахты и отопление каменным углем) еще ой как долго. Т.е. по сути, катастрофическая вырубка лесов продолжалась вплоть до того времени, как приехал товарищ Проскудин-Горский и стал фотографировать. Ну и конено он сфотографировал выжженную, безлесую, вытоптанную землю. Ибо как известно, без леса почва стремительно подвергается эрозии независимо от пахотных и прочих работ, наличия скота и т.п. и т.д.

Поэтому и нет у нас 200 летних лесов. Есть отдельные дубы, которые в основном находятся на территориях бывших усадеб.

К примеру тоже Коломенское, да и вокруг Питера много таких дубов в усадьбах. Они сохранились по причине того, что это дома господ, а ктож будет рубить свое имущество.

В этом ключе неудивительно видеть фотографии начала 20 века из США, как там рубят реликтовый лесНаши деятели такой лес сгубили еще при Петре1, а тогда фотографии еще не существовало.

С тех пор сменилось несколько энергетических эпох и в наше время лес используется не так широко как раньше. И посему за 20 век леса таки выросли. Но выглядят они мусорными изза прерывания генофонда леса веками раньше.

Кстати, нынешние вырубки выглядят не такими уж и громадными, если осознавать какие объемы губились 200-300 лет назад. Но это конечно не оправдание. И все же — охрана лесов хоть как-то да работает, хотя б на уровне контроля пожаров.

Поэтому, как я вижу. Нет ничего удивительного в том, что леса пожрал хомяк. У каждого происшествия есть своя фамилия имя и отчество. А в нашем случае — просто тотальное уничтожение ресурса руками человека. Сейчас так поступают с нефтяными скважинами.

Т.е. если б нефть росла на земле, то сейчас мы б созерцали просто опустошенные просторы. Ведь Россия сколько десятков лет сидит на нефтяной игле? Ну а на деревянной игле сидела вообще столетия!

Социальные кнопки для Joomla

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *