NANWAN MONKEY ISLAND


Chinese name:
南湾猴岛 (Nan Wan Hou Dao).
Location: at Xincun Town, Lingshui County, Hainan Island (aka. Hainan Province).
Ticket: CNY163.
Opening time: 08:00-16:50.
How to get there: The buses from Sanya (三亚) to Lingshui (陵水) depart every 20 minutes (60 km, CNY19/person). Arriving at the county seat of Lingshui, take the bus to Xincun (新村) and get off at the terminus, walk for 300 meters to the cableway of Monkey Island.
Travel Tips:
1.

Nanwan Monkey Island, Уезд Линшоу: отзывы

Do NOT tantalize the moneys with food or something else, or else they probably get angry and attack you;
2. Do NOT stare at a monkey for a long time, or else it might consider you are hostile and attack you;
3. Do NOT carry plastic bags or something like that in hand, or else the monkeys might consider them to be food and come up to snatch.

Introduction to Nanwan Monkey Island

Located on the Nanwan Peninsula that is 14 km south of Lingshui County, the Nanwan Monkey Island is the only tropical island natural reserves of macaque in the world. Covering some 10 square km with an average altitude of 150 meters, Monkey Island has 95% of the area be covered with forest, in which more than 3000 local people andover 1500 monkeys live together.

According to a resources survey in 1995, there are 15 kinds of mammals (such as leopard cats, pangolins, otters), 57 kinds of birds (such as Hainan partridges, hoopoes), 17 kinds of amphibious reptiles (such as boas, lizards), 388 kinds of plants including coconut trees, leechee trees, jackfruit trees, carambola trees, and many other species.

Over the years, the local government has been being attached series of measures to peotect the Nanwan Monkey Island. Having been well trained, most of the moneys on the island seldom attack people and other animals or destroy crops; when hearing whistles, they will rush from trees or swings, for food. In addition to the feeding scene bustling of with noise and excitement, visitors can also have fun by the comical circus shows by the monkeys or by joining the exciting on-sea sports of Nanwan Monkey Island.

Поиск Лекций

Обезьяний остров. Их нравы

К подопечным Леонида Фирсова жители деревни Петраши относились с любопытством и нежностью. Каждый норовил почесать за ушком и сделать «ути-пути». Ученый проявлению человечески чувств не мешал, но держал процесс под контролем и строго дозировал «телячьи нежности». Со стороны казалось, что он просто ревнует. Однако причина оказалась более прозаичной. Фирсов отлично знал, на что способны милые обезьянки, вставшие, как у нас принято говорить, «не с той ноги». Страшное дело… За два года до начала эксперимента доктор лишился двух пальцев на правой руке. Их «оттяпала» одна из лабораторных шимпанзе, которая в тот момент была просто не в духе, а Фирсов попался под горячую лапу. Вернее под острые зубы. Доктор долго потом лечился в больнице.

Окончание. Начало «Псковская провинция» №№10, 11, 12.

— У меня с Боем свои счеты, — пишет нам на сайте газеты один из читателей, который в 70-е годы бывал на обезьяньем острове. – Он свалился на меня с дерева и чуть не сбил с ног. Ели удержал равновесие…

Оно и понятно, Бой был вожаком стаи и не пускал чужих на свою территорию. Не сдавал своих лидерских позиций и Тарас. Фирсова он еще как-то терпел, а вот гостей пытался «выкурить» с острова всеми способами. Сначала предупреждал «по-хорошему» — подпрыгивал на месте, бил руками по земле, истошно вопил. Затем в ход шла тяжелая артиллерия. Тарас забирался на дерево – причем выбирал сухое, которое хорошо ломалось — и силой его раскачивал. На незваного гостя летели сучья и камни. С нескрываемым удовольствием Тарас смотрел за тем, как поверженные чужестранцы покидали поле боя. Журналист Василий Песков вспоминал, как его коллега — оператор программы «В мире животных», снимавший безобразные выходки шимпанзе – с трудом увернулся от брошенного в него булыжника. А потом упал вместе с камерой в воду. Съемки пришлось приостановить. В общем, еще никому, кроме Фирсова, не удавалось выйти «сухим из воды» после вспышек обезьяньего гнева.

Бой и его гарем

Впрочем, если кто и удивлялся агрессивности самцов, то только не доктор. Он знал, что неадекватное с человеческой точки зрения поведение Тараса и Боя продиктовано желанием защитить свой гарем. И тот, и другой отсутствием «женского» внимания явно не страдали. В стае жили целых три самки – Чита, Гамма и Сильвия. Днем, на глазах Фирсова, шимпанзе вели себя прилично, в рамках ими же установленных иерархических отношений. Ночью же ученые мирно спали в своих палатках… Они демонстративно не вникали в личную жизнь своих подопечных, предоставляя им право самим все устроить. Расчет оказался верным. После нескольких «дачных» сезонов на озере Язно у всех самок появилось потомство. Можно сказать, что пятеро малышей – Том, Пегас, Чингиз, Лель и Малыш — получили псковское свидетельство рождения. И это стало главной научной сенсацией доктора Фирсова. Считалось, что приматы не могут размножаться в неволе, будь то стены лаборатории, или местность с несвойственным для них климатом. А везти их на родину в Танзанию или Северную Африку было слишком накладно даже в советские времена.

Эксперимент на Псковщине заставил ученых пересмотреть свои взгляды на «интимную» сторону жизни обезьян. Кроме того, Фирсов доказал, что так называемый островной метод может оказаться наиболее экономичным и выгодным для содержания приматов. Почему в то время это было так важно? В 70-е годы мировая наука буквально задыхалась от нехватки обезьян. И дикая природа тоже. Если в 40-е годы в африканских джунглях насчитывалось несколько сот тысяч человекообразных обезьян, то спустя тридцать лет их численность сократилась до 17 тысяч. А в Руанде, Того и Бурунди шимпанзе исчезли совсем. Еще немного, и шимпанзе объявили бы вымирающим видом и занесли в Красную книгу. Тогда приматологии всего мира остались бы без работы, так и не сделав важных научных открытий в области физиологии и анатомии. Ведь человекообразные обезьяны – это наши с вами ближайшие родственники. У нас, и у них одинаково устроены системы пищеварения, кровообращения, дыхания, сосудистая система, одинаково протекают метаболические процессы. Доктор Фирсов совершил маленькую революцию в приматологии. Он понимал, что сильно рискует, вывозя своих питомцев фактически «на деревню дедушке». Но риск оказался оправданным. Шимпанзе не только выжили, но успешно прошли акклиматизацию и произвели потомство. Это означало, что их можно выращивать в Северо-Западных широтах.

Обезьянья Санта-Барбара

Все, кто побывал на острове и пообщался с его обитателями, отмечали, что наши «лабораторные копии» (так назвал обезьян Василий Песков) вели себя совсем, как оригиналы – по-человечески обижались, радовались, ревновали и показывали характер. Корреспондента одного из псковских газет поразило, как строго придерживаются своего места в иерархии самки. На его глазах доктор Фирсов проводил эксперимент с кормушками. Они располагались на поляне друг напротив друга и имели одну хитрую особенность – одна открывалась только в том случае, если возле другой нажать на рычаг. Обезьяны об этом прекрасно знали. И вот две возлюбленные Тараса заняли исходные позиции. Чита нажимает на рычаг, и кормушка открывается перед Гаммой. А там – компот, за который приматы, не задумываясь, готовы продать душу. Гамма хватает свой трофей и за секунду с ним расправляется. Чита пожирает компот и соперницу глазами, но с места не двигается. Обезьяна терпеливо ждет, пока у Гаммы проснется совесть, и она нажмет на рычаг. Но та явно не торопится. Тогда Чита нажимает снова, и все повторяется. Гамма уже объелась, но на рычаг не нажимает, как будто из принципа. Чита на грани истерики, но ничего не предпринимает. И тут Фирсов, как ловкий фокусник, находить выход из щекотливой ситуации. Он зовет Сильву. Та моментально, словно понимая свою роль в этом спектакле, нажимает на нужный рычаг. У Читы долгожданный праздник желудка, и остальные тоже не в претензии. В общем, все счастливы. А формула этих взаимоотношений такова – Гамма, на правах самой умной и ловкой, является верховной главнокомандующей. На нее работает Чита, которой всякий раз старается услужить Сильва.

У самцов, как говориться, своя Санта-Барбара. Уже в первый год проживания на острове вожаком был «назначен» Бой – самый сильный и агрессивный шимпанзе. Ему все подчинялись беспрекословно. Правда, в ответ на такое отношение он охранял стаю от вторжения чужаков и улаживал все конфликты… Тарас был «молодым и зеленым», и Бой поначалу не видел в нем сильного конкурента. А когда разглядел, было уже поздно. Через несколько лет Тарасу удалось занять его место на вершине иерархии. Но вернемся к нашим старым знакомым. Маленькой Чите позволялось все, даже отщипнуть из рук Боя дольку апельсина. Другие о такой наглости даже помыслить не могли. Вожак был влюблен в Гамму, которая, пользуясь его покровительством, заставляла Тараса на себя работать. Как бы там ни было, а любви – и отеческой, и плотской – хватило всем самкам. Ведь, как вы помните, каждая из них после летних каникул родила по малышу.

«Наблюдать тонкости отношений в группе, объяснять их природу, закономерность было важнейшей нашей задачей, — говорил доктор Фирсов в одной из своих книг об «Обезьяньем острове». – Механизм отношений не становился закостеневшим. Он менялся по мере того, как менялся каждый из членов сообщества. Подраставшей Чите перестали позволяться детские вольности, да она и сама поняла: что позволено ребенку, не позволено взрослому. Возмужавший умный Тарас все чаще стал посягать на права вожака и, в конце концов, сделался им».

Два повода задуматься

Наблюдая за поведением обезьян на островах озера Язно, Фирсов сделал еще два неожиданных вывода. Возможно, в научном мире они не стали такими же сенсационными, как возможность размножения приматов в неволе. Однако нам, людям, есть о чем задуматься.

Nanwan Monkey Island

Например, о том, что всему свое время. В первые месяцы жизни на острове шимпанзе стали строить на деревьях теплые и уютные гнезда для сна. Все, за исключением Боя и Гаммы, которые коротали ночь либо в ящиках, либо согнувшись под деревом. И так все восемь лет. Они не умели строить гнезда, потому что не успели научиться этому у себя на родине, в Африке. А их сородичи, которые были пойманы в возрасте двух лет, успели. Фирсов сделал вывод, что и у обезьяны, и у человека самой природой отведен некий временной предел, в рамках которого можно чему-то научиться. Потом мозг не работает так интенсивно, а запрыгнуть в уходящий поезд, увы, нельзя…

Второй вывод касается материнского инстинкта. Считается, что он есть у каждой особи женского пола и является величиной постоянной. Но это не так. Когда у «островного гарема» появились малыши, ученые заменили им родителей. А путь биологических матерей к детенышам был закрыт. Жестко, конечно, истина требует жертв. Так вот, спустя несколько месяцев, когда начался очередной дачный сезон на обезьяньем острове, коварные ученые решили, наконец, познакомить матерей со своими отпрысками. Самки не прост остались безучастными, но и не приняли малышей в стаю. «Утеря контактов между детьми и родителями чревато печальными последствиями. В будущем восполнить их невозможно», — заключил доктор Фирсов.

И в заключении несколько слов о судьбе фильма «Обезьяний остров». В 1976 году он получил почетный диплом на международном кинофестивале, а так же на конгрессе приматологов в США. Впрочем, это было только началом триумфального шествия кинокартины по всему миру. Ведь эксперимент продолжался! Спустя несколько лет было снято еще несколько серий — «Косматые Робинзоны», «Бой, Лель, Чингиз и другие» и «Идет эксперимент». Таким образом, фильм о «летних каникулах» ленинградских шимпанзе на островах озера Язно в Псковской области стал первым научным-популярным сериалом в Советском Союзе.

Ульяна Михайлова

$(‘.star’).rating({ callback: function(value, link){ var re = /rate_(\d+)$/; var id = re.exec(this.name); $.post(‘/utils/back/rate.php’, {id: id, rate: value}, function(html) { $(‘#voices_’+id).html(‘ Спасибо за оценку!’); }); $("input+"’]").rating(‘disable’); }});

©2015-2018 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.
Нарушение авторских прав и Нарушение персональных данных

The only island macaque reserve in China, Nanwan Monkey Island is Located on the Nanwan Peninsula, 5 km (3.1 miles) south of Linshui County. It was founded in 1965 on an area of 100 hectares (247 acres). The island is a paradise for the monkeys because of its mild climate and hospitable environment. It is also famous for its landscape, with dense trees, fragrant flowers and fruits, strange rocks and interesting caves.

There are all together more than 1,800 macaques in the preserve. They are divided into 29 groups, among which four groups have been trained to entertain visitors. Yusheng Pool is the water paradise of the monkeys, where they are trained to show their special abilities (diving or swimming), put on funny shows and acrobatics, and stand in line to welcome visitors. It is said that each group of monkeys is led by a monkey king who is elected through public elections. However, there are no life-long monkey kings, and each time there will be fierce competitions during the election.

Surrounded by sea on three sides and with forest coverage reaching 95%, Nanshan Monkey Island is endowed with beautiful natural scenery, including soft beaches, rows of graceful coconut trees, clean, blue water, colorful corals and fishing rafts. When ‘flying’ to the island by ropeway, visitors can get different views of the island, from misty to clear. On the island visitors may also get to know about the unique life of the local people, the Dan, who live on boats and earn their livings through fishing, in addition to the monkeys and the scenery. 

 Tips:
1. It is better to go to the island early in the morning so that there will be enough time for you to visit.
2.

Monkey Island

You’d better not wear a red coat, as the female monkeys might envy you and rip your coat.
3. You’d better not stare at one monkey for too long or you may be attacked, since it might think that you are threatening him or her.
4. If you want to feed the monkeys, hand out all the food at once or they will come and snatch at the food.
5. You’d better not carry any bags or the monkeys may rob you, as they may think that you are carrying food. 

 Entrance Fee: 
CNY 138 (including the fee for cable cars) 

 Opening Hours: 08:00 — 16:30 

 Best Time to Visit: Oct. to Feb.

 Transportation (from Sanya): 
1. By car: Drive along the Eastern Sanya-HaikouExpressway from Sanya, exit from Linshui Yingzhou County, drive on for about 8 km (5 miles) to Linshui Qugang Road Crossing, turn right and drive for another 3 km (1.9 miles), where you will find the ropeway to Nanwan Monkey Island.
2. By bus: Take the bus between Linshui and Xincun, get off at the last stop and then walk for about 300 m (328 yards).
3. You can also rent a car from Sanya with other 7 or 8 visitors, which will cost about CNY 150 in total.

 More Popular Attractions in Sanya:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *