ПАМЯТНИК КАЗАРСКОМУ В СЕВАСТОПОЛЕ

Памятник А.И. Казарскомуи экипажу брига "Меркурий" высится в начале Матросского (бывшего Мичманского) бульвара. Это первый памятник, установленный на севастопольской земле. Он увековечил подвиг брига "Меркурий", которым командовал капитан-лейтенант Александр Иванович Казарский.

А.И. Казарский родился в 1797 году и, окончив в 1814 году Николаевское штурманское училище, с 17 лет служил на боевых кораблях Черноморского флота. В 1828 году, командуя бригом "Соперник" в чине лейтенанта, он отличился при взятии Анапы и Варны, за что был произведен в капитан-лейтенанты, награжден саблей с надписью "За храбрость" и назначен командовать бригом "Меркурий".

Командир брига "Меркурий", Александр Иванович Казарский

Бриг "Меркурий" был построен на Севастопольской адмиралтейской верфи в 1820 году из крымского дуба. Этот небольшой быстроходный 18-пушечный корабль с прямым парусным вооружением предназначался для разведывательной и посыльной службы. "Меркурий" находился в боевом составе флота более 30 лет, но при отступлении русских войск с Южной стороны Севастополя в августе 1855 года был, вместе с другими кораблями эскадры затоплен.

В то время на Кавказе и Балканах шла очередная русско-турецкая война, и корабли Черноморского флота осуществляли блокирование турецких портов, стараясь разорвать коммуникации противника. Важнейшей задачей было перекрытъ туркам выход из пролива Босфор, и здесь постоянно дежурили русские корабли.

14 мая 1829 года из патрулирования возвращались фрегат «Штандарт» и бриги «Орфей» и «Меркурий». Неожиданно они столкнулись в море с турецкой эскадрой, состоявшей из шести линейных кораблей. Было решено боя не принимать и уходить на соединение с основными силами флота. «Штандарту» и «Орфею» удалось уйти, а «Меркурий» отстал. Перед экипажем замаячила перспектива спуска флага, плена и позора.

Два из шести турецких кораблей — 110-пушечный «Селимие» и 74-х пушечный «Реал-бей» — вели погоню за крошечным бригом, предчувствуя легкую добычу, награды и премии.

Капитан Казарский собрал военный совет, на котором было единогласно решено: флага не спускать, принять и вести бой до последней возможности, а в случае угрозы захвата корабля, взорвать его вместе с кораблем противника. Возле крюйт-камеры, в которой хранился порох, был положен заряженный пистолет. Из него в критический момент предстояло выстрелить в боеприпасы и сдетонировать их.

Когда турки поняли, что «легкая добыча» собирается принимать бои и, более того, АТАКОВАТЬ, они были поражены. Вот что писал потом один из офицеров «Реал-Бея»: «В продолжение сражения мы поняли, что капитан брига никогда не сдастся и, если он потеряет надежду, то взорвет свой бриг на воздух. Ежели в великих деяниях древних и наших времен находятся подвиги храбрости, то сей поступок должен все оные помрачитиь, и имя сего героя достойно быть начертанным золотыми буквами на храме славы».

Бой длился четыре часа! Зажатый в клещи бриг, под командой бесстрашного капитана, столь умело маневрировал и стрелял по рангоуту и такелажу турок, что сумел нанести неприятелям серьезные повреждения, и они были вынуждены первыми (!) выйти из боя. Уж они-то стрелять в свои крюйт-камеры не собирались.

"Меркурий" получил 22 пробоины в корпусе и 297 иных повреждений! Но все же он сохранил способность двигаться и пошел на соединение с силами русского флота.

Произведения Ивана Айвазовского, посвященные этой теме. Слева — "Бриг "Меркурий", атакованный двумя турецкими кораблями" (1892). Справа — "Бриг "Меркурий" после победы над двумя турецкими судами" (1848)

Мужество, отвага, верность долгу и преданностъ флагу экипажа "Меркурия" была оценена по достоинству. Казарского император наградил орденом св. Георгия IV степени, произвел в капитаны II ранга и флигель-адъютанты (то есть, члены императорской свиты). Все офицеры брига были произведены в следующие чины, экипаж получил пожизненную пенсию в двойном размере, а в гербы офицеров был внесен пистолет — в память о том, что во время боя лежал у крюйт-камеры.

Маленький бриг получил высшую для корабля награду — кормовой Георгиевский флаг, что с языка геральдических символов переводится как «корабль-герой». Император Николай I, потрясенный мужеством моряков, приказал, чтобы в составе русского флота всегда был корабль, носящий имя «Память Меркурия».

О трагической судьбе последней «Памяти Меркурия» несколько слов — впереди.

А пока — о дальнейшей судьбе А.И. Казарского.

Памятник Казарскому в Севастополе

Он был назначен командиром фрегата «Поспешный», затем — корабля «Тенедос», вновь участвовал в боях. В 1831 году получил чин капитана I ранга, в 1832 году инспектировал строительство водопровода для севастопольского Адмиралтейства.

А в 1833 году Казарский скоропостижно скончался в Николаеве в возрасте 36 лет. Существует обоснованная версия, что герой и гордость Флота Российского, любимец императора, был отравлен. Во все времена находились люди, которым личности такого масштаба мешали жить…

Когда в Севастополе было получено сообщение о смерти Казарского, начальник штаба флота М.П. Лазарев предложил начать сбор средств на сооружение памятника. Офицеры собрали по подписке 12 тысяч рублей, и на эти средства по проекту архитектора А.П. Брюллова (брата знаменитого художника) был сооружен монумент на Малом бульваре.

Памятник Казарскому на Мичманском бульваре. Фото начала 20 века

Памятник представляет собой усеченною пирамиду из белого крымбальского известняка, на которой установлен античный боевой корабль — трирема, отлитая из чугуна. В небольших нишах установлены изображения античных богов Ники (богини победы), Нептуна (бога морских глубин), Меркурия (покровителя мореплавателей) и краткая надпись «Казарскому. Потомству в пример».

Надпись на постаменте придумал император Николай I. Эти слова как будто предначертали всю дальнейшую историю Севастополя.

Корабли с названием «Память Меркурия» действительно не раз бороздили моря и океаны. Но в памяти наших современников черным пятном останется воспоминание о трагической гибели последнего из них, произошедшей в водах Черного моря. Январской ночью 2001 года этот небольшой сухогруз, построенный в 1965 году, шел из Стамбула в Евпаторию. Когда-то судно принадлежало гидрографической службе Черноморского флота, но к тому времени было куплено частной фирмой и, получив легендарное имя, совершало челночные рейсы из Евпатории в Cтамбул.

В несильный, 4-х балльный шторм, судно внезапно резко накренилось и быстро пошло ко дну. Из 52-х пассажиров и членов экипажа погибли 20 — в момент эвакуации, или потом — на плотах, от переохлаждения и отчаяния. Эвакуация была панической — в момент аварии на судне погас свет. Сигнал бедствия моряки подать не успели (или он не был услышан). В результате, первый плот со спасшимися при кораблекрушении был обнаружен только спустя двое суток! Все это время люди находились раздетые, мокрые, под дождем и снегом, при температуре воздуха около ноля градусов!

Вероятной причиной трагедии стал перегруз и смещение груза в трюме старенького теплохода. После гибели последней «Памяти Меркурия» было решено создать совместную спасательную службу Военно-Морских Сил Украины и Черноморского флота России.

Местонахождение: Матросский бульвар.

При составлении статьи были использованы следующие источники:

Золотарев М.И., Хапаев В.В. Легендарный Севастополь: увлекательный путеводитель. — Севастополь, 2002.

Севастополь: путеводитель. — Севастополь: Библекс, 2010.

Современные фотографии Ольги Иутиной.

Памятник Казарскому – первый памятник Севастополя

Памятник капитан-лейтенанту А. Казарскому

Памятник А. И. Казарскому

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *