МУЗЕЙ ЧЕРНЫШЕВСКОГО САРАТОВ

Музей-усадьба Н.Г. Чернышевского

На пересечении улиц Чернышевского и Некрасова находится уникальный музейный комплекс

объединяющий территорию городской усадьбы первой четверти XIX века и литературную экспозицию, посвящeнную русскому публицисту, философу, литературному критику Николаю Чернышевскому. Музей является одним из старейших литературных музеев России, которому в 2020 году исполнится 100 лет.

Мемориальный дом семьи Чернышевских — это жемчужина музея. Со стороны улицы Чернышевского он одноэтажный, а внутренний фасад может показаться неискушeнному в архитектуре человеку трeхэтажным. Дом построен в стиле классицизма с кирпичными и деревянными колоннами, двумя входами — парадным и хозяйственным крыльцами, лесенками, украшенными балясинами, двумя небольшими балкончиками. Но самое главное находится внутри этого "домика", как его ласково называют многие посетители.

В его комнатах размещено большое количество редких артефактов XIX века, принадлежавших семье Чернышевских и их родственников Пыпиных. В приeмной можно посмотреться в огромное зеркало позапрошлого столетия, увидеть расшитый золотной нитью пояс священника, печати, несохранившейся Сергиевской церкви, награды Отечественной войны 1812 г., принадлежавшие деду Николая Чернышевского Егору Ивановичу Голубеву.
В кабинете размещeн уникальный стол Гавриила Ивановича Чернышевского — батюшки Николая, за которым будущий публицист выводил в прописях первые буквы.

В столовой на одной из полок шкафа-горки стоит небольшой белый бокал с крышкой — это самый ранний дошедший до нас предмет личного пользования писателя. Эта вещь проходит практически через всю жизнь Чернышевского. Еe приобретение было связано с началом важнейшей эпохи жизни: женитьбой и переездом в столицу. Десятки лет бокал находился рядом с Николаем Гавриловичем: при аресте был взят владельцем в Петропавловскую крепость и пребывал там в течение всего периода следствия и суда. Затем бокал служил своему владельцу в Сибири, а позже хранился семьeй как памятная реликвия.

Синяя гостиная зачаровывает мебелью красного дерева и расписным потолком.
В небольшом мезонине, в котором располагался Николай Чернышевский, когда был преподавателем Саратовской гимназии, на ломберном столике расположена чинаровая шкатулка, подаренная Николаем Чернышевским своей невесте — Ольге Сократовне, как свадебный подарок. Из дневника Николая Гавриловича известно, что при заказе шкатулки выбор его пал на редкую древесину чинару, потому что на память пришла строка любимого поэта М.Ю. Лермонтова: "У Чeрного моря чинара стоит молодая". Влюблeнный сравнил свою невесту с чинарой. Из мезонина открывается замечательный вид на Волгу, острова и пологий противоположный берег, с небольшими домиками, утопающими в зелени.

Слева от мемориального дома и вниз к набережной расположены флигели, связанные с жизнью усадьбы в XIX и начале XX столетия. Сегодня в этих флигелях размещены другие экспозиции музея, посвящeнные Ольге Сократовне Чернышевской, галерея саратовского художника Василия Осиповича Фомичeва, а в одном из них до сих пор проживают потомки Николая Гавриловича Чернышевского.
В отдельном двухэтажном здании представлена интереснейшая историко-литературная экспозиция "Отечества достойный сын", рассказывающая о творчестве и судьбе Николая Чернышевского, истории русской литературы и общественной мысли середины XIX столетия. Здесь можно увидеть большое количество редких изданий произведений А.С. Пушкина, А.В.

МУК "Музей-Усадьба Н. Г. Чернышевского"

Кольцова, В.А. Жуковского, М.Ю. Лермонтова, Н.А. Некрасова, журналы "Современник" и "Отечественные записки", редкие литографии Георга Тима и множество других раритетов. Особое место в экспозиционных залах занимают рукописи и предметы, принадлежавшие Николаю Гавриловичу и его семье. Каждый из этих предметов имеет свою легенду и связан с важными моментами в жизни Чернышевского. Будь то швейцарские настольные часы, купленные Александром Пыпиным для Николая Чернышевского или китайская головоломка, привезeнная писателем им из сибирской ссылки. Табличка, снятая с двери квартиры публициста при его аресте, кандидатская диссертация, позволившая по-новому взглянуть на эстетическую теорию, первые издания романа "Что делать?", изменившего мировоззрение тысяч молодых людей Российской империи.
О том, что представлено на экспозициях и на выставках могут подробно рассказать экскурсоводы и сотрудники музея. Каждая экскурсия для посетителя — это небольшой спектакль одного актeра, который увлекает экскурсанта в интереснейший мир XIX столетия России: в особенности еe общественной и политической жизни, в баталии, разгоравшиеся не только на полях сражений, но и на страницах литературных журналов. В мир блистательного десятилетия, жертвенности, трагедии и признания человека, достойного сына Отечества — Николая Гавриловича Чернышевского.

Музей-усадьба Н. Г. Чернышевского – муниципальное учреждение культуры города Саратова.

Адрес
Расположен усадебный комплекс на углу улиц Чернышевского и Некрасова .

Мемориальный дом Н. Г. Чернышевского

Автор: И. Козловский
Дата: 28.05.2013

Новый корпус

Автор: И. Козловский
Дата: 28.05.2013

История
Мемориальный дом Чернышевских был построен в 1828 году на территории усадьбы протоиерея Е. И. Голубева, чья старшая дочь Евгения в 1818 году вышла замуж за учителя семинарии из Пензы Гаврилу Ивановича Чернышевского, которому предложили принять духовный сан и устроиться на место преподавателя в Саратове. Для новой семьи на имя Гаврилы Ивановича было куплено соседнее дворовое место, на котором возвели одноэтажный деревянный, обложенный кирпичом дом с мезонином. Некоторое время здание частично арендовали квартиранты, после чего в начале 1830-х годов в него окончательно переехали Чернышевские всей семьёй. Николай Гаврилович Чернышевский в родительском доме жил до 17 лет, а также после возвращения из Петербурга в 1851–1853 годах, когда преподавал в мужской гимназии. Впоследствии в доме жили овдовевший Гаврила Иванович Чернышевский и близкие родственники семьи Пыпины, последними он затем сдавался в аренду. Также Пыпиным принадлежал соседний двухэтажный дом, купленный Е. И. Голубевым22 ноября1801 года. От отца он перешёл к младшей дочери Александре, супруге Н. Д. Пыпина, матери известного историка Александра Николаевича Пыпина. Ныне это здание (улица Некрасова, дом 7) входит в музейный комплекс. В 1866 году дом Чернышевских горел, но через два года был в несколько ином виде восстановлен. В 1879 году он перешёл к сыновьям Чернышевского Александру и Михаилу, но они жили в Петербурге и доверили Пыпинам продолжать распоряжаться зданием. Когда Н. Г. Чернышевский вернулся в 1889 году в Саратов, дом снимал присяжный поверенный А. А. Токарский, впоследствии член I-й Государственной Думы Российской Империи, который был рядом с Чернышевским в момент его смерти. Согласно арендному договору, при Токарском в доме был проведён ремонт. Вдова Николая Гавриловича Ольга Сократовна Чернышевская (Васильева) в 1890–1913 годах жила в небольшом флигеле, который сегодня также является частью музея. Этот деревянный домик изначально принадлежал няне Ольги Сократовны и находился во дворе родительского дома между Армянской и Царицынской улицами. После пожара 1866 года он был разобран и отстроен заново на территории усадьбы Чернышевских на месте сгоревшего флигеля, сдававшегося квартирантам. До ссылки мужа в Астрахань Ольга Сократовна уже жила в этом здании в 1880–1883 годах.

Дом Пыпиных

oldsaratov.ru
Дата: 1960 год

С приходом Советской власти, прославившей Н. Г.

Музей-усадьба Н.Г.Чернышевского

Чернышевского как Прометея русской революции, 17 сентября1920 года постановлением Совета Народных Комиссаров дом Чернышевских в Саратове был объявлен национальным достоянием и превращён в музей. Его основателем и первым директором стал младший сын писателя Михаил Николаевич Чернышевский. После его смерти с 1924 года бессменным заведующим, а затем директором музея более полувека была его дочь Нина Михайловна Чернышевская. В 1920–1927 годах в главном здании проводились реставрационно-восстановительные работы под руководством архитектора А. В. Горшенина, которому по воспоминаниям современников Чернышевского удалось вернуть дому часть утраченных в результате пожара и ремонтов деталей. 6 ноября1927 года открылась первая стационарная экспозиция. Затем историко-литературные экспозиции открывались в 1939-м,1953-м и 1967 годах.В 1978 году к 150-летию со дня рождения Н. Г. Чернышевского в музее открылась первая мемориально-бытовая экспозиция, воспроизводившая на основе подлинных предметов быта, мебели, книг и документов обстановку дома Чернышевских середины XIX века(в 1988–2001 годах она закрывалась на реконструкцию). В 1970-х годах во флигеле О. С. Чернышевской располагалась экспозиция, воссоздававшая интерьер 1880-х – 1890-х годов. Ныне там развёрнута мемориальная экспозиция "Озарена тобою жизнь моя". Дом Пыпиных сегодня занимает фондохранилище. Во флигеле Эдемовых, существовавшем при усадьбе с 1826 года до пожара 1866 года и восстановленном в 2004 году, работает галерея художника В. О. Фомичева. В современном здании, построенном на территории усадьбы в 1984 году, размещена экспозиция "Отечества достойный сын", освещающая жизнь и деятельность Н. Г. Чернышевского в контексте его эпохи. Также на территории усадьбы находится перенесённая с Воскресенского кладбища надгробная часовня, стоявшая на могиле Н. Г. Чернышевского до открытия памятника в 1939 году. Стоявший во дворе музея бюст писателя в настоящее время демонтирован и находится в хранилище. Современный музей Чернышевского является не только центром увековечивания памяти о Николае Гавриловиче и изучения его наследия, но и важнейшей частью культурной жизни города и крупной туристической достопримечательностью. Ежегодно музей посещают около ста тысяч человек, для которых организовываются экскурсии, театрализованные народные праздники, встречи со знаменитыми людьми и литературно-музыкальные вечера.

Флигель О. С. Чернышевской

Автор: И. Козловский
Дата: 28.05.2013

Художественная галерея В. О. Фомичева

Автор: И. Козловский
Дата: 28.05.2013

Читать также
Могила Н. Г. Чернышевского
Памятник Н. Г. Чернышевскому в музее
Пыпин А. Н.
Чернышевский Н. Г.

И. Козловский, 2013 (последнее изменение: 29.07.2013)

Музей-усадьба Н.Г.Чернышевского

Усадебное место на Гимназической улице близ церкви Спаса Нерукотворного (Сергиевской) купил в 1801 году протоиерей Егор Иванович Голубев, дед Николая Гавриловича. Храм этот уничтожили в советское время, хотя он впрямую был связан с историей родного дома Чернышевского. Сам Николай Гаврилович знал деда только по рассказам бабушки Пелагеи Ивановны, которая до самой своей смерти заправляла всем домашним хозяйством Чернышевских и их близких родственников Пыпиных.

Первые несколько лет Голубев и его семья жила в старой постройке, находившейся на купленном дворовом месте. В воспоминаниях младшей дочери Голубева — Александры — говорится, что их дом начали строить при жизни отца, а закончили вскоре после его кончины в 1820-е годы.

В нем поселилась вдова и двое дочерей Егора Ивановича — Евгения (1803-1853) и Александра (1806-1884). В эту осиротевшую семью вошел в 1818 году священник Гавриил Иванович Чернышевский, женившийся на старшей из сестер — Евгении, которой тогда не исполнилось и пятнадцати лет. Вдова Голубева специально поспешила выдать ее замуж, чтобы сохранить за зятем место настоятеля Сергиевской церкви, а за семьей все доходы и преимущества, которые давала должность умершего мужа.

В 1822 году, когда младшую дочь Пелагеи Ивановны Александру собрались выдать замуж, для Евгении и Гавриила Ивановича теща купила соседний деревянный дом, "со всем имеющимся при нем строением и усадебным местом".

Для семьи Чернышевских в 1826 году был выстроен одноэтажный деревянный, обложенный кирпичом, дом с мезонином. Старый обветшавший дом стоял почти на середине двора. Его решили сломать и строить новый.

В строительстве нового дома и разведении сада деятельное участие принимал второй зять Пелагеи Ивановны артиллерийский офицер Н.М. Котляревский. "Теща отдала в его руки все хозяйство, и он, — вспоминала дочь Александры Егоровны Екатерина, — выстроил целый дом со службами для Чернышевских". Таким образом, в голубевской усадьбе, кроме главного дома, появились сдаваемые постояльцам дом Чернышевских и принадлежавшие им два флигеля. Большая часть хозяйственных строений была объединена в украшенный колоннами единый корпус, поставленный в глубине двора. Там разместились два сарая, две конюшни, дровяник и три погреба. В одном из двух флигелей была кукня, в другом — баня.

Между тем Котляревский вел кочевой образ жизни, переезжая из Киева в Орел, из Орла в Бессарабию, где умер от тифа в 1828 году. В Саратове, куда вернулась Александра Егоровна, оставалось большое хозяйство, в основном на руках Пелагеи Ивановны, так как старший ее зять Г.И. Чернышевский — протоиерей, член духовной консистории, преподаватель духовного училища — был занят уроками и службою.

В 1830 году семья пополнилась еще одним человеком. Александра Егоровна в возрасте двадцати четырех лет во второй раз вышла замуж за небогатого дворянина Николая Дмитриевича Пыпина. Усадебный двор Голубевых был расширен за счет дальнейших покупок в 1831 году. Именно тогда определились окончательные границы общей усадьбы живших единым хозяйством двух семей — Чернышевских и Пыпиных.

Семья Пыпиных быстро росла — у Александры Егоровны один за другим рождались дети. До конца 1834 года все жили во втором этаже пыпинского дома.

В 1844 году семья Пыпиных переехала в Аткарск и жила там до 1853 года — года кончины Евгении Егоровны, матери Николая Гавриловича Чернышевского. Старшие дети Александры Егоровны Пьшиной в это время оставались в Саратове и жили в одном доме с Чернышевскими, а два флигеля Чернышевских и пыпинский дом с несколькими небольшими флигелями, в саду, ближе к Волге, сдавались квартирантам.

Двор усадьбы спускался к Волге как бы тремя террасами. На верхней террасе располагались строения Чернышевских — дом с мезонином, два флигеля и корпус хозяйственных служб, на средней террасе — двухэтажный дом Пыпиных с флигелями, на нижней — сад, замыкавшийся беседкой.

В доме Чернышевских было восемь комнат. Из них три составляли анфиладу парадных — зала, гостиная, столовая. Остальные — очень небольшие жилые покои: угловая комната, девичья, спальня, кабинет и комната в мезонине. Дом Пыпиных был тоже небольшим: по четыре жилых комнаты в каждом этаже и несколько крошечных помещений для прислуги и хозяйственных нужд. Он имел деревянный тамбур и удобную квадратную веранду.

Между зданиями росли фруктовые деревья и кусты. В саду посадили яблони, груши, вишню. В дворовой части усадьбы росли шиповник, сирень, белая акация. Под балконом дома — ветлы.

В конюшнях держали трех лошадей (две для выезда, одна для привоза воды и поездок на базар), в каретном сарае стояли две брички. Особенно запомнилась Екатерине Пыпиной одна из них, считавшаяся чуть ли не лучшей в Саратове. Она была обита внутри белой кожей с пуговками и содержала в себе зеркальца, мешочки и всякие другие приспособления для багажа. Еще держали коров, птицу (кур и павлинов); во дворе жили кот и собака по кличке Орешко.

В доме была прислуга: одна-две няни, кучер, несколько девушек-горничных. Жена кучера — Пелагея Савельевна — управляла не только стиркой, глаженьем, надзором за прислугой, да и за хозяйскими детьми, но и становилась иногда "кучером", так как ее муж по праздникам бывал сильно пьян и не мог управлять лошадьми.

Мать Пелагеи Савельевны, Афимья, была кухаркой. Более всех дети любили няню, как правило, "прелестную старушку". Горничные девушки (их было трое) помогали по хозяйству, часто шили белье, вышивали платья.

Пыпины и Чернышевские жили одной дружной семьей. Александра Егоровна Пыпина, родная тетка Николая Гавриловича Чернышевского, вышла замуж в 16 лет, овдовела в 22 года и в 24 — вступила во второй брак. Всего у нее родилось двадцать детей, из которых десять дожили до зрелых лет. В семье ее сестры, хрупкой и болезненной женщины, был лишь один ребенок — сын Николай (первый ребенок умер в младенчестве).

Кроме хозяев на усадьбе проживало много лиц, снимавших жилье во флигелях, было много детей. Любимое место детских игр — сад, центральную часть которого дети называли "Малой Азией". Летом здесь играли в лапту, в козны, взбирались на столб, прыгали через яму, запускали змея, волчок-ревун. Зимой в доме тоже были веселые игры — "веревочка", "свои соседи", "жгуты".

Музей-усадьба Н. Г. Чернышевского

Изредка ходили в театр — в основном молодежь. Тогда в театре ставили лишь водевили — драму "играть некому было". Родители в театре никогда не бывали, их главное развлечение составляло чтение. В доме держали много книг, здесь получали газеты и журналы. Очень часто читали вслух. Кузины Н.Г. Чернышевского были барышни серьезные — в маскарады и собрания, как другие девушки, не ездили. Учились рукоделию — не только дома, но и в монастыре у игуменьи матушки Олимпиады. Выучились у лютеранина из немецкой колонии игре на фортепиано и зимой часто музицировали. До появления в доме фортепиано (эта дорогая покупка была сделана в 1830-е годы) женщины старшего поколения играли на гуслях. Об этом позднее вспоминал Н.Г. Чернышевский в автобиографической "Повести в повести":

В 1850-е годы, когда стало обычным иметь фортепиано, молодежь собиралась на вечерах в домах более просторных, чем у Чернышевских и Пыпиных. Одним из таких мест был "дом Сократа", будущего тестя Н.Г. Чернышевского С.Е. Васильева. Там было 16 комнат, в большой зале стоял рояль. Молодежь на вечерах играла в "веревочку", в лото, в другие игры и конечно, танцевали. Танцы стали распространенными в недворянском сословии лишь в середине XIX века. До этого времени в большинстве семей в провинции танцы считались занятием "от дьявола" и не приветствовались пуритански воспитанными матушками и особенно бабушками. Последние зачастую верховодили, как и в семье Чернышевских-Пыпиных. Здесь главной хозяйкой в доме всеми почиталась П.И. Голубева. Об этом вспоминает и Н.Г. Чернышевский и его кузина Екатерина Пыпина. В ее "Беседах о прошлом" читаем: "Про бабушку Пелагею Ивановну рассказывали, что она была характерная, держала всех в руках".

Н.Г. Чернышевский в "Автобиографии" подробно описывает особенности взаимоотношений в семье родителей: дома были записана за бабушкой и матерью, доход мужчины полностью отдавали женщинам, распорядителями финансов и всей движимой и недвижимой собственностью были женщины. При этом взаимоотношения в семье выглядели максимально демократичными.

Н.Г.Чернышевский пишет:

"У маменьки был такой характер: если что захочет, непременно приведет в исполнение, — вспоминала Екатерина Николаевна Пыпина. — Она была "повелительницей" в доме. Отец ничего без ее совета не предпринимал. Несмотря на властность характера, мать была очень ласкова с детьми и отзывчива к людям. К ней шли со своими горестями все… Они прожили вместе 53 года с лишним и никогда не ссорились. За всю свою жизнь я не слыхала у них ни одного разговора в повышенном тоне. А чтобы детей бранить — тоже никогда. Нашу семью называли в нашем городе "благословенной семьей".

Об отце Николай Гаврилович Чернышевский вспоминает как о человеке для всех и для него весьма авторитетном, уважаемом и нежно любимом: "Человек умный, добрый, отрекся от всего для пользы ближних, неутомим в заботе о них".

Именно Гавриил Иванович был учителем для всех остальных членов семьи — для собственной жены, с которой они обвенчались, когда ей было четырнадцать лет, для ее сестры, для всех детей. Это он собрал большую библиотеку (более 500 книг), это благодаря ему в доме так любили читать.

Семья не только не была богатой, но и не водила дружбы с малочисленными дворянскими домами. В "Автобиографии" Н.Г. Чернышевский замечает: Гостями дома были сослуживцы отца и дяди, помещики, чиновники, купцы, "немцы всякого разночинного звания и всякие другие разночинцы".

В 30-40-е годы в провинции еще был жив обычай принимать в доме священника на ночлег разных странников. Н.Г. Чернышевский в "Автобиографии" вспоминает об остатках старого обычая просить священника позволенья остановиться у него: "у него все-таки почище в комнатах, чем на постоялом дворе". Екатерина Пыпина вторит своему кузену:

Кроме того, вспоминает та же мемуаристка, Другой мемуарист рассказывает, что детей угощали в праздники коврижками в лист бумаги, пряниками из манки, зимой варили шоколад.

Среди постоянных гостей бабушки П.И. Голубевой тоже нередко бывали люди низшего сословия: саратовский юродивый, старушка, часто ходившая на богомолье, по прозвищу "иерусалимка" (про нее рассказывали, что она два раза входила в Иерусалим). Не случайно в доме дети часто играли таким образом:

Н.Г. Чернышевский помнит, что на его именины в декабре — "Николу зимнего" — всегда жарили гуся. Если именины приходились в пост, готовилась рыба (пирог, заливное, разварное). На все именины обязательно были пироги — с морковью, капустой, кашей, груздями. То же — в пост. Еще овощи — соленые арбузы, огурцы, грузди. Еще —

"Домашние", семейные праздники отмечались без гостей, очень редко приглашались друзья взрослых детей. На большие праздники традиционными были гости. Екатерина Пыпина вспоминает:

…Интересно было на праздниках катание. Оно начиналось на Б. Сергиевской улице с трех часов дня и до ночи — вереница экипажей, народу, конечно, видимо-невидимо, прислуги в воротах грызли семечки и глядели. А катались все купчихи, в сборчатых поддевках, воротники меховые до плеч, рукава мехом опушены… Лошади чудные, упряжь великолепная. И это все Святки до шестого числа, а также на Масленице. И каждый день все дворники должны были чистить ухабы, которые набивались от этого катания, прямо волны образовывались. Их сроют, а к вечеру они снова появляются".

Мальчики бегали зимой на Волгу смотреть кулачные бои, где часто дрались семинаристы и купеческие сыновья. Кто бы мог подумать тогда, что в большой и дружной семье растет будущий кумир революционно настроенной молодежи 60-х годов. Спустя много лет, отбыв каторгу в Сибири и ссылку в Астрахани, больной Николай Гаврилович Чернышевский вернулся в родной город. Он провел в Саратове последние четыре месяца своей жизни, но в родном доме ему жить больше не довелось — он бывал здесь только в качестве гостя, снимая квартиру в другом месте. К сожалению, дом, где остановилось сердце выдающегося русского демократа, не сохранился. Н.Г. Чернышевский похоронен на городском Воскресенском кладбище. Автором памятника-часовни, сооруженной над его могилой, был его родственник, муж племянницы, Ф.Г. Беренштам. В 1939 году на могиле был установлен другой памятник, а тот, первоначальный, стоит теперь в усадьбе, ставшей мемориальным музеем.

Использованные материалы: — Клименко С. Тепло родительского дома. — Памятники Отечества: Сердце Поволжья. — М.: Памятники Отечества, 1998.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *