НОВЫЙ ОРЛЕАН ФРАНЦУЗСКИЙ КВАРТАЛ

Новый Орлеан: французский квартал

Жаркий и влажный южный вечер. Дрожащий свет настоящих газовых фонарей заостряет, делает особенно рельефными тени в углах узких улиц. Фонари слабо подсвечивают ажурные кованые решетки балконов. Даже в полутьме дома в старом центре города (это испано-французская колониальная архитектура) удивляют элегантностью. В тёмное время суток есть в этом месте что-то таинственно-мрачное. Недаром известная американская писательница Энн Райс поселила героев своих «Вампирских хроник» именно здесь — в Новом Орлеане.

Французский квартал

Французский квартал — самая известная и самая красивая часть Нового Орлеана. крупнейшего и колоритнейшего города штата Луизиана. Жизнь здесь бурлит днём и ночью. На знаменитой Бурбон-стрит сквозь шум голосов (это гомон многочисленных туристов) то и дело доносятся обрывки музыки — джаз, блюз, калипсо, рэгги. Музыка звучит из каждой открытой двери бара или ресторана, которых во Французском квартале не счесть.

Нередки здесь и уличные менестрели, собирающие обычно вокруг себя довольно много людей. Голоса и техника игры этих блюзменов–любителей зачастую таковы, что, кажется, они могли бы собирать полные концертные залы. Но музыканты просто играют на улице — для прохожих и просто для собственного удовольствия. Человеку, глядящему на этот праздник жизни со стороны, кажется, что весь город — как эти музыканты: просто и бездумно наслаждается жизнью. Это, конечно, иллюзия. Но именно таков внешний вид Нового Орлеана .

Французский квартал — это, кроме всего прочего, разнообразные бутики, где продают всё — модельную одежду, произведения искусства, антиквариат — вплоть до аксессуаров культа вуду, издавна процветающего в этих широтах. Конечно же, не обходится без традиционных туристических сувенирных магазинов, предлагающих в большом количестве сушёные и залакированные головы аллигаторов. Тут же можно купить и бесчисленные куклы вуду с иголками в сердце.

От жажды и голода во Французском квартале не умрёт никто: Новый Орлеан — это не Париж, здесь двери многочисленных пивных пабов и устричных баров гостеприимно открыты чуть ли не круглые сутки. Работающие рестораны наполняют Французский квартал ароматами креольской и каджунской кухни. Особенный вкус местных блюд — отнюдь не туристический аттракцион, это живые, актуальные кулинарные традиции.

О креольской и каджунской кухнях мы расскажем в отдельной статье. Следите за нашими обновлениями .

Откуда что явилось

Луизиана не раз меняла хозяев. Эта территория была присоединена к французской короне Робером Ла Саллем ещё в 1682 году. И уже в 1699 году появилось первое постоянное французское поселение.

Мои путешествия. Новый Орлеан, штат Луизиана. Часть 2. Французский квартал

В 1719 году в Луизиану прибывает первый корабль с чёрными рабами из Африки — из Сенегала и Бенина. Метисов, родившихся от смешанных браков французов и африканцев, стали называть креолами. Немного погодя, когда Франция потеряла часть своих земель в Канаде во время Англо-французской войны начала 1700-х годов, французы из Акадии (сегодняшняя Новая Шотландия) переселилсь в Луизиану и стали называться Cajuns (каджуны или, как скажет истинный американец, кейджнс). Довольно замкнутое культурное сообщество каджунов существует в Луизиане до сих пор.

В 1762 году власть над колонией перешла к Испании. и к креольской крови в Луизиане добавилась добрая толика испанской. В 1770 –х годах сюда прибывают ирландские католики. бегущие от насилия протестантов. Наконец, в конце XVIII века в эти земли хлынула новая большая волна французских переселенцев — люди посчитали (их, кстати, можно понять), что в жуткие революционные годы жизнь в жаркой болотистой Луизиане предпочтительней гильотины.

В 1800 году Луизиана вновь возвращается под владычество Франции, впрочем, всего на три года — потом ее (а заодно и много других земель) Наполеон Бонапарт продал Соединенным Штатам. Это был холодный политический расчет: император осознал, что не может по финансовым причинам посылать французские войска за океан на защиту заморских территорий, особенно в преддверии войны с Англией. К тому же Бонапарту срочно понадобились деньги на европейскую военную компанию. В результате под юрисдикцию Штатов перешла огромная территория, простиравшаяся от устья реки Миссисипи до Скалистых гор, — всего более 2 миллионов квадратных киллометров. В исторических документах и, соответственно, учебниках, это событие фигурирует как Луизианское приобретение (Louisiana Purchase).

С тех пор прошло два столетия, однако местная культура, которая сложилась в результате сложного межэтнического симбиоза, до сих пор поражает своей неповторимостью и многогранностью. Во всяком случае, для США Луизиана — совершенно уникальное место.

Ураган Катрина. который принес в Новый Орлеан разрушительное наводнение, почти не тронул Французский квартал. Сегодня старая часть города по-прежнему полна туристов: суета здесь не стихает круглые сутки. Жизнь снова вернулась в свою колею. Вечерами здесь, как и в былые времена, витают волшебные ароматы креольско-каджунской кухни.

Поделись с друзьями

Рекомендуем ознакомится: http://www.gastronom.ru

Французский квартал

Французский квартал, Новый Орлеан

Широкие листья банана почти не пропускали бледный свет луны во двор старинного особняка, скрытого за высокими стенами от глаз любопытных прохожих. Из джаз-бара на углу доносились приглушенные звуки саксофона.

Высокий мужчина решительно прошел по стертым булыжникам двора, миновал вделанную в стену львиную голову с бьющей из пасти струей воды – неизбежный фонтан, поднялся по лестнице на второй этаж и отпер ключом старый замок.

– Привет, Клай! Наконец-то.

Еще совсем недавно звуки этого низкого грудного голоса заставляли его забыть обо всем на свете, но не сегодня. Сегодня он думал о другой женщине, о женщине, от которой его отделял океан.

– Выпьешь шампанского? – игриво спросила Мари.

Она прекрасно знала, что Клай предпочитает «Джонни Уокер» с синей этикеткой, дорогое французское шампанское было ее страстью. Мари просто хотела наказать его за то, что Клай пришел так поздно, даже не предупредив, что задерживается.

– Шампанского? Ты знаешь, чего я хочу.

– Хочешь меня, дорогой? Провинциальный выговор Мари говорил о детстве, проведенном в маленьком прибрежном городишке неподалеку от Нового Орлеана – другая планета для Клая. Но не в этом дело. Хотя Клай принадлежал к высшим кругам местного общества, в поисках удовольствий он не был снобом.

Мари грациозно поднялась с обитого бархатом кресла и пошла к нему навстречу. Шелест шелкового пеньюара наполнил освещенную свечами комнату.

– Хочешь меня? – повторила Мари.

– Мм, – пробормотал Клай.

Он не смог солгать и не решился сказать правду. Та женщина, которую он хотел, – его сладкая мучительная мечта, – находилась на другом конце земли. Вне досягаемости.

Пока.

Клай молчал.

– Ты ведь хочешь меня, дорогой?

Нежные руки Мари обхватили шею Клая, а полные мягкие груди прижались к его широкой груди.

– Мари, – выдохнул Клай, уже не понимая, чего он хочет: чтобы она остановилась или чтобы продолжала.

Мари была чертовски хороша собой. Теперь она стала даже соблазнительнее, чем в тот вечер, когда Клай впервые встретил ее на официальном приеме в отеле «Виндзор Корт». Мари стояла в сторонке в черном льняном платье, скрадывавшем ее роскошные формы. Она робко улыбалась, опустив глаза. Густые ресницы отбрасывали на щеки легкие тени.

Мари напомнила Клаю единственную женщину, которую он когда-то любил.

Позже, когда они стали любовниками, Клай понял, что Мари интересуют только деньги и положение в обществе. В этом она была похожа не на его первую любовь, а на его жену – Феб Лекруа Дюваль.

Мари увлекла его в спальню, освещенную множеством свечей. Отблески мягкого света играли на черных шелковых простынях расстеленной к его приходу постели.

Звонок мобильного телефона вернул Клая к действительности. Он вспомнил, что пришел сюда в последний раз, чтобы объясниться с Мари и подарить ей прощальный подарок.

Клай достал из кармана спортивной куртки крошечный телефон и поднес к свету, чтобы рассмотреть цифры на экране. Да, именно этого звонка он ждал. Мягко освободившись из объятий Мари, Клай сказал:

– Я должен поговорить. Это по делу.

Клай вышел в гостиную. Этот дом он снял для Мари больше года назад. Даже воздух здесь пропитался густым ароматом ее духов. Ах, нет, это горели сандаловые свечи. Клай с легким сожалением вздохнул. У него хватит решимости довести дело до конца. Сегодня последняя встреча с Мари.

Звонил Берт Андерс.

– Все подготовлено, – доложил он. – Последнее слово за тобой.

– Действуй, – ответил Клай. – Не забудь о том, что я тебе говорил. Держи язык за зубами. Алиса не должна знать, что за этим предложением стою я.

Не ожидая ответа, он захлопнул крышку телефона и сунул его в карман. Алиса Росси. Даже ее имя волновало, его. Скоро Клай увидит ее снова. Сколько же лет прошло? Целая жизнь.

– Дорогой! – Мари неслышно подошла и коснулась его плеча.

Клай нащупал в кармане коробочку. Мари обожала антикварные украшения, и этот старинный браслет с бриллиантами и сапфирами должен ее утешить.

Вампиры Французского квартала

Конечно, ему было жаль Мари, но она легко найдет себе другого богатого покровителя. А если повезет, то, может быть, и мужа. Она этого заслуживает.

– Сегодня я встречалась с Данте, – сказала Мари. Ее психоаналитик – огромный негр – переехал в Новый Орлеан с Багамских островов, чтобы заниматься вуду, но вскоре бросил древнее колдовство, предпочитая более прибыльную работу экстрасенса. Мари увлекалась гаданиями и была одной из самых преданных почитательниц Данте.

– И что же он сказал? – спросил Клай.

Вдруг предсказания Данте касались их расставания?

– Должно произойти что-то необыкновенное.

– Данте прав. У меня есть для тебя подарок.

– Правда?

– Надеюсь, тебе он понравится.

– Подожди минутку.

Мари взяла у него из рук коробочку, потом вдруг зачем-то пошла в спальню и вернулась с конвертом:

– Данте передал тебе письмо.

– Мари, зачем ты это затеяла?

Клай повертел в руках конверт, запечатанный темно-красным сургучом.

– Ты же знаешь, что я не верю в эту ерунду.

– Я не просила Данте предсказывать твое будущее. Он сам.

Клай незаметно отодвинулся от нее. На душе было неспокойно. Пожалуй, расставание с Мари пройдет не так легко, как он планировал.

Он вспомнил другой вечер, много лет назад, и другую женщину. Бросить женщину не так легко. Это было трудно тогда, трудно и сейчас.

– Знаешь, все было очень приятно, но теперь… Клай отступил к двери, забыв продолжение речи, которую собирался произнести.

– Ну, в общем, ты сама понимаешь.

Мари уронила подарок, и коробка бесшумно упала на восточный ковер. Женщина удивленно смотрела на Клая.

– Аренда дома оплачена до конца месяца. – Он взялся за бронзовую ручку двери. – Удачи тебе. Прощай.

Мари ахнула, но Клай быстро вышел и закрыл за собой дверь. Он сбежал вниз по ступенькам, пересек двор и оказался на улице. На углу у закрытого на ночь бара стояла урна, и Клай уже совсем решил было бросить письмо на кучу смятых пластмассовых стаканчиков, но в последний момент любопытство победило. Он разорвал конверт, вытащил листок бумаги и повернулся к фонарю, в свете которого, обжигая крылья, кружились ночные мотыльки. Почерк показался Клаю слишком изящным, не верилось, что эти буквы написаны решительной рукой Данте:

Из праха вышел,

В прах пойдет.

Господь не примет –

Дьявол возьмет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *