ПРАКСИТЕЛЬ ГЕРМЕС С ДИОНИСОМ

Содержание

С наибольшей полнотой мастерство Праксителя раскрылось в его «Отдыхающем Гермесе с младенцем Дионисом» и «Афродите Книдской».

Гермес изображен остановившимся во время пути. Он непринужденно опирается на ствол дерева. В несохранившейся кисти правой руки Гермес, повидимому, держал гроздь винограда, к которой и тянется младенец Дионис (пропорции его, как то было обычным в изображениях детей в классическом искусстве, не детские). Художественное совершенство этой статуи заключено в поразительной по своему реализму жизненной силе образа, в том выражении глубокой и тонкой одухотворенности, какое сумел придать прекрасному лицу Гермеса скульптор.

Способность мрамора создавать мягкую мерцающую игру света и тени, передавать тончайшие фактурные нюансы и все оттенки в движении формы была впервые с таким мастерством разработана именно Праксителем. Блестяще используя художественные возможности материала, подчиняя их задаче предельно жизненного, одухотворенного раскрытия красоты образа человека, Пракситель передает и все благородство движения сильной и изящной фигуры Гермеса, эластичную гибкость мускулов, теплоту и упругую мягкость тела, живописную игру теней в его кудрявых волосах, глубину его задумчивого взгляда.

В «Афродите Книдской» Пракситель изобразил прекрасную обнаженную женщину, снявшую одежду и готовую вступить в воду. Ломкие тяжелые складки сброшенной одежды резкой игрой света и тени подчеркивают стройные формы тела, его спокойное и плавное движение. Хотя статуя предназначалась для культовых целей, в ней нет ничего божественного — это именно прекрасная земная женщина. Обнаженное женское тело, хотя и редко, привлекало внимание скульпторов уже высокой классики («Девушка флейтистка» из трона Людовизи, «Раненая Ниобида» Музея Терм и др.), но впервые изображалась обнаженная богиня, впервые в культовой по своему назначению статуе образ носил столь свободный от какой-либо торжественности и величественности характер. Появление такой статуи было возможно лишь потому, что старые мифологические представления окончательно потеряли свое значение, и потому, что для грека 4 в. до н.э. эстетическая ценность и жизненная выразительность произведения искусства стала представляться более важной, чем его соответствие требованиям и традициям культа. Историю создания этой статуи римский ученый Плиний излагает следующим образом:

209 6.

Пракситель. Голова Афродиты Книдской (Афродита Кауфмана). До 360 г. до н. э. Мраморная римская копия с утраченного оригинала. Берлин. Собр. Кауфмана.

Значение искусства Праксителя заключалось также и в том, что некоторые его работы на мифологические темы переводили традиционные образы в сферу обыденной повседневной жизни. Статуя «Аполлона Сауроктона» представляет собой, по существу, лишь греческого мальчика, упражняющегося в ловкости: он стремится пронзить стрелой бегущую ящерицу. В изяществе этого стройного молодого тела нет ничего божественного, и самый миф подвергся такому неожиданно жанрово-лирическому переосмыслению, что в нем ничего не осталось от прежнего традиционного греческого образа Аполлона.


208 а. Пракситель. Аполлон Сауроктон. Третья четверть 4 в. до н. э. Мраморная римская копия с утраченного оригинала. Рим. Ватикан.

ЛЕОХАР

Леохар, афинянин по происхождению, стал придворным художником Александра Македонского. Именно он создал ряд хрисоэлефантинных статуй царей Македонской династии для Филиппейона. Холодный и пышный классицизирующий, то есть внешне подражающий классическим формам, стиль произведений Леохара удовлетворял потребностям складывающейся монархии Александра.


218. Леохар. Аполлон Бельведерский. Около 340 г. до н.

Пракситель. Гермес с Дионисом

э. Мраморная римская копия с утраченного бронзового оригинала. Рим. Ватикан.

Самой значительной среди работ Леохара была статуя Аполлона — знаменитый «Аполлон Бельведерский»( «Аполлон Бельведерский» — название дошедшей до нас римской мраморной копии с бронзового оригинала Леохара, помещавшейся одно время в ватиканском Бельведере (открытой лоджии)).

В течение нескольких веков «Аполлон Бельведерский» представлялся воплощением лучших качеств греческого классического искусства. Однако ставшие широко известными в 19 в. произведения подлинной классики, в частности скульптуры Парфенона, сделали ясной всю относительность эстетической ценности «Аполлона Бельведерского». Безусловно, в этом произведении Леохар показал себя как художник, виртуозно владеющий техникой своего мастерства, и как тонкий знаток анатомии. Однако образ Аполлона скорее внешне эффектен, чем внутренне значителен. Пышность прически, надменный поворот головы, известная театральность жеста глубоко чужды подлинным традициям классики.

К кругу Леохара близка и знаменитая статуя «Артемиды Версальской», полная холодного, несколько надменного величия.


219. Круг Леохара. Артемида Версальская. Третья четверть 4 в. до н. э. Мраморная римская копия с утраченного оригинала. Париж. Лувр.

ЛИСИПП

Величайшим художником реалистического направления этого времени был Лисипп. Естественно, что реализм Лисиппа существенно отличался как от принципов реализма высокой классики, так и от искусства его непосредственных предшественников — Скопаса и Праксителя. Однако следует подчеркнуть, что Лисипп был очень тесно связан с традициями искусства Праксителя и особенно Скопаса. В искусстве Лисиппа — последнего великого мастера поздней классики,— так же как и в творчестве его предшественников, решалась задача раскрытия внутреннего мира человеческих переживаний и известной индивидуализации образа человека. Вместе с тем Лисипп внес новые оттенки в решение этих художественных проблем, а главное, он перестал рассматривать создание образа совершенного прекрасного человека как основную задачу искусства.

Для Лисиппа было также характерно расширение традиционных жанровых рамок классической скульптуры. Он создал много огромных монументальных статуй, предназначенных для украшения больших площадей и занимавших свое самостоятельное место в городском ансамбле. Наибольшей известностью пользовалась грандиозная, в 20 м высотой, бронзовая статуя Зевса, предваряющая появление колоссальных статуй, типичных для искусства 3 — 2 вв. до н.э. Создание такой огромной бронзовой статуи было обусловлено не только стремлением искусства того времени к сверхъестественной грандиозности и мощи своих образов, но и ростом инженерных и математических знаний.

215. Лисипп. Апоксиомен. Третья четверть 4 в. до н. э. Мраморная римская копия с утраченного бронзового оригинала. Рим. Ватикан.

Особенно ярко понимание Лисиппом образа человека воплотилось в его знаменитой в древности бронзовой статуе «Апоксиомен». Лисипп изобразил юношу, который скребком счищает с себя песок арены, приставший к его телу во время спортивного состязания. В этой статуе художник очень: выразительно передал то состояние усталости, которое охватило юношу после пережитого им напряжения борьбы. Подобная трактовка образа атлета говорит о том, что художник решительно порывает с традициями искусства греческой классики, для которой было характерно стремление показать героя или в пре-дельном напряжении всех его сил, как, например, в работах Скопаса, или мужественным и сильным, готовым к совершению подвига, как, например, в «Дорифоре» Поликлета. У Лисиппа же его Апоксиомен лишен всякой героичности. Но зато такая трактовка образа дает Лисиппу возможность вызвать у зрителя более непосредственное впечатление жизни, придать образу Апоксиомена предельную убедительность, показать не героя, а именно только молодого атлета.

В Апоксиомене Лисипп хочет показать не внутренний покой и устойчивое равновесие, а сложную и противоречивую смену оттенков настроения. Уже сюжетный мотив, как бы напоминающий о той борьбе, которую юноша только что пережил на арене, дает зрителю возможность представить себе и то страстное напряжение всех физических и духовных сил, которое выдержало это стройное молодое тело.

Сложные раккурсы и повороты фигуры влекут зрителя к поискам все новых и новых точек зрения, в которых раскрываются все новые выразительные оттенки в движении фигуры. В этой особенности заключается глубокое своеобразие лисип-повского понимания возможностей языка скульптуры. В Апоксиомене каждая точка Зрения существенно важна для восприятия образа и вносит в это восприятие нечто принципиально новое. Так, например, впечатление стремительной энергии фигуры при взгляде на нее спереди при обходе статуи постепенно сменяется ощущением усталости. И, лишь сопоставляя чередующиеся во времени впечатления, зритель получает законченное представление о сложном и противоречивом характере образа Апоксиомена. Этот метод обхода скульптурного произведения, развитый Лисиппом, обогатил художественный язык скульптуры.
217 6. Лисипп. Геракл со львом. Вторая половина 4 в. до н. э. Уменьшенная мраморная копия римского времени с утраченного бронзового оригинала. Ленинград. Эрмитаж.

Искусство второй половины 4 в. до н.э. завершило собой длительный и славный путь развития греческой классики.

Классическое искусство впервые в истории человечества поставило своей целью правдивое раскрытие этической и эстетической ценности человеческой личности и человеческого коллектива. Искусство классики в своих лучших проявлениях впервые в истории классового общества выразило идеалы демократии.

Художественная культура классики сохраняет и для нас вечную, непреходящую ценность, как одна из абсолютных вершин в художественном развитии человечества. В произведениях классического искусства впервые нашел свое совершенное художественное выражение идеал гармонически развитого человека, были правдиво раскрыты красота и доблесть физически и нравственно прекрасного человека.

Дата добавления: 2016-12-27; просмотров: 821;

Похожие статьи:

Варварская галерея /Древнегреческая и эллинистическая скульптура

Алфавитный индекс всех художников: А, Б, В, Г, Д, Е, Ё, Ж, З, И, Й, К, Л, М, Н, О, П, Р, С, Т, У, Ф, Х, Ц, Ч, Ш, Щ, Ы, Э, Ю, Я.

Пракситель. Гермес, дразнящий Диониса гроздью винограда. Статуя из Олимпии. Около 340 года до н.э.

"Антиподом Скопаса был афинянин Пракситель, тоже сын скульптора — Кефисодота Старшего, автора Эйрены с Плутосом. Расцвет творчества его, рождённого ок. 395-390 гг. до н.э., согласно Плинию, приходится на 104-ю Олимпиаду (364-361 гг. до н.э.). Праксителя высоко ценили в древности и приписывали ему статуи многих других мастеров. Работавший, как и Скопас, по преимуществу в мраморе, Пракситель был более традиционен в решении постановки фигур и более революционен в трактовке поверхности мрамора. У него параллельно развивались две темы — мужского и женского образа, и это отличает мастера от многих его предшественников и современников.

Мужские фигуры Праксителя известны по римским копиям, и только одна из них дошла в оригинале. Это Гермес с младенцем Дионисом, ок. 340 г. до н.э., хранящийся в Олимпии. Пракситель одним из первых стал работать с натурщиками — натурщицей служила и знаменитая возлюбленная Праксителя афинская гетера Фрина, состояние которой позволяло ей посвящать богам даже свои золотые статуи (Павсаний упоминает такую статую в Дельфах). Медики считают, что и для Гермеса позировал натурщик, поскольку в статуе заметна определённая патология печени. Явление показательно для общего движения эллинского ума в IV в. до н.э. к конкретике, натуре и даже натурализму. Однако Праксителя это касается мало — он крайне далёк от прямого отражения действительности, о чём говорят и свидетельства древних. Поздние статуи мастера специально тонировались воском и тонко, нежно подцвечивались известным живописцем Никием. Согласно анекдоту Пракситель, когда его спросили, какие бы статуи он вынес из мастерской первыми в случае пожара, ответил: конечно те, которые расписал Никий.

Группа Гермеса с Дионисом, в которой современники могли видеть метафору объединения Аркадии с Элидой, показывает, что Пракситель, хотя и сделал настоящую круглую скульптуру, ориентировался в основном на фасадное, плоскостное восприятие, и это отнюдь не значит, что как ваятель он был ниже Поликлета или Скопаса, делавших фигуры, рассчитанные на всесторонний обход. У Праксителя была другая задача — показать гармонию человека и мира, неуловимую нежность их взаимоотношений. Его образы всегда статические, они предстают в состоянии расслабленной неги, часто с древесными опорами. Такая опора есть и у Гермеса, хотя она закамуфлирована наброшенным на неё плащом, спадающим вниз крупными тяжёлыми складками; их мягкая ткань оттеняет сияющее тело бога и младенца Диониса.

Гермес стоит, опираясь на столп левой рукой, так что тело его делает сильный изгиб в бёдрах и торс наклонен; отчасти создаётся дисбаланс подвижной верхней части тела и неподвижных ног. Иконография близка Кефисодотовой Эйрине: взрослый держит на руках младенца. Но вместо тяжёлой мощи и материальной грузности, царившей у старшего ваятеля, его сын представил лёгкого, даже изящного, несмотря на атлетические формы, бога с грациозными движениями. Вероятно, в правой руке Гермес держал на весу виноградную кисть, к которой тянулся мальчик; аналогичный мотив присутствует в другой фигуре Праксителя, Сатир, наливающий вино. Вещь, обыгранная в качестве сюжетной завязки, выступает на передний план, она затеняет собой — фигурально и символически — голову бога, в её ягодах дробился свет, который бросал прозрачные тени на лик Гермеса.

Пракситель разрешил задачу, которую Кефисодот понимал ещё достаточно формально. Гермес связан с Дионисом не только физически, но и духовными узами: ребёнок тянется к кисти, а Гермес наблюдает за ним, глядя с нежной заботой. Лицо бога близко к идеалу высокой классики, но Пракситель модифицирует принятый тип. Овалоидную форму он сохраняет только в целом, надвигая на лоб шапку волос и скругляя все формы, так что впечатление угловатости исчезает, а вместо неё появляется ощущение чего-то живого и цельного, в котором, как у Скопаса, все черты расплавляются в некоем тигле и выходят из него уже совсем в ином качестве — чуть смятыми, чуть приглушёнными , где-то размытыми, где-то пластически подчёркнутыми. Лица Праксителевых богов — это благородные лица изнеженных греческих аристократов, светской элиты, "золотой молодёжи". Им не нужно страдать и бороться — они чувствуют себя в этом мире уютно. Душевная ясность и невозмутимый покой ощущаются в их обнажённой красоте, удлиненных пропорциях, элегантности облика.

Пракситель устанавливает новые отношения фигур со средой. Тело как будто начинает подвергаться внешним воздействиям и само реагирует на эти импульсы. Собствено, так было и у Скопаса, но у паросца внешний мир стремился разрушить органическую форму (хотя менялась больше структура, чем поверхность).

7 самых больших пенисов у античных скульптур

У Праксителя среда предстаёт знойным полднем; ослепительный жар южного солнца вызывает брожение воздуха, учащённое движение атмосферных частиц, образующих вокруг каждого живого существа некое неуловимое марево. Боги Праксителя погружены в него, в этот тающий, плавящий формы свет. Гермес на пути в Ниссу (или к Силену, или куда-то ещё — в райскую неведомую страну, где живут воспитатели божественных младенцев) остановился, чтобы отдохнуть в тени ; тень для него зрительно создавала виноградная кисть: она выступала иллюзией зонтика, намекая на виноградный сад, в котором очутился спутник виноградного бога-младенца. Всё плавится в этой истоме, всё исполнено жара и окутано тёплыми волнами воздуха. Черты лица Гермеса тоже сплавлены, и глаза, как у героев Скопаса, затенены, но сама форма глаз не искажается — они только становятся уже, глубже и с более уплощённым глазным яблоком; грани бровей приэтом стираются, становятся мягко очерченными дугами.

Тело, излучающее свет, само плавится от света и, кроме того, преобразует этот свет в цвет. Гермес своей гладкой полированной поверхностью, тонировкой и бывшей раскраской словно собирает в себе, как в магическом кристалле, все краски мира, всё их волшебство, чтобы затем снова их отдать, но уже в виде иллюзорного идеального образа. Особую красоту придаёт Гермесу причёска, трактованная лёгкими кудрявыми прядями, очень рельефными, но не регулярными, прорезанными глубокими желобками. В них неровно дробится солнечный свет, создавая "шершавый" рельеф, оттеняющий белизну тела и лица с тающим взглядом. Праксителю удалось показать не только благотворное действие космоса на его бога, но и таковое же действие бога на окружающий мир: истечение из тела божественной энергии, её способность превращать аккумулированный свет в жизнь и любовь.

Таким образом, мужская фигура Праксителя воплотила в себе свет и тень космоса; оба эти начала, слившись в гармоническом союзе, предстали как нечто прекрасное и вечное, как сам бессмертный солнечный свет, не способный рождаться без тени; так новорожденного Диониса-солнце спасала от гибели тень плюща, росшего во дворце Кадма. Вот почему в натуральной тени фигуры Праксителя гаснут — тень на свету "запрограммирована" самой сущностью таких светящихся статуй. Тот факт, что фигура была увидена Павсанием в храме Геры в Олимпии, в его интерьере, не исключает её изначальной предназначенности для постановки в природе , хотя бы в такой окультуренной городской среде, которая окружала Афродиту на Книде.

<…>

Итак, Пракситель дал новый тип обнажённой мужской фигуры и две формы женской — обнажённую и облачённую. Характерно, что в его искусстве, каким оно нам известно по олимпийской группе и римским копиям, опорами снабжаются, как правило, только изваяния мужчин. А поскольку опора, введённая ещё в V в. до н.э. Поликлетом, — важный элемент пластического образа, посмотрим, как она осмыслялась в его фигурах. Древесные опоры, наряду со скипетрами, жезлами и посохами, — всё тот же образ богини-матери, вступающей с сыном в ритуальный союз. Амазонка Поликлета опиралась на пилон, потому что она была раненой, не могла стоять на ногах; её опора скорее восстанавливала амазонский же образ андрогина, типа ксоанов Афины. Теперь этот знак "первомира", бывший ранее вторичным, дополнительным атрибутом, становится равноправным участником действа и возвращает себе исходную семантику дерева. Кривоватая, живая форма подчёркивает своим присутствием совершенство человеческого тела, а иная фактура — шершавость, мягкость наброшенных драпировок или, напротив, заглаженность — оттеняет светоносные качества кожи и пушистость волос.

Союз с деревом для персонажей Праксителя — это связь с аниконическим образом богини. Она выступает опорой своему хрупкому, изнеженно-томному партнёру. Необходимость во внешней опоре говорит о потере мужским образом действенной, самостоятельной силы. Он вновь феминизируется и из категории отца переходит в категорию сына. "Мировое древо" незримо, исподволь восстанавливает свой статус, а с ним потихоньку восстанавливается и былая "геральдическая формула".

Многие статуи Праксителя с опорами заставляют их домысливать как группы: связь двоих, опора с человеком, требуют дополнения в виде третьего, симметричного звена; так, по другую сторону опоры прозревается незримый геральдический близнец. Зеркальный образ, тайное отражение видимой фигуры особенно напрашивается в Отдыхающем сатире. Левый контур тела, сливающийся с очертанием древесного ствола, вертикален, и по другую сторону опоры воображение достраивает его тень-подобие. Видимое материальное и невидимое идеальное тела, однако, имеют нетрадиционный смысл; отсутствующий "геральдический близнец" теперь не связан с духом, он — исчезнувший реальный образ, материальное, земное тело. А статуарная фигура, напротив, представляет идеальный образ. Творения Праксителя словно отринули тяжёлый вещественный облик: они, выпав из драматического цикла превращений, достигли абсолюта. В их мире время не течёт, пространство остаётся неподвижным. Это прозрачный и светлый мир иного бытия, метафизической красоты."

Акимова Л.И. Искусство Древней Греции: Классика. — СПб.: Азбука-классика, 2007. Том II, Стр. 339-347.

Вверх.

На главную страницу.

АРТ–ГАЛЕРЕЯ

Елена КНЯЗЕВА

Пракситель. Афродита Книдская

ПРАКСИТЕЛЬ
АФРОДИТА КНИДСКАЯ
(АФРОДИТА БРАСКИ)

Римская копия
I в. до н.э. Глиптотека,
Мюнхен

Одно из самых прославленных произведений в античной скульптуре – Афродита Книдская , первая древнегреческая скульптура (высота – 2 м), изображающая обнаженную женщину перед купанием. По легенде каждодневные ванны возвращали Афродите девственность.

Плиний писал, что многие люди специально отправлялись на остров Книд, к берегам Малой Азии, чтобы увидеть знаменитую Афродиту, которая стояла в открытом круглом храме. Время не сохранило оригинала этой статуи, зато известно имя земной женщины, послужившей скульптору моделью. Пракситель создал богиню любви и красоты как олицетворение земной женственности, вдохновляясь образом своей возлюбленной – красавицы Фрины. Действительно, лицо Афродиты хотя и создано по канону, с мечтательным взглядом томных затененных глаз, несет оттенок индивидуальности, указывающей на конкретный оригинал. Создав почти портретный образ, Пракситель заглянул в будущее.

Сохранилась романтическая легенда об отношениях Праксителя и Фрины. Рассказывают, что Фрина просила Праксителя подарить ей в знак любви его лучшее произведение. Он согласился, но отказался сказать, какую из статуй считает лучшей.

Пракситель. Афродита Книдская

Тогда Фрина приказала слуге сообщить Праксителю о пожаре в мастерской. Испуганный мастер воскликнул: «Если пламя уничтожило и Эрота, и Сатира, то все погибло!» Так Фрина узнала, какую работу она может просить у Праксителя.

Скульптурная группа «Гермес с младенцем Дионисом» считается подлинным произведением Праксителя. Она, чудом сохранившаяся почти целиком, была найдена лежащей на полу во время раскопок храма Геры в Олимпии. Согласно мифу, Гермес, посланник богов Олимпа, должен был отнести маленького Диониса и передать на воспитание нимфам. Скульптор представил Гермеса в момент, когда, остановившись в пути, он, набросив плащ на высокий пень и опираясь на него, развлекал младенца, играя гроздью винограда. (Рука Гермеса не была найдена, но, судя по изображению на фреске из Помпей, Гермес держал именно виноград.)

Гермес с младенцем Дионисом. IV в. до н.э. Музей, Олимпия

Скульптура «Гермес с младенцем Дионисом» характерна для периода поздней классики. Она олицетворяет не физическую мощь, как было принято раньше, а красоту и гармонию, сдержанное и лиричное человеческое общение. Изображение чувств, внутренней жизни персонажей – новое явление в античном искусстве, не свойственное высокой классике. Мужественность Гермеса подчеркнута младенческим обликом Диониса. Изогнутые линии фигуры Гермеса грациозны. Его сильное и развитое тело лишено атлетизма, свойственного работам Поликлета. Выражение лица хотя и лишено индивидуальных черт, но мягкое и задумчивое. Волосы были раскрашены и схвачены серебряной повязкой.

Пракситель достиг ощущения теплоты тела тонкой моделировкой поверхности мрамора и с большим мастерством передал в камне ткань плаща Гермеса и одежды Диониса.

Пракситель-художник образа

Пракситель жил в V веке до н.э. в Афинах, где, по всей вероятности и родился. Он был сыном скульптора Кефисопота и отцом двух сыновей Кефисадота и Тимарха, которые тоже были скульпторами.
Павсаний сообщает, что время расцвета творчества Праксителя приходится на время около 340 года до н.э. К середине четвёртого века до н.э. относится и его связь с гетерой Фриной, которая много раз позировала для его работ. Связь Праксителя с Фриной, а также поездка в малую Азию были по видимому, ключевыми событиями в его жизни, поскольку связаны непосредственно и решительным образом с его художественным творчеством.

Статуя Гермеса работы Праксителя

Не исключено, что Фрина была натурщицей для статуй Афродиты.

Творчество Праксителя

Хотя Пракитель известен более своими работами в мраморе, однако с не меньшим успехом он работали в бронзе. Искусству ваяния во мраморе и литью бронзовых статуй, Пракситель научился у своего отца. При раскраске мрамора он сотрудничал с художником Никием.
Число работ Праксителя, упоминаемое в античных и средневекaных источниках, весьма высоко — около семидесяти. Однако признаны из них с той или иной степенью уверенности только немногие. Оригиналами считаются статуя Гермеса с младенцем Дионисом из Олимпии, найденная в мае 1877 года при раскопках Олимпии, рельефные плиты статуй аполлоновой троицы из Мантинеи и бронзовая статуя эфеба, найденная в море близ Марафона.


Все другие произведения Праксителя дошли до нас в копиях и были признаны, как работы Праксителя на основании главным образом манеры исполнения. Многие произведения Праксителя изображают нимф, менад, кариатид, а другие являются аллегориями, однако большинство-изображения богов. Наиболее значительными произведениями Праксителя являются скульптурная группа Лето, Аполлона и Артемиды в Мантинее, Аполлон Савроктон, Афродита Книдская (Книд — полуостров в малой Азии, Отдыхающий Сатир, Эрот в Феспиях и др.


Пракситель работал во многих городах Греции и Малой Азии, поэтому его произведения оказались разбросаны по всему греческому миру, где вызывали у современников такое сильное восхищение, что иногда оно кажется преувеличенным. Античные писатели превозносят мастерство Праксителя и ставят его рядом с Фидием и Поликлетом, восхищаются тем, как скульптор изображает красоту человеческого тела. Особенно женскую красоту, поэтому праксителевских статуй Афродины и было так много.
Эститический идеал Праксителя юная красота, далекая от всякой порывистой страсти. Праксителя интересовало больше изображение отдельных образов,а не большие композиции. Отрешившись от величественных и впечатляюших традиций фидиевского искусства и «хиазма» Поликлета. Пракситель избегает подчеркивания мышц тела и вводит в греческую скульптуру изображение богов нежным телом, впервые полностью обнажяет Афродиту, изображает Эрота и сатиров как прекрасных меланхолических и мечтательных юношей. Лица Праксителя почти уникальны в греческой скульптуре благодаря отличающим их нежности, мягкости и спокойствия.

Классическую позу атлетического тела, заменяет теперь очень естественная поза тела, которое беззаботно опирается о какой- нибудь предмет, обычно о ствол дерева, подчёркнуто изогнувшись в талии таким образом, что вертикальная ось тела образует в итоге линию «S».
Таким образом, Пракситель становится создателем изящного художественного стиля, который способен выразить не только совершенство человеческого тела, но также чувство и душевный склад изображённого человека.
Влияние Праксителя на последующих скульпторов было огромно.

Пракситель

Изготовление памятников в городе Киров

Изготовление памятников в Кирове по приемлемой цене

Наша компания уже много лет специализируется на изготовлении памятников в Кирове как по готовым образцам, так и по желанию клиента. Цена работы во многом определяется сложностью заказа.

Для наших специалистов продажа памятников в Кировской области лишь часть профессиональной деятельности — основное внимание уделяется качеству выполнения заказа, обеспечению его максимального соответствия пожеланиям клиента.

Почему стоит сделать заказ именно в ритуальном салоне «Гермес»?

Мы предлагаем памятники из гранита в Кирове в различных вариантах исполнения:

  • Фигурные. В каталоге есть сотни моделей на выбор.
  • Семейные.

    Гермес с младенцем Дионисом.

    Представлены в стандартных и экономвариантах.

  • Элитные. Имеют сложное дизайнерское оформление.

В зависимости от предпочтений в нашей компании вы можете заказать памятник в городе Киров, который будет изготовлен в чёрном цвете, сером, красном, голубом или комбинированном. Мы также изготавливаем мраморные памятники в Кирове: одинарные и семейные.

СКИДКИ ВСЕМ

Благоустройство захоронений в Кирове

Одним из профессиональных направлений деятельности нашего ритуального салона является благоустройство захоронений в Кирове. Мы изготавливаем и устанавливаем оградки, металлические кресты, столы и скамейки.

Купить памятники в городе Киров

Таким образом, в нашей компании вы можете купить памятники в городе Киров и сразу заказать услуги по благоустройству захоронений. При комплексном решении вопроса вы экономите не только время, но и деньги, а также получаете гармонично оформленное место захоронения, поскольку все работы выполняет одна компания. В зависимости от выделенного бюджета и личных предпочтений наши специалисты предложат соответствующие варианты и помогут с выбором подходящего из них.

Клиенты выбирают нас потому что:

  • Мы изготавливаем памятники под ключ с транспортировкой к месту и установкой.
  • Используем в работе качественные и проверенные материалы.
  • Предлагаем огромный ассортимент памятников.
  • Приступаем к изготовлению мемориала безотлагательно, с точным соблюдением оговоренных сроков.

У нас вы также можете купить дешевый памятник, приобретённый по акции — на сайте указаны актуальные цены на такие изделия. Мы предлагаем действительно качественные гранитные памятники: из каталога с фото наш специалист предложит ознакомиться с возможными вариантами, в удобном для Вас месте. Чтобы узнать точную цену и купить памятник в городе Киров, обращайтесь к нашему менеджеру.

Льготные памятники ветеранам


Наша компания предлагает и изготавливает в городе Киров — льготные памятники для ветеранов ВОВ и погибшим военнослужащим.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *