ПОДВОДНАЯ ЛОДКА К 21

Знаменитая атака века подводной лодки К-21

Герман Андреевич Ануфриев

 
В журнале боевых действий Северного флота 05.07.42 г. зафиксировано донесение командира ПЛ «К-21» :
«Весьма срочно, по флоту.В 18-00 широта 71 град. 25 мин. N, долгота 23 град.40 мин. Ost атаковал корабли противника в составе линкоров «Тирпиц», «Шеер» и восьми эсминцев. Вышел в атаку на линкор «Тирпиц», слышал два взрыва. Командир «К-21» Лунин».

Лодка ещё не вернулась в базу ,но 08 07. 42 гСовинформбюро..сообщило: «В Баренцевом море одна из
 наших подводных лодок атаковала новейший немецкий линкор «Тирпиц», попала в него двумя торпедами и  нанесла линкору серьёзные повреждения».

 Это несколько поспешное сообщение , основанное исключительно на предположении, сыграло в дальнейшем негативную роль, ибо после столь уверенного заявления на весь информационный мир, у
командования  Северного флота  не было   иного выбора, как упорно стоять на своей весьма слабой версии попадания торпед в  борт  линкора, нанесения  ему серьёзных повреждений и на многие десятилетия оставаться её заложниками.

               
В результате  мы поставили  себя в крайне уязвимое положение не только в глазах историков всего мира, но и прежде  всего в глазах  самих  россиян.               
Сам  Лунин  о своей  атаке  в  прессе  не писал,  мемуаров  не  оставил.  Это охотно
делали  другие многочисленные  авторы.

 Вот  и  сегодня  на полках всех книжных магазинов можно увидеть книгу  К.М.Сергеева  «Подводная  «атака века». Лунин  атакует «Тирпиц». ( Москва, « Эксмо», 2009 г.)  Её автор  К.М.Сергеев,  инженер-механик, командир группы движения  ПЛ «К-21»,  участник трёх боевых походов.

 В предисловии  говорится, что данная книга рассказывает  всю правду об этом подвиге, восстанавливает всю  хронику событий, убедительно отвечает на все спорные вопросы, ставит, наконец, все точки над  «и»,  фактически  закрывая эту тему.

Подробное  описание торпедной  «атаки века» автор  К.М.Сергеев представляет с помощью  архивных документов: собственный отчёт Лунина, вахтенный журнал  «К-21», выписками из которых  имеется возможность воспользоваться.

Пятого  июля  1942  года  подводная  лодка  «К-21»  под  командованием
   Н.А.Лунина обнаружила эскадру во главе с двумя линкорами, вышедшую на перехват каравана «PQ-17».Эскадра шла
 противолодочным зигзагом  на северо-восток.

 Из отчёта Н.А.Лунина : «18-01 произвели четырёхторпедный  залп с интервалом выхода торпед 4 секунды, дистанция  17-20 каб., считая скорость
линкора 22 узла.  Головной миноносец охраны линкора «Тирпиц» резко ворочал влево на обратный курс
и я опасался, что он идёт на лодку.

С выходом первой торпеды опустил перископ и с выходом последней загнал лодку на глубину, увеличил ход до полного . Через 2мин.15сек. из отсеков, а также акустиком было доложено о взрыве двух торпед, ожидаемых взрывов глубинных бомб не последовало.»

Далее из вахтенного журнала «К-21»: 18-31 – лодка подвсплыла под перископ, видны дымы и верхушки мачт удаляющихся кораблей эскадры на северо-восток.
18-31 – по корме слышен раскатистый взрыв. 18-32 – второй раскатистый взрыв  18-38 – третий раскатистый взрыв. 19-09 – всплыли под среднюю, начали передачу радиограммы об атаке линкора «Тирпиц».

Представленный письменный отчёт Н.А.Лунин закончил выводами : «Попадание двух торпед при атаке линкора «Тирпиц» считаю достоверным, это должно быть подтверждено
разведкой, в то же время допускаю возможность, что головной миноносец, повернувший в
момент выстрела на контркурс с линкором, перехватил торпеды на себя. В пользу этого
предположения свидетельствуют последующие взрывы».( ЦВМА, ф.112,д 1497,л.467-468 )

Предположение Лунина о миноносце , перехватившем торпеды на себя, полностью исключает попадание торпед в линкор, чем ставит руководство флота в сложное положение, поспешившее объявить о попадании двух торпед в «Тирпиц».Естественно вывод командира «К-21» Лунина  потребовалось оперативно изменить, что и было сделано в интерпретации командира бригады  Н.И.Виноградова, о чём автор книги предпочёл промолчать.

 Этот изменённый вывод Н.И.Виноградов публикует со ссылкой на
ЦВМА  в своей книге. ( Н.И. Виноградов  «Подводный фронт», Москва,  Военное издательство,1989 г. Стр.134 – 135 )

 Цитирую : « Попадание двух торпед при атаке  по линкору достоверно, что должна установить разведка. В то же время допускаю, что головной миноносец, повернувший в момент выстрела на контркурс, перехватил ОДНУ из
торпед на  себя. В пользу этого предположения  свидетельствуют последующие взрывы».
(ЦВМА, ф. 112,д. 1497, л. 467 – 468 ).

Как видим затруднение было легко преодолено тем, что  миноносец,  согласно вывода  Виноградова – Лунина  перехватил не две торпеды в первоначальном  варианте, а  одну, и
вместо  одной  поражённой цели по предположению Лунина  были поражены сразу  две.

 Именно второй вариант вывода получил поддержку  Военного совета флота и явился основанием  засчитать подводной лодке  «К-21» как замечательный боевой успех торпедный  удар по «Тирпицу», а  также потопление вражеского миноносца.
Командира наградили Орденом Красного Знамени.
 
 В итоге имеем  два  варианта одного документа, хранящихся в разных делах  ЦВМА. Подобная двойственность только усугубляет  сомнения. Версия  потопления  вражеского миноносца  изначальна  крайне слаба.  Взрывы двух торпед  были зафиксированы  ровно через 2 мин. 15сек.

 Минимальное безопасное  расстояние  между  миноносцем сопровождения и линкором при следовании  сложным  противолодочным  зигзагом не менее  6-7  кабельтовых, что видно на приведённой  автором схеме маневрирования  на странице 140.

Примерно на эту величину  путь перехваченной  торпеды миноносцем, находившимся  между  лодкой и линкором,  должен  быть короче,  а прозвучавшие  взрывы  торпед  иметь разницу  по времени не  менее  40-45 секунд.

 Именно поэтому,  ввиду  явной несостоятельности  этой  версии,  через  десятилетия, на  официальном  уровне о потоплении  миноносца  больше не упоминается, сосредоточив  основное внимание  на  повреждении  линкора «Тирпиц».

 Цитирую : «Командир подводной лодки «К-21» капитан  второго ранга  Н.Лунин  получил приказ  — атаковать  фашистских  пиратов. Умело  маневрируя лодкой, он пропустил над собой миноносцы, вовремя  всплыл и атаковал линкор  двумя  торпедами.  «Тирпиц» получил  серьёзные  повреждения и повернул на свою базу. Караван транспортов благополучно пришёл в Мурманск. Лунину  было  присвоено звание  Героя  Советского Союза».  ( «Великая  Отечественная. Краткая  иллюстрированная  история  войны». Москва,1975 г.

Мемориальный комплекс «Краснознаменная подводная лодка К-21»

Стр. 573 )

 О присвоении  звания  Героя  за  атаку  линкора  «Тирпиц»  военные  историки явно перестарались.  Эту высокую    награду  Лунин  получил  в  апреле  1942 года. Вызывает  большой интерес описание «атаки  века» контр-адмирала В.Л.Ужаровского, бывшего командира  БЧ-2-3 ПЛ «К-21», помещённый в интернете  http://nvo.ng.ru/history/2000-03-17/5-submarine.html

 Цитирую: «Залп был выполнен, торпеды вышли, лодка нырнула на глубину. Все замерли и стали внимательно вслушиваться. Раздался первый взрыв, СЕКУНД ЧЕРЕЗ  20 – 30 ПОСЛЕ НЕГО  второй, (однако, согласно вахтенного журнала и собственного письменного отчёта Н.А.Лунина взрывы двух торпед прозвучали одновременно ровно через 2 мин. 15 сек.), потом пауза  и ещё три раскатистых  взрыва. Как было установлено впоследствии первым взорвался эсминец, который сразу же и затонул.

Второй взрыв – попадание торпеды в линкор, в результате чего была выведена из строя одна из его трёх машин. Ну а три последних взрыва оказались разрывами глубинных бомб тонущего эсминца».  В интерпретации адмирала взрывы торпед теперь прозвучали именно с тем недостающим интервалом, о чём я писал выше, но что совершенно не соответствует ни записям приведённого вахтенного журнала, ни с отчётом Н.А. Лунина.

В книге  К.М. Сергеева говорится о встрече автора с контр – адмиралом З.М. Арвановым, бывшим старпомом, а затем командиром «К-21» и в беседе с ним выражается удивление, что адмирал не написал своих воспоминаний.  Автор немного лукавит, поскольку не может не знать,что воспоминания адмирала опубликованы и касаются они, прежде всего,знаменитой  «атаке века».

 Цитирую: «18-02, четыре мягких толчка – все четыре торпеды вышли. Лунин перископа не опустил, хочет лично наблюдать результаты. Вот
один из охранявших  «Тирпиц» эсминец резко повернул на лодку и тут же получил в борт торпеду. Взрыв пришёлся на середину корпуса – он моментально разломился, через мгновение – ещё один взрыв. Попадание в «Тирпиц»! Лодка погрузилась: ждали атаки кораблей охранения. Но всё тихо, шумы отдаляются к югу. Немцы повернули на курс к глубоким норвежским фиордам.  ( З.М. Арванов «Подводной войны рядовые», Мурманск, 1979 г.стр. 84)

 Изложенное адмиралами не соответствует действительности и является прямой фальсификацией. Разумеется, Лунин результаты торпедной  атаки видеть не мог, лодка находилась на глубине, а торпеды прошли мимо цели, немцы их просто не заметили.

Торпедный залп «К-21»,как позже выяснилось, не был зафиксирован ни линкором «Тирпиц», ни кораблями сопровождения, и эскадра, вопреки многочисленным утверждениям, не поворачивала на обратный курс после атаки Лунина, а продолжала следовать тем же генеральным курсом, не сбавляя  скорости.

 
Посланная Луниным радиограмма об атаке линкора была перехвачена и расшифрована.
Немцам стало ясно, что потерян решающий момент операции – внезапность. Через несколько часов по указанию командования эскадра повернула на обратный курс.

Именно к этому выводу пришёл Нарком  ВМФ  Адмирал флота  Советского Союза
Н.Г.Кузнецов, что упорно игнорируют вышеназванные адмиралы вместе с автором книги.

Цитирую: «Фашистские корабли обнаружила подводная лодка «К-21» под командованием
Героя Советского Союза Н.А.Лунина. Лунин вышел в атаку, выпустив по «Тирпицу» четыре торпеды. Гитлеровское командование, обеспокоенное тем, что соединение их кораблей обнаружено английским самолётом и подводной лодкой через несколько часов
приказало своим кораблям повернуть на обратный курс».( Н.Г.Кузнецов. «Курсом к
Победе», Москва, 1987 г.стр.207 )

 Нарком ВМФ утверждает, что поворот на обратный курс эскадры вызван причиной её обнаружения, но отнюдь не повреждения линкора  «Тирпиц».Он слишком уважал суровую и опасную службу подводников, чтобы при описании атаки «К-21» пройти мимо факта попадания торпеды в «Тирпиц» и потопления миноносца, если бы таковой действительно имел место.

После окончания войны наши бывшие союзники и противники на море проверили свои боевые счета по данным противоположной стороны. Появилась возможность проследить судьбу каждого транспорта, корабля, а также результаты боевой деятельности. У нас подобная работа открыто, на официальном уровне по понятным причинам до сих  пор не произведена.

 В середине девяностых некоторые профессиональные независимые исследователи получили доступ к документам зарубежных архивов и у нас.Обнаруженная реальность некоторых событий разрушила, наконец, мифы и легенды, созданные многие десятилетия назад.

 В самом авторитетном журнале российских подводников «Подводный флот», № 11, 2004 г. Санкт- Петербург (официальный орган «Международной ассоциации общественных  организаций ветеранов подводного флота и моряков-подводников) в статье капитана первого ранга, кандидата технических наук А.В.Платонова на стр .42 опубликованы сведения боевого пути ПЛ «К-21».

  Цитирую: «К-21», срок службы 32,7 месяца, 12 боевых походов, 10 торпедных атак (35 торпед) в результате которых, возможно, потоплено несколько мотоботов. Артиллерийским огнём уничтожено два мотобота (35 брт). Шесть минных постановок ( 120 мин), предположительно на выставленных «К-21» минах погибло одно судно и один корабль. 5 июля 1942 года на линии остров Серё – остров Рольвсе четырёхторпедным залпом безрезультатно атакован германский линейный корабль «Тирпиц».

В истории военно-морских сражений в период второй мировой войны общепризнанной «атакой века» подводников всего мира считались те, которые завершались потоплением исключительно самых крупных надводных целей противника.

Сюда можно отнести потопление немецкой ПЛ U-29 английского авианосца "Корейджес", потопление японского авианосца "Синано" американской ПЛ "Арчер-Фиш" 

Называть атаку подводной лодки «К-21»  «атакой века», при которой все выпущенные торпеды по линкору прошли мимо цели, при всём глубоком уважении к автору книги, вряд ли уместно.

 Сам Н.А.Лунин свою атаку так никогда не называл. Прерогатива этих двух громких слов среди советских подводников больше подходит к подводной лодке Балтийского флота «С-13», потопившей фашистский лайнер «В.Густлофф»

Бесспорно, командир «К-21» Н.А.Лунин – личность яркая, незаурядная, достойная глубокого уважения. Его решительная атака линкора, несмотря на исключительно
 сильное охранение кораблями сопровождения — проявление большого мужества всего экипажа.

 После войны, ему, опытнейшему моряку, конечно, нетрудно было, после соответствующего анализа, неоднократно убедиться, что его атака линкора вместе с эсминцем была безуспешной. Но обратного хода уже не было по политическим мотивам, не зависящим от него, и до конца своих дней Николай Александрович, находясь в зените славы, вынужден был нести глубоко в себе этот нелёгкий груз сомнительных победных реляций.       

© Copyright: Герман Андреевич Ануфриев, 2011
Свидетельство о публикации №211051800394

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Герман Андреевич Ануфриев

Рецензии

Написать рецензию

На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Герман Андреевич Ануфриев

Тур активен: круглогодично
Тип тура: групповой/индивидуальный
Продолжительность: 6-8 часов

Город Североморск расположен на Кольском полуострове, в 25 км к северо-востоку от г. Мурманска. Это шестой по величине город, находящийся за Полярным кругом. Североморск знаменит своими памятниками, все они посвящены героям североморцам, которые защищали Заполярье в годы Великой отечественной войны. В Североморске жили и работали множество известных военных, в том числе Герои Советского Союза и Российской Федерации Борис Сафонов, Юрий Падорин, Тимур Апакидзе и Марк Евтюхин. Сейчас г. Североморск преобразован в ЗАТО с включением населенных пунктов: Сафоново, Сафонова-1, Североморск-3, Щук-озеро — общей площадью 32,3 кв.км. Для поездки необходимо заблаговременно оформить одноразовый пропуск (за 21 день) подготовить и предоставить необходимые документы паспортные данные для взрослых и данные свидетельства о рождении для детей.

Мы будем рады познакомить и показать вам столицу северного флота нашей страны!

Достопримечательности города:

Музей «Подводная лодка К-21» — филиал Военно-морского музея Северного флота, открыт в июле 1983 года (пл. Мужества).

Североморский музей истории города и флота — открыт по решению администрации ЗАТО Североморск в октябре 1996 года (ул. Сафонова).

Музей военно-воздушных сил Северного флота — в ангаре музея собрана коллекция самолетов и вертолётов военного и послевоенного времени. Многие из них были найдены в сопках и восстановлены авиаторами-североморцами. Также возможно посещение дома, в котором жил Ю.А. Гагарин во время службы в Заполярье (1957-1960 гг.)

Аллея Славы героев-авиаторов Северного Флота — открыта в п.Сафоново (ул. Преображенского) 29 октября 1968г. Основные работы выполнены в 1969г. Автор — Э.И.Китайчук. Аллея в память летчикам, штурмовикам, командирам авиационных частей, штурманам, стрелкам-радистам и всем авиаторам — Героям Советского Союза, державшим оборону на воздушных границах Заполярья в войне 1941-1945 годов.

Памятник Героям-Североморцам, защитникам Заполярья более известен как «памятник Алёше» — символ города, представляет собой фигуру моряка с автоматом в руках высотой 15 метров на пьедестале в виде рубки подводной лодки высотой 10 метров. Установлен на Приморской площади 10 июня 1973 года. Авторы скульптуры — скульпторы Г. В. Нерода и Ю. Г. Нерода, архитекторы В. Н. Душкин и А. А. Шашков.

Памятник Героям-артиллеристам 221-А Краснознамённой батареи Северного флота — один из самых известных памятников города. Представляет собой 130-миллиметровое корабельное орудие на бетонном постаменте. Открыт на Северной сопке у Приморской площади 6 ноября 1961 года Авторы скульптуры — архитекторы А. А. Шашков, Т. Н. Шашкова. А.Вейсман, Е.Пантелеймонов.

Памятник авиаторам-североморцам «Самолёт ИЛ-4» — открыт в Североморске (пл. Мужества) 26 июля 1981 г. Этот самолёт обнаружили в сопках поисковики, доставили в город, а затем почти в течение года выполняли трудоёмкую и кропотливую восстановительную работу. Авторы: архитекторы Г. И. Евдокимова, С. А. Бачурин; инженер А. В. Страшный.

Мемориал Североморцам, не вернувшимся с войны — памятник в виде военной техники МТ-ЛБ торжественно открыт в Североморске 19 июля 2013 года на площади Мужества (около самолёта ИЛ-4). Посвящён военнослужащим, погибшим при исполнении воинского долга в Афганистане и Северо-Кавказском регионе.

Памятник «Торпедный катер ТКА-12» — открыт в Североморске (пл. Мужества) 31 июля 1983 г. Этим катером в годы Великой Отечественной войны командовал дважды Герой Советского Союза Александр Осипович Шабалин. Авторы: архитекторы В. В. Алексеев, В. А. Гопак; инженер А. П. Страшный.

Памятник юнге Cашe Ковалеву — открыт в Североморске (ул. Головко, около Дома творчества) 9 мая 1990 г. Авторы: П. Абарин, С. Абарина.

Бюст дважды Героя Советского Союза Б. Ф. Сафонова — установлен в городе Североморске (пл. Сафонова) в 1967 году. Авторы памятника — скульптор Э. И. Китайчук и архитектор А. А.

Атака германского линкора

Шашков.

Бюст Героя Российской Федерации Т. А. Апакидзе — установлен в городе Североморске (пл. Сафонова) в июле 2003 года. Авторы памятника — североморские художники С. Абарина и П. Абарин, главный инженер проекта А. Ф. Речиц.

Для оформления одноразового пропуска в Североморск необходимо предоставить следующие паспортные данные или данные свидетельства о рождении (за 21 день):

  • Ф.И.О.
  • № документа, кем и когда выдан.
  • Дата и место рождения.
  • Данные прописки.

Недавно один мой знакомый рассказал байку о том, как он подошел на улице к старшему брату Кличко и со всей дури заехал ему в ухо. Что было потом? А ничего. Прославленный боксер как ни в чем не бывало проследовал дальше по своим делам, не подарив хулигану даже презрительного взгляда. Не верите? Ну и правильно делаете.

А вот еще одна ситуация, описанная Валентином Пикулем в знаменитом романе «Реквием каравану PQ-17».
Героический экипаж советской подводной лодки «К-21» под командованием капитана Лунина вышел наперерез мощнейшему германскому линкору «Тирпиц», сопровождаемому целой армадой эсминцев, и всадил в него две торпеды. Вы спросите: а как же наша субмарина уцелела в этой переделке? Ведь трудно даже представить, в какой адский бульон превратится вся близлежащая акватория, если 8 разъяренных миноносцев начнут перепахивать ее глубинными бомбами. Но по каким-то непонятным причинам грозная эскадра спокойно прошла мимо.

И снова Пикуль

Вспоминать этот славный боевой эпизод наши летописцы не слишком-то любили и в прежние времена. Вероятно, им хорошо было известно единодушное мнение западных историков: торпеды ударились в борт "Тирпица" лишь в воображении капитана Лунина.

Капитан Николай Лунин

Возвращаться в очередной раз к этому давнему спору у меня не было ни малейшего желания. Так как ветераны-подводники всегда очень болезненно реагируют на любую попытку усомниться в тех или иных свершениях своих боевых друзей. А расстраивать их в канун 60-летия Победы — не слишком красиво.

Но авторы нового сериала о трагической судьбе каравана «PQ-17», показ которого не так давно завершился по Российскому телеканалу, не оставили иного выбора. Можно было понять молчание критиков, терпеливо наблюдавших пикулизацию военной истории, пока идеологический отдел ЦК КПСС, как говорится, стоял на страже. Кому хотелось заработать ярлык антисоветчика со всеми вытекающими отсюда последствиями? Но сейчас, когда на дворе XXI век, когда открыты военные архивы и опубликованы мемуары, безропотно сносить это издевательство над фактами и здравым смыслом нет никаких сил.

Хроника событий

26 июня 1942 года из Хваль-фиорда (Исландия) в направлении Мурманска и Архангельска вышел конвой «PQ-17». В его состав входили 36 транспортных судов, под завязку набитых танками, самолетами и прочей военной техникой. Сопровождали их 6 английских эсминцев, 4 корвета, 2 подводные лодки и 2 корабля ПВО, которые должны были защищать этот ценный груз от атак авиации и субмарин противника. Чуть поодаль двигался отряд кораблей, состоящий из 4 крейсеров и трех эсминцев. Кроме того, на более значительном расстоянии конвой прикрывала мощная британская эскадра из двух линкоров, двух крейсеров, авианосца и двенадцати эсминцев. Таким образом, союзный караван охраняли настолько значительные силы флота, что, даже подпрыгнув выше головы, немцы едва ли могли рассчитывать на серьезный успех.

С 1 по 4 июля на конвой обрушилась целая серия ударов. Однако все атаки подлодок и бомбардировщиков люфтваффе были успешно отбиты. Потери минимальны.

Но вот наступил тот самый вечер 4 июля, над разгадкой тайны которого до сих пор ломают головы многие историки. В 21.11 боевое охранение каравана получило приказ оставить транспортные суда и следовать на соединение с основной английской эскадрой. При этом каравану было предписано рассеяться и двигаться в советские порты самостоятельно.

Линкор "Тирпиц"

Попытки объяснить это абсурдное решение английского командования впоследствии привели к рождению двух основных версий. По первой из них (естественно, советской), англичане просто струсили. Узнали, что на перехват конвоя вышла огромная эскадра во главе с линкором «Тирпиц», и драпанули. Но немецкий суперлинкор покинул свою стоянку только утром следующего дня. Неувязка! Да и англичане ни до этого эпизода, ни после в малодушных поступках замечены не были. При проводке конвоя «PQ-12», например, в аналогичной ситуации они упорно гонялись за флагманом германского флота, пока тот не спрятался в норвежских шхерах. А чего стоит знаменитый «новогодний бой», о котором у нас практически никогда ничего не писали!

31 декабря 1942 г. три британских эсминца, защищая суда конвоя JW-51B, встали на пути двух тяжелых крейсеров «Адмирал Хиппер» и «Лютцов», сопровождаемых целой сворой миноносцев. Схватка была долгой и жестокой. Но моряки с Туманного Альбиона стояли насмерть. Многократный перевес немцев в силе не принес ожидаемого результата. Они получили серьезные повреждения и отступили, едва заметив подошедшую к англичанам подмогу. Гитлер был в бешенстве. Командующий флотом адмирал Редер подал в отставку.

Вторая версия более логична. Согласно ей, каравану была уготована роль наживки, на которую должен был клюнуть «Тирпиц».Британское адмиралтейство постоянно лелеяло мечту заманить в ловушку этого бронированного зверя, который, как дамоклов меч, висел над всеми арктическими перевозками союзников. Предполагалось, что линкор увлечется погоней за беззащитными транспортами, нагруженными оружием на сумму 700 миллионов долларов, и потеряет осторожность. А в это время армада английских кораблей отрежет ему пути к отступлению.

Но вернемся к нашей истории. 5 июля в 11.37 немецкая эскадра в составе линкора «Тирпиц», двух тяжелых крейсеров «Адмирал Шеер» и «Хиппер», а также 9 эсминцев вышла из укрытия и пустилась на перехват конвоя «PQ-17». Ближе к вечеру, огибая остров Игней, она оказалась в водах, где несла дежурство подводная лодка «К-21» под командованием капитана второго ранга Николая Лунина.

Из вахтенного журнала «К-21»

Подлодка К-21

В 16.32 командир «К-21» Николай Лунин услышал отдаленные шумы и пошел им навстречу.

17.23 — Лунин увидел огромное соединение боевых кораблей противника, идущее противолодочным маневром на скорости 20 узлов. Лунин поднырнул под эсминец и оказался в самом центре волчьей стаи. Он постоянно маневрировал, пытаясь занять подходящую позицию для торпедной атаки на линкор «Тирпиц».

17.46 — носовые торпедные аппараты готовы для стрельбы. Еще немного — и цель будет в нужной точке.

17.50 — вражеская эскадра делает неожиданный поворот вправо. Все расчеты атаки теряют актуальность. Теперь надежда лишь на то, что удастся дать залп кормовыми аппаратами.

17.57 — «Тирпиц» подходит к углу упреждений. Расстояние до него 19 кабельтов (3,5 километра).

18.01 — залп четырьмя кормовыми торпедами с установкой глубины два метра. Интервал между пусками 4 секунды.

Через две минуты 15 секунд раздались два взрыва. Шумы винтов удаляются.

18.31 — лодка всплыла на перископную глубину. Видны верхушки мачт уходящей за горизонт эскадры. Слышны раскаты трех длинных взрывов.

Тут же Лунин приписал комментарий: «Полагаю возможным маневр миноносца с целью перехвата торпеды на себя и гибелью».

(Полная страница бортового журнала подлодки "К-21" за 5 августа 1942 года)

По его мнению, три последних длинных взрыва могли быть взрывами глубинных бомб на палубе погружающегося в морскую пучину немецкого корабля.

Когда в 19.09 подлодка всплыла на поверхность, горизонт был пуст. Лунин послал радиограмму командованию флота о встрече с немецкой эскадрой и торпедной атаке Тирпица.

Возвращение Лунина

Капитан Лунин

К моменту возвращения «К-21» под командыванием николая Лунина на базу уже были известны сообщения разведки о том, что 6 июля вражеская эскадра замечена с воздуха. На скорости 10 узлов она возвращалась домой. Причем «Тирпиц» сопровождали только 7 эсминцев. На этом основании сначала командир бригады подводных лодок Виноградов, а затем и командующий Северным флотом Головко приняли решение считать атаку Лунина успешной.

В актив героя записали потопленный эсминец и поврежденный линкор «Тирпиц». Подобное толкование событий с политической точки зрения было безупречным. Ведь получалось, что советский подводник в одиночку спас караван «PQ-17» от неминуемого уничтожения. О подвиге советских моряков сообщил ТАСС. И весь мир поверил тогда в эту версию.

Холодный душ для капитана Лунина


Сомнения возникли уже после войны, когда к союзникам попали все уцелевшие документы почившего в бозе Третьего рейха.
Историки открыли вахтенный журнал линкора «Тирпиц» на странице за 5 июля 1942 г. и не обнаружили там упоминания ни о потерянном эсминце, ни о каких-либо повреждениях линкора, ни даже о самой торпедной атаке. Хотя в другие дни даже самые незначительные события отражены во всех подробностях. Налеты вражеской авиации, количество попаданий, повреждения, число погибших, выпущенные в ответ снаряды. Занесены даже факты наблюдения плавающих на поверхности мин. А о торпедах, попавших в бок Тирпица, — ни слова.
(Страница журнала боевых действий (КТВ) линкора "Тирпиц" за 5 августа 1942 г.)

Как рассказал нам историк Юрий Лебедев, долгое время изучавший немецкие архивы, данный эпизод не имеет отражения ни в одном официальном документе. Более того, ни один из участников похода не смог припомнить той самой атаки, за которую наша подводная лодка впоследствии была награждена орденом Боевого Красного Знамени. А ведь только экипаж «Тирпица» состоял из 2500 человек. Таким образом, для всех здравомыслящих специалистов стало очевидным, что Лунин промахнулся, а немцы даже не заметили его торпед.

Справедливые сомнения


Когда особенно ярые критики припирали Героя Советского Союза Николая Лунина к стенке, он в сердцах восклицал: «В конце концов, я же не утверждал, что торпедировал "Тирпиц"!» И это было правдой. Как вы заметили, в вахтенном журнале речи о попадании в линкор не идет, а перед предположением об уничтожении эсминца стоит волшебное слово «возможно».

Но что в таком случае означали взрывы, которые услышали наши подводники через две минуты после залпа?

Что касается уничтожения эсминца, то здесь все давно понятно. Как метко заметил один острослов, сейчас эта версия вызывает больший интерес у психиатров, чем у историков. Утаить от командования потерю крупного боевого корабля ни в Германии, ни в СССР, ни в любой другой стране просто невозможно. А если идет речь о северных морях, то здесь и вовсе не нужны никакие подсчеты. Адмирал Редер очень гордился тем, что, пока он возглавлял флот, на этом театре боевых действий не была потеряна ни одина крупная боевая единица.

Да и как вы себе представляете эту ситуацию? Предположим, какой-то из кораблей немецкой эскадры торпедирован и идет ко дну. Что в таком случае будут делать остальные? Вероятно, по крайней мере два миноносца остановятся. Один станет спасать тонущих моряков, другой приступит к бомбометанию, чтобы отпугнуть вражескую подлодку, притаившуюся рядом. Но ведь ничего подобного не произошло.

Кроме того, после потопления судна на поверхности моря остается масса следов. Обломки, мазутные пятна, шлюпки, плавающие люди. Об этом у Лунина ни слова. И где, в конце концов, вдовы и сироты погибших моряков? Да что там говорить — в Германии поименно известны все потерянные корабли, как, впрочем, и члены их экипажей.

А вы слышали, чтобы кто-то из наших ортодоксальных историков за шестьдесят с хвостиком лет хотя бы раз упомянул название пущенного на дно эсминца? Вот то-то и оно!

Разгадка атаки Лунина

И все же, что взрывалось в море после пуска торпед? Ответ на эту загадку мы, похоже, нашли в исторической справке о боевых действиях подводной лодки «К-21». Оказалось, что нечто похожее случалось с этой субмариной не раз.

Вот, например, записи от 12 ноября 1941 г. и 13 января 1942 г. (тогда Лунин еще не был командиром лодки). Их смысл сводится к следующему: увидели транспорт с охранением, вышли в нужную точку, дали залп, услышали взрывы. И все. Потом «К-21» возвращалась на базу, и ей засчитывали очередной потопленный транспорт.

Когда же стали доступны немецкие архивы, выяснилось, что суда невредимыми приходили в порт назначения. За попадания во всех случаях принимались разрывы глубинных бомб, сброшенных миноносцами, которые выходили в контратаку после обнаружения пенного следа от торпед. А вот 31 марта 1942 г. точно такая же ситуация, но подлодкой командует уже капитан Лунин.

Атака на «Тирпиц». Обстоятельства подвига К-21

Естественно, тот же результат.

Таким образом, вырисовывается некая схема в действиях подводников.
Командованию докладывался факт атаки и несколько косвенных доводов одержанной победы. Дальше вышестоящие начальники сами решали, как трактовать эту информацию. Но поскольку в успешных операциях и красивых отчетах нуждалось любое ведомство, то толкование чаще всего было в пользу экипажа.

Если вы теперь сверите список наших побед со списком немецких потерь, то картина предстанет удручающая. Более половины свершений советских подводных асов не подтверждается документально.
Рекордсменом в этом смысле является И. В. Травкин, который заявил 13 побед. Начальство утвердило за ним только 7. А по данным немцев, он потопил всего один транспорт. Самым честным оказался Н. К. Мохов. Все заявленные им победы впоследствии подтвердились.

Такой подход к подсчету потопленных кораблей противника был удобен для всех. Поэтому в случае с «Тирпицем» дело пошло по накатанной колее.

Вероятно, миноносцы либо заметили торпеды Лунина, либо просто время от времени производили профилактическое бомбометание. Взрывы их глубинных бомб и были приняты за разрывы торпед.

Впрочем, есть и другой возможный вариант. Сотрудник Музея Подводных сил России Александр Норченко сообщил нам, что во время войны у подводников всех стран были огромные проблемы с надежностью торпед. Они то взрывались, не доходя до цели, то не срабатывали даже при прямом попадании. Известно, что у немцев был целый скандал по поводу того, что почти половина пущенных торпед давала сбои.

Но почему же тогда «Тирпиц» повернул домой? Уж точно не из-за того, что испугался советской подлодки. Брат-близнец «Тирпица» линкор «Бисмарк», окруженный англичанами в водах Атлантики, выдержал попадание более 10 торпед и град снарядов главного калибра с линкоров «Родней» и «Кинг Джордж V». А затонул только после того, как оставшиеся в живых моряки сами открыли кингстоны, чтобы не сдать корабль врагу. Поэтому бронированный гигант в северных водах мог опасаться лишь одного — встречи с английской эскадрой.

Это подтверждает и отчет Морского группового командования "Север" по операции "Ход Конем" .

Тем не менее, заслуга Лунина в благоприятном для конвоя «PQ-17» исходе дела все-таки есть. Немцы перехватили две радиограммы. Одну из них послал Лунин с «К-21», другую с английская субмарина, которая встретила «Тирпиц» несколькими часами позже (она, по-видимому, имела приказ адмиралтейства пропустить эскадру). Из этих донесений стало ясно, что местоположение кораблей известно противнику. Учитывая приказ Гитлера беречь крупные боевые корабли, адмирал Редер решил не рисковать.

Стоит ли говорить, что факт промаха наших подводников не может бросить тень на их героические действия в той ситуации. Они не задумываясь пошли на верную смерть, чтобы преградить путь врагу. Но попасть в боевой корабль, идущий на полном ходу, — задача архисложная. А при отсутствии соответствующего опыта — невыполнимая.

Что было потом

Из 36 судов каравана «PQ-17» в пункт назначения добралось лишь одиннадцать.

Герой Советского Союза Николай Лунин зимой 1943 года стал командиром дивизиона подводных лодок. В марте 1944 года поступил в Военно-морскую академию. После войны вернулся на флот в чине контр-адмирала. В 1962 году ушел в запас. Умер Николай Лунин в декабре 1970 года. Похоронен на Богословском кладбище в Санкт-Петербурге.

Подводная лодка «К-21» в сентябре 1954 года была выведена из боевого состава. 24 июля 1983 года она превращена в мемориальную подводную лодку. Сейчас она является филиалом Музея Северного флота в городе Североморске.

Перевернутый Линкор "Тирпиц"

Линкор «Тирпиц» в сентябре 1943 года был серьезно поврежден английскими подводными лодками-малютками, проникнувшими в Каа-фиорд к месту стоянки линкора и установившими под его днищем мощные заряды.

12 ноября 1944 года после налета английских бомбардировщиков "Тирпиц" получил два прямых попадания супер-бомбами «Толлбой» (вес почти 5,5 тонны) и перевернулся возле острова Хаакой. После войны шведы закупили часть корпуса «Тирпица», изготовленного из высоколегированной броневой стали, и стали выпускать прекрасные лезвия для бритья.

Валерий МИШАКОВ

Подводная лодка К-21

Мемориал "Подводная лодка К-21" является филиалом Военно-морского музея Северного флота. Идея создания мощной отечественной подводной лодки, предназначенной для действий в океане, на большом удалении от баз, зародилась у морского инженера Михаила Алексеевича Рудницкого в 1934 году. 15 апреля 1935 года проект подводного крейсера типа «К», первоначально он назывался КР (Крейсер Рудницкого), был утверждён Советом Труда и Обороны. По своим тактико-техническим данным крейсерские лодки типа «К» находились на уровне последних достижений мирового подводного кораблестроения, а по ряду показателей, в том числе по скорости и вооружению, превосходили иностранные образцы.

А это — святая святых в подлодке времен войны — носовые торпедные аппараты! Видите подвесные шконки? Тут постоянно жил боевой расчет. Почему постоянно? Потому что по регламенту положено, чтобы этот отсек всегда был задраенным. Самое опасное место на подлодке и условия ужасные по нынешним меркам. Одно радует — автономность хода у лодоктого времени была всего 60-70 часов.

Подводная лодка К-21 была заложена 10 декабря 1937 года в Ленинграде, на Заводе №194 (завод им. А. Марти) и 16 августа 1939 спущена на воду. 3 декабря 1941 вошла в состав Балтийского флота, а 17 сентябпя этого же года ее зачислили в состав Северного флота. Активно участвовала в боевых действиях на Севере в период Второй мировой войны, совершила 12 боевых походов, совершила 6 минных постановок. 27 июня 1942 начала выполнение приказа по прикрытию группы судов союзного конвоя «PQ-17». Вскоре из полученной радиогграммы стало ясно, что на перехват конвоя «PQ-17» движется немецкая эскадра во главе с кораблями «Тирпиц» и «Адмирал Шеер». 5 июля 1942 в р-не о. Серё-Рольвсё атаковала немецкий линкор "Тирпиц. Эти события вошли в основу известного фильма “Конвой PQ-17". 23 октября 1942 Подводная лодка К-21 награждена орденом Красного Знамени.

Капитан Лунин. Топить нельзя помиловать

В 1982-1983 годах лодку установили в качестве мемориала в Североморске. Экспозиция корабля-музея посвящена истории К-21 и Северного флота в годы Второй мировой войны.

Владимир Викторович Шарин, капитан 1 ранга, командир атомного подводного ракетного крейсера стратегического назначения «Юрий Долгорукий» родился 11 марта 1970 года в Баку, в семье военнослужащих. Вся семья по отцовской линии была связана с морем. Владимир Викторович решил продолжить династию военных

Владимир Ширин

«Практика, которую я проходил в период обучения, утвердила мою идею продолжить службу именно на подводных лодках. Между подводными лодками – атомными и дизельными — есть различия. Необходимо иметь допуск по здоровью к источникам, ионизирующего излучения, к радиоактивным веществам. Ведь нахождение на корабле чревато своими возможными критическими ситуациями, которые могут возникнуть при обслуживании ядерного реактора, и сопутствующих его систем. Я был распределён на Дальний Восток, посёлок Шкотово-17, в бухту Павловского. Там я начинал службу. Прошёл подготовку по штурманской специальности. Был назначен помощником командира.

В 1997 году окончил с отличием шестые высшие офицерские классы в Санкт-Петербурге (группа подводных лодок стратегического назначения). И мне предложили перевестись на Северный флот. Это предложение я принял с радостью.

Вот так я оказался в городе Гаджиево в 13-й дивизии подводных лодок стратегического назначения. Когда началось формирование двух экипажей подводных лодок «Юрий Долгорукий», нужны были старшие помощники, которые уже имели опыт службы в своих должностях, были допущены к различным проектам кораблей, а также имели допуск к самостоятельному управлению. Я подходил по всем показателям. Мне предложили – я согласился. И вот с 2003 года я руковожу экипажем. На корабль мы попали после полного обучения в учебном центре в городе Сосновый Бор. Там мы знакомились с кораблём, учились обслуживать его, когда он был ещё на стапелях. Только в 2009 году начались заводские ходовые испытания корабля».

«Мне повезло, наверное, что я не только ребёнком, а вплоть до 17 лет имел и бабушек, и дедушек с обеих сторон. У меня по материнской линии бабушка была санинструктором в медицинском поезде, который с передовой забирал раненых. Муж её, мой дед, занимался концертной деятельностью в прифронтовых районах. Выступал, был пианистом.

Дед по отцовской линии был моряком. Он доставлял в осаждённый Сталинград топливо на кораблях.

Советская подлодка К-21 стоила всего британского флота

Есть родственники, которые погибли на фронте или до сих пор считаются без вести пропавшими. Эта война коснулась всех семей нашей страны.

На корабле, в данном коллективе, каждый человек – продолжатель той славной деятельности, которая проходила в годы войны и в дальнейшем. То есть эти люди своим выбором профессии определили, где они находятся, по какую сторону.

Я преклоняюсь перед подводниками, ставшими первопроходцами в российском подводном флоте, которые начинали не на таких надёжных кораблях, как сейчас, и ничего не боялись. И в кругосветку ходили, и Родину защищали. Только одна гордость за них.

Атомный подводный крейсер стратегического назначения под ракетный комплекс «Булава» – это корабль четвертого поколения. Он построен на северном машинно-строительном предприятии и спущен на воду в 2008 году. В 2009 году начались ходовые испытания корабля, затем – государственные испытания. Приёмный акт был подписан 30 декабря 2012 года. 10 января 2013 года на корабле был поднят флаг.

Корабль «Юрий Долгорукий» построен по классической компоновке наших кораблей. Он двухкорпусный, лёгкий, прочный, с прилегающими к нему цистернами главного балласта. Корабль по надёжности не имеет аналогов. По своему вооружению он превосходит предыдущие проекты кораблей как по торпедному, так и по ракетному вооружению.

Основное преимущество «Юрия Долгорукого» по сравнению с другими подводными лодками предыдущих поколений – это шумность корабля. Она на данный момент в разы меньше. Если ты не шумишь, значит, ты не обнаружен.

Те задачи, которые государство ставило перед строителями, выполнены. Но возможности корабля ещё до конца не изведаны».

Через несколько недель предстоит выйти в море на государственное испытание гидроакустического комплекса. Работа очень ответственная. По её окончании можно будет считать, что корабль-новостройка прошёл все испытания.

Известно, что по своей классификации «Юрий Долгорукий» несёт 16 баллистических ракет «Булава» с межконтинентальной дальностью стрельбы. То есть из района, где корабль выполняет свои задачи, он может поразить любую точку земного шара, и для этого не надо выдвигаться в какие-то районы, которые защищены противолодочной силой противника. Для самообороны корабль имеет более 40 единиц торпедно-ракетного вооружения и других средств защиты, которые позволят дать должный отпор противнику в случае нападения. Ну а назначение корабля – нанесение ракетно-ядерного удара по наземным объектам противника, думаю, говорит само за себя.

Первый поход был очень трудным и опасным. Это как первый полёт самолёта, первый выход корабля, первое погружение. В нём участвовали как военные специалисты, так и гражданские строители, конструкторы. На первый поход нас благословила Архангельская епархия. Патриарх подарил иконы. Наверное они нам и помогают выполнять эту сложную работу, с достоинством и честью нести службу. Мне кажется, всё то, что подарено людьми веры, я думаю, это ближе и чище. При моём командовании и последующем, надеюсь, так и будет».

Семья Владимира Викторовича живет в Калуге, это родина супруги. Старший сын решил продолжить династию военнослужащих, учится в Балтийском высшем военно-морском институте. Средний сын и младшая дочь – ещё школьники. Каждый приезд Владимира ждут с нетерпением. Особенно младшая дочь Лиза, так как папа не только самый добрый и хороший, но и настоящий герой. Папу Лизы часто приглашают в школу для проведения специальных уроков по патриотическому воспитанию.

Семья Владимира Ширина: сын Илья, супруга Елена, дочь Елизавета

Владимир Ширин

«Мой визит в школу, где учится Лиза, был запланирован ещё в прошлом году. Но, увы, не получилось из-за служебных дел. Поэтому отправился сразу после новогодних каникул. Это был открытый урок, на котором собрались ученики сразу двух параллельных классов. Я принёс большой макет корабля, показал им видеоматериалы из своего архива, а также те, которые были сняты корреспондентами телеканалов «Россия» и «Звезда», провёл беседу. Спрашивали, конечно, больше о внешних габаритах и жизнедеятельности на борту. Ведь деткам всего по восемь лет.

Очень поразило их, что высота корабля от киля до рубки – девятиэтажный дом, длина – почти два футбольный поля, ширина – «КамАЗ» разворачивается… Очень всё это их удивило.

Много было вопросов типа: откуда воздух, кто нам готовит пищу, сколько мы можем находится в море не всплывая, сколько миль пройдено. Умничали девочки, т.к. их больше интересовал жизненный бытовой уровень. У мальчишек тоже были вопросы. Вот наш друг (Лиза дружит с мальчиком, они ещё с детского сада знают друг друга) подготовился и записал отдельно вопросы: как часто мы встречаемся с врагами, с противником, каковы результаты наших встреч. На что было отвечено, что результат хороший, вот он я перед тобой. Но враг тоже знает о нашей силе.

Профессия подводника такая необычная. Вокруг Калуги тоже есть части. Больше внимания нужно уделять военно-патриотическому воспитанию, как раньше. Вычеркнуть хотели это все, говорили, что это милитаризация детей. Нет, это просто воспитание. Я считаю, это правильно».

«Мы за папу очень переживаем. Когда он приезжает, я рассказываю ему все новости, что у меня были на неделе. Он мне тоже рассказывает о своём походе. Раньше, когда была совсем маленькой, я жила в Северодвинске. В Гаджиево, где сейчас служит папа, не была.

Я хочу, чтобы с папой всё всегда было хорошо, чтобы он не болел и чаще приезжал домой».

Елизавета Ширина, 8 лет

Владимир Заборский. Советская ПЛ К-21 стоила всего британского флота.

19 марта 1906 г. Высочайшим Указом Императора Всероссийского Николая Второго были созданы Подводные силы Балтийского моря с базированием первого соединения подводных лодок в военно-морской базе Либава. Этот день считается официальной датой рождения Подводных сил российского флота. С 1996 г. в соответствии с приказом Главнокомандующего Военно-морским флотом # 252 от 15.07.96 г. он празднуется как День подводника ВМФ. Профессия подводника не только романтическая, как у всех моряков, но во многом опасная и героическая. В годы Великой Отечественной войны от ударов советских субмарин фашисты потеряли на море 35% всех своих боевых кораблей и транспортов. Воспоминания участника одной из самых знаменитых атак наших подводников мы предлагаем вашему вниманию.

Фамилия контр-адмирала Владимира Леонардовича Ужаровского известна большинству советских подводников. В годы войны он служил старшим помощником командира подводной лодки К-21 Северного флота, уничтожившей 17 кораблей и судов противника и 5 июля 1942 г. торпедировавшей немецкий линкор "Тирпиц".

После окончания Высшего военно-морского училища им. Фрунзе в 1940-1941 гг. лейтенант Владимир Ужаровский начал службу командиром минно-торпедной группы подводной лодки К-2 Балтийского флота, которую в июле 1941 г. через Беломоро-Балтийский канал перевели на Северный флот. В ноябре 1941 г. Ужаровский назначается на подводную лодку К-21 командиром артиллерийской и минно-торпедной боевой части (БЧ-2 и БЧ-3), а в сентябре 1943 г. — старшим помощником командира. На этой лодке он провоевал до декабря 1944 г.

С августа 1941 г. начало осуществляться сопровождение морских конвоев из Англии и США в Мурманск, Архангельск и обратно. Боевые действия союзных флотов в Атлантике должны были обеспечить защиту кораблей от подводных лодок и ударов авиации немцев. В июле 1942 г. английское адмиралтейство без уведомления командования Северного флота (СФ) нарушило взаимно согласованную организацию проводки конвоя "PQ-17", что привело к тяжелым потерям. Этот конвой в составе 34 транспортов (из них два советских) вышел из Исландии 27 июня. Английское адмиралтейство развернуло внушительные силы для защиты: непосредственное эскортирование осуществляли два крейсера ПВО, шесть эсминцев, две подводных лодки, 11 более мелких кораблей охранения. Западнее конвоя следовали силы поддержки: два английских, два американских крейсера и три эсминца. Еще дальше — главные силы прикрытия: два линкора, авианосец, три крейсера и целая флотилия эсминцев. Надводные корабли и авиация СФ находились в готовности взять конвой под охрану с его подходом к зоне ответственности советского флота. Вдоль побережья Северной Норвегии были развернуты девять английских и пять советских подводных лодок. Одной из них, роковой для "Тирпица" и испортившей всю задуманную "обедню" англичанам, и оказалась наша К-21.

Казалось бы, все задумано великолепно, и к транспортам не должна была проскочить незамеченной ни одна чайка. Однако, развернув такие мощные силы, английское адмиралтейство заботилось не о защите конвоя, а преследовало совершенно иную цель. Транспорты должны были выманить немецкий линкор "Тирпиц" из базы для его последующего уничтожения авиацией и артиллерией союзного англо-американского флота. Планируя эту операцию и не поставив в известность командование Северного флота, англичане поступили предательски по отношению к кораблям конвоя.

4 июля, узнав о выходе линкора "Тирпиц" с кораблями охранения из базы, адмиралтейство отдало кораблям непосредственного эскорта и силам поддержки беспрецедентный приказ: "Отряду крейсеров отойти на запад с большой скоростью". И вслед за ним второе распоряжение: "Ввиду угрозы со стороны надводных кораблей конвою рассредоточиться и идти к русским портам". Английские корабли бросили конвой на произвол судьбы и, как зайцы, с "большой скоростью" побежали на запад.

Главные силы прикрытия англо-американского "Гранд-флита" начали маневрирование для перехвата "Тирпица". Но подводная лодка К-21, развернутая на маршруте немецкого соединения, успела торпедировать линкор раньше. "Тирпиц" получил повреждение одной из машин и лишился возможности развивать полный ход. Соединение немецкого флота вынуждено было возвратиться в норвежские базы. "Хитроумная" операция английского адмиралтейства рухнула. Жертвой этой "хитрости" стали транспорты злосчастного конвоя "PQ-17". Они, оказавшись беззащитными, стали легкой добычей немецких подводных лодок и авиации. Из 34 транспортов потоплены 23. На дно ушли 430 танков, 210 самолетов, 3350 автомашин, большие запасы боеприпасов, оружия, продовольствия (а ведь это был самый тяжелый период боев за Сталинград!). Английское адмиралтейство после разгрома конвоя "PQ-17", лицемерно прикрываясь "большими потерями транспортов в полярный день", отказалось от дальнейших проводок конвоев до зимы.

Владимир Ужаровский рассказал о деталях знаменитой атаки "Тирпица" подводной лодкой К-21:

— 4 июля мы заняли назначенный район патрулирования. 5 июля в 16.00 я заступил вахтенным офицером и находился в боевой рубке. В 16.33 получил доклад акустика: "Левый борт… неясный шум". Подвсплыл, поднял перископ, но ничего не обнаружил. Через несколько минут новый доклад акустика: "Пеленг на шум…". Скомандовал: "Лево на борт", лег на курс сближения с источником шума. Одновременно приказал вахтенному центрального поста передать командиру: "Просьба прибыть в боевую рубку". Командир Николай Лунин прибыл, поднял перископ, ничего не обнаружил, но приказал объявить боевую тревогу. Акустик, продолжая доклад, разобрал, что это шумы надводных кораблей, и уточнил пеленг. Наконец командир, подняв в очередной раз перископ, вроде бы обнаружил рубку подводной лодки. "Ага, — сказал командир, — только тебя, голубушка, и не хватает в нашей коллекции — у нас только надводные корабли". Далее скомандовал: "Торпедная атака подводной лодки! Глубина хода торпед — 4 метра".

По этой команде торпедисты первого отсека должны как можно быстрее выполнить довольно трудоемкую операцию по установке заданной глубины хода на всех шести торпедах носовых аппаратов. На четырех кормовых аппаратах такую операцию можно выполнить только в надводном положении лодки. На торпедах в этих аппаратах глубина хода была установлена на 1,5-2 м, потому что их основное предназначение — самооборона от противолодочных кораблей. Это обстоятельство снизило эффективность последующей атаки линкора.

Командир начал выход в атаку. И вдруг, подняв перископ, обнаружил, что это не лодка, а командно-дальномерный пост (КДП) эсминца, за которым появился и второй (КДП, когда он показывается из-за горизонта, по силуэту схож с очертаниями рубки подводной лодки). "Отставить атаку подводной лодки! Торпедная атака эсминцев!" — скомандовал Лунин. Когда лодка вышла на расчетный пеленг залпа по одному из эсминцев, командир снова поднял перископ и с удивлением обнаружил показавшиеся из-за горизонта мачты больших кораблей. Он понял, что видит мачты линкоров и крейсеров немецкого соединения, о возможном выходе которого его оповестил штаб флота. Лунин, ругнувшись, скомандовал: "Отставить атаку эсминцев! Атака линкора! Приготовить шеститорпедный носовой залп! Глубина хода торпед 9 метров!"

Маневрируя на сближение с главными кораблями соединения противника, командир удачно проскочил барьер эсминцев, прошел внутрь ордера и определил состав сил противника: линкор "Тирпиц", два крейсера в круговом охранении восьми эсминцев. Центральный пост определил элементы движения соединения: скорость — 22 узла, генеральный курс такой-то, маневрируют на противолодочном зигзаге. Командир начал сближение с линкором, уточняя его положение периодическими подъемами перископа. Это было очень опасно: мы находились внутри ордера противника, поэтому, заметив перископ, эсминцы (аж восемь единиц) сразу же забросали бы лодку глубинными бомбами. Выручили мастерство командира и выучка экипажа — все замерли, внимательно слушали распоряжения и четко отрабатывали их на обслуживаемых механизмах. Помогло и неспокойное Норвежское море. При волнении в 4-5 баллов в пенных гребнях волн перископ не так просто было заметить, тем более что Лунин поднимал его на 3-4 секунды. Надо сказать, что его мастерство как командира было позднее высоко оценено специалистами-подводниками.

Выход в атаку завершался. Еще чуть-чуть, и линкор был бы на расчетном пеленге залпа.

И вдруг случилось непредвиденное. Когда до залпа оставались буквально секунды, Лунин еще раз поднял перископ и с изумлением обнаружил, что немецкие корабли вдруг повернули влево, линкор и крейсера оказались в строю фронта и мчатся прямо на лодку. Мгновенно оценив обстановку, командир понял, что теперь атаковать линкор можно будет (если это получится) только из кормовых аппаратов. Лунин скомандовал: "Лево на борт! Самый полный! Кормовые аппараты товсь!" Мы успели отскочить на 13-15 кабельтовых от линии курса линкора, и когда "Тирпиц" пришел на расчетный пеленг стрельбы, Лунин для надежности еще раз поднял перископ. То, что он увидел, привело командира в ярость. На том же пеленге, прикрывая собой линкор, находился эсминец. А ведь глубина хода торпед кормовых аппаратов, как уже говорилось, была установлена всего на 1,5-2 м. Лунин скомандовал: "Аппараты, пли!", сорвал с себя шапку и начал в гневе ее топтать.

Залп был выполнен. Торпеды вышли, лодка нырнула на глубину. Все замерли и стали внимательно вслушиваться. Раздался первый взрыв, секунд через 20-30 после него — второй.

Музей Подводная лодка К-21, Североморск: отзывы

Потом пауза и еще три раскатистых взрыва. Как было установлено впоследствии, первым взорвался эсминец, который сразу же и затонул. Второй взрыв — попадание торпеды в линкор, в результате чего была выведена из строя одна из его трех машин. Этого, конечно, для такого мощного корабля было слишком мало. Чтобы утопить однотипный с "Тирпицем" линкор "Бисмарк", уже потерявший ход, разбитый бомбами палубной авиации и снарядами артиллерии линкоров, англичане были вынуждены выпустить по нему 12 торпед. Только после этого он затонул. Ну, а три последних взрыва оказались разрывами снаряженных глубинных бомб тонущего эсминца — сначала рвались бомбы первого пояса глубины бомбометания, потом второго, затем третьего. Две торпеды залпа, как оказалось, прошли мимо линкора.

Через 14 минут лодка подвсплыла. Лунин перешел в боевую рубку, поднял перископ, но ничего не обнаружил. Радисты сразу же "выстрелили" в эфир шифровку: "Внеочередная, по флоту. Широта… долгота…, линкор "Тирпиц", два крейсера, охранение 8 эсминцев, курс…, скорость…, атаковал, слышал два взрыва. Командир". Мы считали, что две торпеды попали в линкор, и не предполагали, что потоплен эсминец. О других взрывах командир не доносил: надо было самим разобраться.

Немецкие корабли при возвращении в базу прошли через район патрулирования английской подводной лодки (он находился рядом с нашим). Она противника не атаковала: или не получилось, или командир не рискнул, опасаясь такого сильного охранения. Но лодка донесла, что эсминцев не восемь, а только семь. То есть косвенно подтвердила, что один корабль мы потопили.

9 июля мы возвратились в базу. После прибытия мне и старпому Федору Лукьянову как исполнителям отчетных документов по атаке (график стрельбы, схема маневрирования, пояснительная записка и пр.), но больше всего самому командиру пришлось выходить в другие "атаки" и "контратаки". Нас усиленно "пытали" представители соответствующих органов: почему не потопили линкор, почему не атаковали повторно, не струсил ли командир и пр. И что можно было ответить на такие идиотские вопросы и придирки? Помню, как один такой "исследователь" пулей вылетел из каюты Лунина на плавбазе, вытирая разбитый нос. Напялив фуражку козырьком назад, он долго не мог найти выход на трап из коридора.

Командующий флотом адмирал Головко разобрался быстро. Тем более что разведка доложила: "Тирпиц" ремонтируется, под корму заведен кессон". Комфлот разогнал "следователей". Экипаж наградили орденами и медалями, а командир в конце года был удостоен звания Героя Советского Союза за боевые действия в 1941-1942 гг.

Война закончилась. В 1946-1950 гг. Ужаровский командовал подводными лодками. В 1953 г. окончил с золотой медалью Военно-морскую академию. Хотели оставить его преподавателем, но Владимир Леонардович категорически отказался, сказав, что не инвалид и вполне годен служить на флоте. Его назначили командиром бригады лодок на Тихоокеанский флот в так называемую Ракушку. Это и сейчас (а в те годы тем более) настоящая глухомань.

Ужаровский энергично взялся за устройство нормального быта для матросов, семей офицеров и сверхсрочников. Время было послевоенное. Страна еще не оправилась от потрясений, поэтому все, что касалось улучшения бытовых условий, достигалось с трудом. "Хозспособом" были построены новая казарма, столовая, баня, дома для офицеров и мичманов, с большими трудностями соорудили стадион. Начали строить клуб, в качестве которого ранее использовали дощатый разваливающийся барак. Финансирование было скудное. И тут Ужаровский проявил инициативу — приказал бригадному финансисту бросить часть средств, предназначенных на строительство причала, на клуб, сказав, что на причал деньги всегда найдут, да и пока можно обойтись без него.

На флоте, как зубоскалят остряки, инициатива всегда наказуема. Явилась грозная комиссия. Ужаровского пытались обвинить в самовольной "растрате финансовых средств титульного строительства военно-морской базы". Но комиссия, особенно ее председатель, крупный флотский начальник, была буквально нокаутирована, когда выяснилось, что комбриг пустил на этот злополучный клуб не только частицу замороженных "титульных" средств, но и свои кровные сбережения… Владимир Леонардович тайком от жены выдал бригадному финансисту собственную сберкнижку и приказал оплатить экстренно возникшие расходы, без которых закончить строительство до наступления зимы было бы невозможно. Клуб был построен. Комиссия убыла в легкой прострации, а ее глава периодически бормотал под нос что-то вроде: "Поди же ты… ну, дает… ну, погоди…" Когда доложили "на высочайшее", командующий флотом спросил: "Клуб построен? Ну, так победителей не судят". А председателю комиссии сделал внушение за его придирки, сказав, что Ужаровский — молодец. И в тот же год отправил Владимира Леонардовича на учебу в Академию Генерального штаба.

После окончания академии Ужаровский возвратился на ТОФ. Командовал дивизией подлодок, получил звание контр-адмирала. Потом был назначен начальником боевой подготовки — заместителем начальника штаба флота.

Ужаровский в 1964 г. был назначен преподавателем в Академию Генерального штаба, где его приняли с распростертыми объятиями. Здесь он и прослужил до ухода в запас, защитил диссертацию, стал "профессором морского боя". Из академии Владимир Леонардович был командирован в 1971-1974 гг. в Объединенную Арабскую Республику Египет, где преподавал египетским военно-морским офицерам тактику морского боя, а фактически — тактику Военно-морского флота Советского Союза. Демобилизовался после возвращения из Египта в 1974 году.

Краснознаменная крейсерская подводная лодка К-21 и поныне стоит на причале в Североморске как мемориал боевой славы подводников Северного флота.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *