ОЗЕРО СЕВАН НА КАРТЕ

Сева́н — озеро в Армении, на высоте 1900 м; наибольшее из озёр Кавказа. Площадь — 1240 км². Средняя глубина 26,8 м, максимальная — 80 м. Вытекает р.

Озеро Севан (Sevan lake "Սևանա լիճ")

Раздан. Воды Севана и Раздана используются Севанским каскадом ГЭС. Для пополнения вод Севана построен тоннель (48,3 км) для переброски в озеро вод р. Арпа. В 1978 создан природный национальный парк «Севан»

В древности озеро Севан находилась в пределах древнеармянской провинции Сюник, и называлось по-армянски Геламово озеро, Гега́мское (Геламское) море (арм. Գեղամա ծով), Гехаркуни́к (арм. Գեղարքունիք)(Геларкуни), Севанга

У Мовсеса Хоренаци, армянского автора V века, сохранилась предание об истории происхождения древнего названия озера — Гелам (Гегам). Так, рассказывая о расселении потомков Хайка, легендарного прородителя армян, Хоренаци пишет:

По прошествии лет Гелам родил в Армавире Харма и, оставив его жить в Армавире вместе с его сыновьями, сам ушел на северо-восток к другой горе, на берег одного озерца. Он обстраивает и заселяет берег озерца и дает, также и он, названия по своему имени и этой горе — Гел, и селениям — Геларкуни; так же называется и озеро.

До недавнего времени гидроним Севан объясняли из современного арм. сев — «черный» и арм. ванк — «монастырь», по цвету стен монастыря Севанаванк, построенного на этом озере из вулканического туфа, что оказалось народной этимологией

Тропическая влажная саванна

Обширная область тропических и субтропических лесов всегда была малонаселенной. Увеличение плотности населения неизбежно связано со сведением леса: эта мера позволяет высвободить площади, пригодные для постройки жилищ и для сельскохозяйственной деятельности, необходимой для жизни человека. Повсюду на Земле полулистопадные и влажные летнезеленые леса всех типов подверглись сильному изменению или даже вовсе уничтожены тай, где в результате выжигания леса почва стала пригодной для земледелия и скотоводства. Они пострадали больше, чем вечнозеленые дождевые леса, поскольку зимой они сухие и лишены листвы и их легче раскорчевывать и сжигать. Они также предпочтительнее для сельского хозяйства, чем сухие леса, так как в зоне влажных, зеленых во время дождей лесов период дождей наступает регулярнее и продолжается дольше. В этих областях распространена примитивная форма ведения хозяйства — так называемая переложная система земледелия, приводящая к обеднению и изменению растительного покрова. Через два-четыре года верхний слой почвы настолько вымывается и лишается питательных веществ, что становится непригодным для экстенсивного сельскохозяйственного использования. Старые поля забрасываются, а новые площади, до этого занятые лесом, расчищаются. Многократные раскорчевка и сжигание деревьев на таких площадях, через некоторое время покрывающихся вторичными лесами, в конце концов приводят к уничтожению лесов с сомкнутым древесным пологом. Примеры тому имеются на всех континентах, где есть область с таким климатом. Правда, на таких выщелоченных почвах способны развиваться злаки и отдельно стоящие деревья. Так появляются заросшие травами территории, где местами растут отдельные деревья; внешне эти растительные сообщества похожи на саванны, но это вовсе не изначальные естественные фитоценозы.

Озеро Севан на карте

В настоящее время такие саванны, созданные человеком, занимают значительные площади.

Огонь используется не только для сведения леса; выжигание очень важно и для того, чтобы не допускать зарастания лесом открытых пространств с травянистым покровом. Злаки огонь не уничтожает — более того, после пожаров они развиваются быстрее и лучше (из-за большей теплоемкости почв, ставших черными). Огонь также убивает паразитов и возбудителей болезней, что, несомненно, тоже побуждает местных жителей поджигать саванны.

В Африке тропический дождевой лес уже повсюду непосредственно граничит с такими открытыми растительными сообществами, хотя количество осадков и их распределение на протяжении года могли бы создать благоприятные условия для развития здесь относительно влажного тропического леса, облиствленного во время летнего периода дождей. То же можно сказать и об Индии, где изначально не было больших открытых, поросших злаками пространств; они появились только в итоге деятельности человека. Из деревьев выживают лишь те, что почти не повреждаются во время пожаров.

Так на территориях, которые в естественных условиях должны быть заняты лесами, под влиянием деятельности человека появились "влажные саванны"; их почти невозможно отличить от природных саванн, существование которых обусловлено климатом. Но во всех случаях для растительного покрова саванн характерны злаки и деревья. Однако требования, предъявляемые злаками и деревьями к условиям внешней среды, в значительной мере взаимоисключающи. На первый взгляд может показаться странным, что эти антагонисты в саванне сосуществуют. Между тем их совместное произрастание и составляет сущность саванны как растительного сообщества.

Известно, что деревья регулируют свою транспирацию, закрывая находящиеся на нижних сторонах листьев устьичные щели во время засухи и при низкой влажности воздуха, но открывая их, когда воды вдоволь. Достаточно самых незначительных колебаний в обеспеченности растений водой, чтобы произошла соответствующая реакция. Однако, несмотря на все защитные приспособления, деревья транспирируют и в засушливый период. И хотя при этом теряется очень мало воды, ее потери необходимо возместить из почвенных запасов.

Совершенно по-иному ведут себя злаки. Они не ограничивают транспирацию, а это при недостатке воды приводит, как бывает и в умеренных широтах, к "выгоранию". Особенно быстро желтеют и засыхают молодые, недавно ставшие открытыми участки. Однако отмирают лишь листья; корневые системы и почки возобновления хорошо защищены от высыхания, поскольку находятся под покровом из засохших листьев. Разумеется, во время засухи и злаки нуждаются в воде, но ее требуется гораздо меньше, чем деревьям.

Различия в образе жизни и в приспособлениях к условиям существования между деревьями и злаками находят отражение и в неодинаковом развитии корневых систем, а также в требованиях к почвам. Широко разрастающиеся и нередко глубоко проникающие корневые системы деревьев способны пронизывать грубые каменистые и скалистые субстраты, чтобы извлечь из них воду. Так, корни акации витой (Acacia tortilis) можно обнаружить на расстоянии 50 м от ствола! Злаки же — и это естественно — расположены близко друг к другу, корневая система отдельного экземпляра лишь ненамного распространяется в стороны. Поэтому весь объем имеющейся в распоряжении растений почвы должен быть максимально густо пронизан их корнями, а это возможно только в случаях, если почва тонкозернистая. На почвах с грубой структурой возможности для существования злаков хуже и потому, что вода легко просачивается в более глубокие слои. Здесь могут расти только деревья или кустарники. На тонкозернистых почвах преобладание злаков или деревьев или же "равновесие" между ними определяется количеством выпадающих в течение лета осадков. Там, где выпадает менее 500 мм осадков в год, растут преимущественно злаки. Они поглощают влагу из верхних слоев почвы, поэтому в более глубокие слои она почти не попадает. Там же, где количество осадков превышает 500 мм в год, преобладают деревья — они затеняют злаки и тем самым ослабляют их развитие.

Разнообразные влажные саванны занимают сравнительно большие пространства в Западной Африке, в так называемой Гвинея-зоне. Тип растительности, также именуемый Гвинея-саванной, распространен к северу от области тропических дождевых лесов — от Гвинеи через северную Нигерию до южного Судана. Между южными и северными районами саванны существуют различия. Лесная саванна граничит с островками тропического высокоствольного леса и развивается в местах, где выпадает много осадков (ср. климадиаграмму Фаридпура, стр. 116). К этому узкому поясу примыкает собственно Гвинея-саванна, на севере граничащая с сухой саванной. Ее также можно подразделить в зависимости от особенностей климата тех или иных территорий. Южнее области тропических дождевых лесов тоже прослеживается зональное подразделение саванны (бассейн Конго — юго-восточный Габон — Катанга).

Соседство тропических лесов сказывается на видовом составе деревьев влажных саванн. Вместе с тем они тесно связаны и с соседними сухими лесами. Поэтому во влажной саванне можно встретить наряду с видами родов, представленных в дождевых лесах (Daniella, Cophira, Nauclea), виды типичных родов сухих лесов. В сравнительно сухих северных районах Гвинея-зоны имеются переходные к сухим лесам небольшие леса из Isoberlinia, в составе которых преобладают виды семейства цезальпиниевых. Помимо характерных Isoberlinia dalziellii и Isoberlinia doka здесь растут Butyrospermum parkii (масляное дерево), Piliostigma thonningii и Afzelia africana — дерево-кошелек, названное так путешественниками за своеобразные плоды. Эти деревья растут вместе с высокими злаками. Злаки во влажной саванне могут образовывать и чисто травяные сообщества, если для роста деревьев нет благоприятных условий, что, например, может быть связано с особенностями почв. Высокорослые злаки представлены значительным числом видов, относящихся лишь к немногим родам. Самый высокий — от 2 до 5 м — ярус злаков образуют виды родов Hyparrhenia и Andropogon; они покрывают до 80% поверхности почвы. Примечательны широкие листья этих злаков. В ярус высотой 50-150 см входят виды, относящиеся к родам подсемейства просовых — Panicum и Setaria, а также виды родов Chloris, Schizachyrium и др. Имеются и травянистые растения из других семейств, но по сравнению со злаками их значение несущественно.


Сосна тропическая (Pinus tropicalis) — один из самых обычных видов сосново-дубовых саванн Кубы

Сосново-дубовые саванны. Любопытно, что в центральноамериканском регионе в саваннах растут сосны и дубы. К их числу относятся сосны карибская (Pinus caribaea), тропическая (Pinus tropicalis), кубинская (Pinus cubensis) и дуб виргинский (Quercus virginiana) сосново-дубовых саванн Кубы. На западе Кубы деревья, растущие в этих саваннах, образуют также сомкнутые леса, для которых характерен кустарниковый ярус из многих представителей семейства Melastomataceae, например Clidemia hirta.


Зависимость развития растительных сообществ тропических областей с летним влажным периодом от количества выпадающих осадков

К категории влажных саванн, появившихся в результате деятельности человека, следует отнести и редколесные кампы (campos cerrados), занимающие большие пространства в Бразилии (в штатах Пиауи, Гояс и Баия).

Озеро Севан — отдых и достопримечательности

Peпopтaжи | Севан — главное озеро Армении

Севан — главное озеро Армении

В этом посте мы расскажем о поездке на озеро Севан и о том, как практиковали автостоп в Армении.

Добраться до главного озера Армении и самого большого озера на Кавказе — Севана — несложно. С одного из автовокзалов Еревана примерно раз в час отправляются маршрутки. Ехать около 60 км, которые маршрутка преодолевает за час. Правда, привозит она не к берегу Севана, а в одноимённый город, от которого до озера ещё километров семь.

По выходу из маршрутки были атакованы настойчивыми таксистами и, поддавшись их чарам, уже через десять минут были на месте, на берегу озера.

Перво-наперво обратили внимание на воду: она очень чистая и прозрачная.

Второе, что заметили: берег у монастыря застроен чёрт знает чем. Севан — важнейший местный курорт для жителей Армении, местный филиал АДлера.

Жемчужина Севана — монастырь Севанаванк — построен на высоком холме на берегу озера. Собственно, «ванк» по-армянски означает «монастырь».

Проходим в сторону холма. Когда кто-то из Армении будет кричать, что страна европейская, покажите ему эту фотографию.

Под атаки торговцев картинами и сувенирами поднимаемся по лестнице в монастырь.

Виды сверху потрясающие. Озеро Севан находится на высоте 1 900 метров над уровнем моря, поэтому зима сюда приходит рано, и климат существенно холоднее, чем в Ереване. Даже летом сильной жары не бывает, вода всегда остаётся прохладной.

Наши друзья, которые брали напрокат белую Ниву, заехали на Севан днём позже и искупались. Моржи, не иначе 🙂

Монастырь ведёт свою древнюю историю с конца VIII века.

Великолепное природное окружение и свежий воздух создают здесь прекрасную атмосферу. Если бы только торговцев и побирушек не было бы 🙂 Мечты-мечты.

Древние хачкары в Армении на каждом шагу, им всем не одна сотня лет.

Одна плита разбита, причём совсем не древняя. Интересно, откуда тут такая свежая.

Бабушка продаёт какие-то сувениры и параллельно просит милостыню.

Карта Озера Севан — Карта Озера Севан

Еле отбились. Бабушка старая, давит на чувства.

Монастырь находится на полуострове, который ранее был островом, но затем вода ушла, и появился путь к большой земле. На дальний конец полуострова пройти нельзя, территория огорожена забором.

Смотрим вниз, где примостился какой-то уродливый дом. Он как будто висит в воздухе.

На холме продувает не на шутку, а солнце уже не может растопить снег.

Приехать стоит хотя бы ради этих видов.

Лучше, конечно, приезжать сюда летом, когда можно купаться, всё зелёное и можно попробовать знаменитый кебаб из севанских раков. Летом работают гостиницы и дома отдыха, зимой всё закрыто.

Мы изрядно замёрзли и решили погреться и заодно перекусить в местном кафе. Судя по оборудованию и большим колонкам, летом тут бывают большие танцы.

Интерьерчик проще некуда.

На улице виден танцпол для тёплого времени года,

а клиентов даже в ноябре привлекает колонка, выставленная на улицу, из которой орёт попса. Даже нас привлекла, если бы не музыка, мы бы точно подумали, что кафе закрыто.

Начитавшись про махинации в севанских шашлычных, мы заказали по порции картошки, салата и коньяка для согрева, тщательно согласовав стоимость каждого блюда. К нашему удивлению, всё прошло гладко, и в чеке сумма совпадала, даже чай не был включён.

Всё дело в том, что в кафе нет меню в принципе. При заказе нужно заявить о своих желаниях официанту, часто это превращается в долгие расспросы, потому что почти ничего нет в наличии. В данном заведении была форель по цене 5000 драм за рыбину (около 650 рублей). Так как размер рыбы был непонятен, а расспрашивать долго и упорно не хотелось, то решили обойтись без рыбы.

После кафе отправились дальше, в другой монастырь, проигнорировав все обращения таксистов. Один долго ехал за нами, а узнав, что денег нет, предложил сам дать нам денег, после чего сразу же уехал 🙂 А мы уже были готовы согласиться!

Выходим на шоссе и ловим машину.

Остановилась маршрутка, которая подвезла нас десять километров до нужной развязки и денег не взяла. Развязка советская, идём пешком. Последний раз такие развязки видели на фото МКАДа из 60-х.

Дальше пришлось полчаса постоять, мимо проезжали и машины, и автобусы, и даже почему-то маршрутки. В итоге остановилась Волга и подкинула нас до поворота на монастырь. Платой за провоз, как это часто бывает, был непрерывный разговор обо всём на свете. Дорога шла вдоль озера, но дивиться красотам за беседой было некогда. Водитель, как и все кавказцы, неоднократно бывал и работал в Москве. Химки знает как родные!

По дороге видим на обочинах людей, машущих руками. Оказываются, они показывают размер рыбы, которой торгуют.

Цены на рыбу такие: 5000 драм (около 650 рублей) за килограмм готовой форели и 1000 драм (130 рублей) за килограмм сырой рыбы.

Водитель рассказал нам, что рыбачить на Севане очень холодно, часто рыбачат пьяные, потом гоняют на лодках по озеру, переворачиваются и тонут. Не далее как вчера пропала лодка с людьми, и сегодня весь день спасатели пытаются найти их тела.

Наконец Волга довезла нас до искомой точки и уехала, а мы побрели последний километр до монастыря.

Монастырь Айраванк находится на западном берегу озера Севан, основан в IX веке и в наше время является значительно более уединённым, нежели Севанаванк. В межсезонье тут почти нет туристов, сами видели дорогу.

Без хачкаров никак.

Вдалеке видны горы, а вблизи какие-то развалины, видимо, объектов монастыря.

Тут очень хорошо и тихо.

От монастыря веет историей.

Хотели попросить владельца джипа с московскими номерами подвезти до следующей точки, кладбища хачкаров в деревне Норатус, но тот отказал, сославшись на то, что задние сидения заняты вещами. А так сам туда ехал 🙁

Пришлось немножко помесить грязь.

На дороге недолго куковали на остановке, минут через пятнадцать остановился мужик на иномарке и подвёз до поворота на деревню.

И вот он, Норатус.

Жителям Норатуса ничто человеческое не чуждо.

В самой деревне кроме кладбища делать особенно нечего. Разве что подивиться зелёной траве в местной речушке,

посмотреть, как живут в обычной армянской деревне,

и обалдеть от количества детей в этой семье.

Время было вечернее, и жители активно возвращались с работы. Все друг друга знают, поэтому каждая встреча на авто сопровождается бибиканием. В итоге вся улица постоянно гудит. Тротуара нет, машины едут постоянно, и пешеходы (и мы в том числе) идут по грязи.

Один раз около нас остановилась шестёрка Жигулей, за рулём которой был парень лет десяти, едва достававший до руля, что-то сказал нам по-армянски, засмеялся, дрифтанул и умчался в туман.

Добрались до кладбища хачкаров — крупнейшего в Армении собрания древних хачкаров.

Посреди кладбища есть даже небольшой храм из туфа.

У Лены всегда такое лицо, когда осматривает древности.

Часть кладбища отдана под современные захоронения.

Огромные каменные надгробия выглядят старыми и дорогими. Надгробие на фото датировано 1980 годом, то есть старым не является. А что касается цены, кажется, камень в этой горной стране не так дорог, как в России, раз многие могут позволить себе такие усыпальницы.

Приехал автобус с туристами и мы, убедившись в том, что нам не по пути, отправились пешком к трассе, чтобы поймать засветло транспорт в Ереван. По дороге нас несколько раз предлагали подвезти: предприимчивые молодые парни обратились к нам на хорошем английском, предложив проехать 2 км до трассы всего-то за 2000 драм (300 рублей). А затем остановились ещё одни местные, которым не нужны были деньги, но оказалось, что нам не по пути.

Дошли до трассы, смотрите, какие сосульки на мосту.

Ловили минут пятнадцать, остановился мужичок на Ладе седан и предложил доехать до Еревана за 500 рублей. Трафик был околонулевой, солнце стремительно клонилось к горизонту, да и мужик обещал в самом Ереване подвезти до нужной точки, и мы согласились.

По дороге дяденька рассказал о своих путешествиях по России, которую в своё время всю объездил по работе, рассказал о жизни армянской диаспоры в Греции (показал даже шенгенскую визу в паспорте от 2008 года). Выяснилось, что у него две машины, одна для поездок по стране, к родственникам и т. д., а другая, Мерседес, для важных выездов и поездок за границу. Обычная практика на Кавказе, между прочим.

За разговором время пролетело незаметно.

Подъезжали к Еревану уже почти затемно.

Ереван подстаивал в вечерних пробках, и дядечка отказался везти нас в центр, высадив на ближайшей остановке далеко на окраине. Ругаться мы не стали, но такое небольшое надувательство удивило, вроде мелочь, а неприятно.

Много мы общались с армянами за эту пару недель, и у нас сложилось впечатление, что армяне своего не упустят, и что деньги и личная выгода для них часто важнее, чем выполнение обещаний и гостеприимство. Не для всех, конечно, но такое поведение довольно типично.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *