МОГИЛА ВЕЩЕГО ОЛЕГА

Древний торговый город, одна из возможных резиденций Рюрика и последнее пристанище Вещего Олега — сегодня всего лишь небольшое село Ленинградской области. Неискушенному путнику оно может показаться одним из тысячи невзрачных перевалочных пунктов матушки России. Лишь изредка на подъезде к деревушке мелькнут купола за холмами, покажутся на шпилях флюгера, выглянет золотой крест, да и пропадет все, как не бывало. Словно мираж, видение. А ближе подберешься, и взгляд не зацепится ни за серые кирпичные «брежневки», ни за типовые газобетонные двухэтажные коробки.

Не в парадном одеянии встречает путешественников первая столица Руси, а разбитыми дорогами, да накренившимися избами. Но это то и есть обман. Еще полверсты и о, чудо… красота такая, что и слов не подобрать. Озорует красна девица Ладога. И в этом она вся. Пожалуй, никто уже не знает, что в ней правда, а что лишь красивое предание.

Столица, варягом срубленная

По одной из трактовок Повести временных лет Ипатьевского списка, именно здесь призванные варяги основали первый центр зарождающего государства, а вовсе не под Новгородом. «И избрались три брата со своими родами… И сперва пришли к словенам и срубили город Ладогу. И сел старейший в Ладоге Рюрик, а другой Синеус на Белоозере, а третий Трувор в Изборске. … Через два года умер Синеус и брат его Трувор и принял Рюрик всю власть один, и пришел к Ильмерю…», — на таком переводе древнего источника настаивал историк Апполон Кузьмин. Эта версия менее популярна, чем убеждение научных умов о том, что первая Рюрикова столица находилась при истоке Волхова из Ильменя.

Слишком уж долго в России придерживались гипотезы академика Алексея Шахматова, о том, что «Рюрик седе в Новгороде». Дескать, ладожский вариант вторичен, поскольку записал его в 1118 году безымянный летописец, литературный негр по-нашему. Ученый ссылался на Повесть временных лет, записанную Нестором и вошедшую в Лаврентьевский список. Этот список, по мнению лингвиста, относится ко второй редакции, тогда как Ипатьевская трактовка стало уже третьим «переизданием». Авторитет Шахматова упрочил академик Лихачев, согласившийся с последовательностью внесения поправок древнейшими летописцами.

Со временем историками были признаны и выводы Кузьмина. Согласились академики и с тем, что это же, черт возьми, логично сначала укрепиться в лежащей на севере Ладоге, которая к тому же уже являлась важным звеном торгово-экономического пути, а потом двинуться вглубь к Ильменю. Не мог Рюрик при подступе к истоку Волхова не проходить Ладогу, а, проходя, не мог не остановиться. Хотя, кто их древних разберет, да еще иноземцев.

Но, мы бы вот на месте варяга непременно бы срубили здесь крепостенку из оцилиндрованного бревна. И веранду бы сколотили попросторнее, да сидели бы себе попивали чаи, да поглядывали свысока на закат. До чего ж изумительные здесь панорамы, аж дыхание перехватывает. Волхов, схваченный в тиски крутыми берегами-глыбами, бунтует, изворачивается и шумит. На многие версты открываются взору густые леса, да широкие поля — богатство Земли Русской. Да и не будь мы на месте Рюрика, от дачки бы в сих благословенных местах, ох как бы не отказались. За миллион — полтора здесь можно прикупить весьма недурственный домик. Жаль, только нет у нас миллиона…

Усыпальница Вещего Олега

Старая Ладога знаменита своими древними языческими захоронениями — курганами. Если верить Первой Новгородской летописи, под самой высокой сопкой погребен князь Олег: «Иде Олгъ к Новугороду, и оттуда в Ладогу. Друзии же сказают, яко идуще ему за море, и уклюну змия в ногу, и с того умре; есть могила его в Ладозе». И здесь не все однозначно, ведь «друзии же сказают», точнее древние киевские источники гласят, что погиб и похоронен шурин Рюрика в нынешней столице Украины на горе Щековице. В одном сказания солидарны: «Злая гадюка кусила его — и принял он смерть от коня своего».

Современные российские археологи новгородскую версию относительно места трагической кончины Вещего Олега, подтвердить так и не смоги. Уж они копали, копали, но… извиняйте, господа хорошие, — все уже украдено до вас. В общем, следы расхищения ученые отыскали, а по делу — ничего. Польскому этнографу Зориану Доленга-Ходаковскому в 1820 году повезло больше — в Олеговой могиле он нашел наконечник от копья. Советскому археологу Сергею Орлову вообще посчастливилось отыскать в большой сопке череп коня и обломки византийской амфоры.

Как бы то ни было, место сие и, правда, уникальное. Хотя бы своими пейзажами. Если отважиться и нарушить запрет не подниматься на могильники (а таких смельчаков здесь — каждый первый), то силы спуститься вы найдете в себе точно не скоро. Вид на Волхов ошеломительный. Стоять и медитировать на водную гладь можно часами.

Урочище Сопки, ныне археологический музей под открытым небом, не единственное место древних погребений в Ладоге. Прямо напротив крепости возвышаются могилы урочища Плакун. На южной окраине села находится урочище Победище. Все сопки датируются одним периодом, охватывающим VIII—X века.

История одной крепости

Каменное строительство в Ладоге началось еще в IX веке. Тогда же будто бы по приказу князя Олега были сложены первые крепостные стены. Но то ли по причине локального финансового кризиса, то ли из-за кончины князя стройку заморозили. Новую каменную крепость заложили уже при Мстиславе в 1114 году на стыке Волхова и Ладожки. Архитектор и прораб в одном флаконе — посадник Павел к делу подошел серьезно — отгрохал стены в три метра толщиной, да в восемь — высотой.

Первыми экскурсантами Ладожского Кремля стали шведы. Пожаловали с визитом без предупреждения, и даже расписание не удосужились уточнить заранее. Ну и… не повезло им. А в честь открытия сезона ладожане поставили во дворе Детинца церковь Святого Георгия, которая стоит подретушированная и по сей день. Чего не скажешь о самой крепости.

Перестраивали и перекраивали Кремль не единожды. В 1495 его воссоздали практически с нуля, после повторного визита шведов. Скандинавы в XIV веке вновь заявились без приглашения. Да не с пустыми руками — с фейерверками. Ох, и пожарище было! В 1581-82 годах неугомонные вновь подступили к Ладоге — крепость после этого вновь перестраивали и укрепляли. В 1610 году в Кремле справляли банкет французские наемники, прислуживавшие всяким Лжедмитриям. В начале XVIII века Детинец вновь пришлось приводить в порядок после нашествия шведов.

Но сильнее всего фундамент Староладожской крепости подкосили приказ Петра Великого перевести административно-экономический центр в Новую Ладогу и строительство железной дороги. Город пришел в упадок. Кремль остался без присмотра. К двадцатому столетию природа с ее дождями, снегом, ветрами, морозом и жарой окончательно превратили укрепления руины. Сии живописные развалины можно и сегодня наблюдать на самом берегу Волхова. Лично нас они впечатлили куда сильнее, чем новодел при входе.

Парадные стены и башни отстроены заново — ими и завлекают туристов. В одной из башен находится музей с экспозицией, повествующей об истории Детинца. Выставка находится и внутри деревянной Солунской церкви, что пристроилась к белокаменной сестрице, поставленной в честь победы над шведами. Летом на территории Кремля проходят различные реконструкции исторических событий и всевозможные игрища, а-ля Форд Боярд на русский лад. Во время одного из них занесло на экскурсию и нас. Несколько суровых парней в темных монашеских балахонах предлагали участникам то сыграть с ними в кости, то продемонстрировать наблюдательность в «наперстках».

Древние святыни

Как и в любой город Древней Руси, Старая Ладога украшена множеством храмов, церквей. В поселке уместились даже два монастыря — женский и мужской. Оба ведут свою историю с XII века.

Статьи о Сопках в Старой Ладоге

На вид, правда, от двенадцатого столетия там мало что осталось — слишком уж белоснежные, да вычищенные стены у Успенского монастыря, да очень уж яркие корпуса у Никольской обители.

Женский монастырь, находящийся в самом центре поселка, лишь пополняет коллекцию противоречий Старой Ладоги. Если верить информации со стенда у крепости, обитель основана в XII веке. Энциклопедии же твердят о том, что первое упоминание об Успенской общине относится только к XV веку.

Но никакого обмана. В 1156 году начали строительство Успенского собора. Небольшой однокупольной храм стоит и ныне. Конечно, без перестроек не обошлось. Сегодня стены церкви — это своеобразная мозаика из раннесредневековой плинфы, известняковых плит и почти современного кирпича, покрытая внушительным слоем штукатурки и краски. На подпружной арке собора при реставрации обнаружили геральдический знак Рюриковичей, относящийся к ветви Владимира Мономаха.

На монастырь, как и на Староладожскую крепость, неоднократно покушались неприятели. Только в отличие от Кремля обитель не могла похвастаться стойким сопротивлениям и посему святыню периодически разграбляли и разрушали. В начале XVIII века охрану в монастыри усилили, но не угроза вторжения стала тому причиной, а одна из новоиспеченных монахинь. VIP-клиенткой общины в 1718 году стала Евдокия Лопухина, переведенная сюда из Суздальско-Покровского монастыря.

С возрастом Никольского монастыря тоже не все прозрачно. Википедия сообщает, что в исторических документах обитель упоминается впервые в 1401 году. По другим данным еще позже — в 1499. Легенда гласит, что монахи заложили здесь первую церковь после 1240 года в честь победы Александра Невского над шведами. Кремлевский стенд состарил Никольскую обитель еще на одно столетие. Впрочем, XII век, как дата основания, взята все же не с потолка — археологи таки откопали на территории монастыря остатки построек двенадцатого столетия.

Во время смуты монастырь был полностью разрушен до основания, и лишь через несколько лет его отстроили заново. В общем, то, что сегодня видят перед собой туристы выстроено не раньше 1628 года, а большинство корпусов и вовсе много позже. Новые помещения в монастыре активно строили в XVII и XVIII веках. В 1927 году монастырь закрыли и превратили в моторно-тракторную станцию. В 2002 году патриарх Алексий II благословил открытие Никольского монастыря для возрождения в нём монашеской жизни.

Возрождение сие, в смысле масштабное строительство идет полным ходом и сегодня. Что интересно, силами рабочих из Средней Азии. То ли оттого, что мы их слишком пристально и не политкорректно рассматривали, то ли оттого, что кто-то в это утро не успел опохмелиться, но фотосессия наша была бесцеремонно прервана чьи-то злобным бурчанием. «Ходють тут и снимають, и снимають», — послышалось со спины. Развернулись, увидели, с позволения сказать, бабушку, совсем не одуванчик. Посмотрели на нее вопросильно. «Снимають, снимають, а денег то на храмы ни один не дал… Ироды, тьфу», — прокряхтела, да пошла дальше.

Остальные святыни Старой Ладоги более молодые и менее амбициозные. Скромно на окраине поселка, близ Сопок за деревьями прячется белокаменная с бирюзовыми куполами церковь Рождества Иоанна Предтечи. Ее основали в 1695 году. Девятью годами ранее ладожане на другом берегу, рядом с урочищем Плакун поставили церковь Василия Кесарийского невысокую и неприметную. Через два столетия рядом с бело-серым храмом выросла ярко красная церковь Преображения.

Туристам на заметку

Крепость, два монастыря, несколько древних церквей и три урочища с курганами — таков туристический пакет Старой Ладоги. Приправьте сей незамысловатый набор легендами и мифами былых столичных времен, да современным сельским колоритом и получите, ситуацию, когда, планируя поездку сюда, нужно заранее бронировать более-менее сносные номера в гостиницах. Кстати об отелях — здесь их всего два.

И оба, мягко говоря, не без недостатков.

Мини-гостиница «Ладья» подкупает демократичными расценками и, если верить рекламным картинкам, приятными интерьерами. Двухместный номер здесь стоит от полутора до двух тысяч рублей. Однако безмятежный отдых после изнурительных прогулок по городу может омрачить чье-нибудь нестройное пение или пьяное визжание — на первом этаже находится караоке-бар, а со звукоизоляцией в здание, по отзывам туристов, просто беда.

Мы решили не рисковать и выбрали номер-люкс в гостинице «Старая Ладога». Этот отель тоже весьма специфичен. Достаточно сказать, что он разместился в обычной «хрущевке» — владельцы просто выкупили один подъезд и немного его переоборудовали. Наш люкс — на деле всего лишь бывшая малогабаритная «однушка». За две тысячи нам досталась вполне чистая комната с крохотной кухонькой и душевой кабиной с туалетом. Со звукоизоляцией здесь тоже все плохо — слышали каждый соседский чих, но в гостинице хотя бы не было питейных заведений с грохочущей музыкой. Учитывая то, что мы готовились к худшему, да и вообще по натуре не привередливы, все же можем поставить нашим апартаментам твердую четверку.

Собираясь в Ладогу, мы готовились и к аскетизму в еде, ибо единственный местный ресторан «Рюрик» во всемирной паутине не снискал ни одного восторженного отклика. В основном все сводилось к претензиям типа: как в ресторане дорого, как в бистро неуютно и, как в привокзальной забегаловке невкусно. Мы заглянули туда и убедились, что про бистро подмечено верно.

Но, нам повезло. Травиться колбасами из сельпо не пришлось — нам подвернулась кафешка с незатейливым названием «Ладожское подворье» — очень уютная, с хорошим ассортиментом блюд и приятными ценами. Сидя за деревянным столиком, в окружении стен, декорированных пестрыми бабушкиными половиками, да рядом с белоснежной русской печкой Старая Ладога кажется как никогда гостеприимной, удивительно самобытной и сказочно красивой.

  • Марина Ярдаева
  • 21 декабря 2011 г. 17:55

   Читать оригинал публикации на inosmi.ru   

Все, наверное, знают древнейшую историю Киева. Однажды сюда приплыл Вещий Олег с маленьким княжичем Игорем на руках, убил Аскольда и Дира, посадил Игоря на «киевский стол», нашел ему жену Ольгу… Спустя много лет Игорь не поладил с древлянами, пожелав снять с них непомерную дань, те разгневались и жестоко убили нашего князя. А его жена Ольга четырежды отомстила обидчикам, и в итоге сожгла их столицу Искоростень — именуемый ныне Коростень (хоть Искоростень, на мой взгляд, куда красивее, и было бы неплохо в процессе сотни бессмысленных переименований вернуть хоть кому-то исконное летописное имя), — пишет Лада Лузина в своей колонке в издании Сегодня.

Но о такой достопримечательности Коростеня как курган киевского князя Игоря я не читала ни в одном путеводителе или блоге о путешествиях!

Вот с могилой Вещего Олега все ясно — еще в XVIII веке искать его курган на киевской горе Щекавице (она же Олеговка) было любимой забавой романтической интеллигенции, посещавший первое городское кладбище Города. Пушкин не стал исключением — так и появилось известное стихотворение «Скажи мне кудесник…». Условное местонахождение могилы Аскольда известно и в наши дни, а еще лет 200 назад киевляне помнили, что Дир похоронен неподалеку от Софии Киевской. А вот о первом князе Игоре, с которого и начались бесконечная древнерусская игра престолов с участием всех его потомков — князей Святослава, Владимира Великого, Ярослава Мудрого, Владимира Мономаха и пр.— киевляне как-то забыли…

Признаюсь, в сам город Коростень, отпраздновавший в прошлом году 1310-летний юбилей, я поехала скорее из чувства противоречия и жалости к городу, известному лишь тем, что однажды его сожгла мстительная княгиня Ольга. Этим летом у меня возникла идея объездить все летописные города Украины (упомянутые в «Повести временных лет» Нестора-летописца«), включая те, что за тысячу лет превратились из великих городов в ПГТ. Хоть все — начиная с обзорных статей и заканчивая бывшими жителями Коростеня, перебравшимися в Киев — в один голос твердили, смотреть там особенно нечего и ехать специально нет смысла.

Забегая вперед, скажу: лично я напротив — готова внести Коростень в перечень мест, где непременно должен побывать каждый киевлянин, чтобы увидеть Киев, которого в Киеве давно уже нет… И прочувствовать ту самую «Повесть временных лет», с которой и начинается история Киева.

Дорого в Коростень даже на машине не особенно близкая — около двух часов. Тем интереснее было, своим собственным движением по трассе, прочерчивать широту истории нашего древнего государства — ехать и представлять, как тысячелетие назад этот дальний путь на конях и телегах преодолела княгиня Ольга, с войском и маленьким трехлетним сыном Святославом.

Универсальный совет, приезжая в небольшие города, сразу отыщите там местного экскурсовода. Сделать это в Коростене не сложно — в центре города все достопримечательности стоят как подружки «кружком». Включая очень приятный этнографический музей, где мы познакомились с замечательной рассказчицей Людмилой Ивановной, открывшей нам все местные тайны. Любопытно, что многие экспонаты музея недавнего обзаведения — археологические раскопки в Коростене проводились уже во времена независимой Украины, и было найдено много артефактов. Напротив музея — замечательный многоярусный парк над рекой, со множеством скамеек, беседок, воздушным мостиком, живописной дорого-балкончиком, парящей над обрывом и скульптурами именитых исторических деятелей.

Сверху на горе стоит тот самый древлянский князь Мал, который и расправился с нашим Игорем. Сразу под ним — купальня Ольга и скульптура княгини. И само символическое соседство этой парочки навевает на мысли… А точно ли заварушка с Игорем была из-за дани? Почему, ликвидировав киевского князя, Мал немедленно послал сватов к его жене Ольге? Какой интригующий сериал, можно было бы снять на основании одной только «Повести временных лет», не говоря уже о ее трактовках! Здесь же, в парке, фигуры богатыря Добрыни Никитича, Малуши и маленького князя Владимира — по одной из исторических версий, мать Владимира-крестителя рабыня-ключница Малуша — была дочерью побежденного Мала, а дядя, воевода и воспитатель князя Владимира — летописный Добрыня — соответственно, его кровный сын.

Слева от входа в парк построена церковь святой княгини Ольги — якобы, став христианкой, княгиня-мстительница раскаялась и попросила прощения у сожженного Коростеня…. А вот скульптуры убитого древлянами Игоря в парке все-таки нет.

— Прямо за городом вы найдете его курган… — сказала нам Людмила Ивановна.

По киевским меркам «за городом» это совсем рядом — всего в 10 километрах от музея в центре города.

Выехав из Коростеня, достаточно, переехать по мосту реку Уж, и вы увидите слева две дороги. Одна идет вдоль берега, друга через поле — и обе они ведут в село Немировка. Проблема лишь в том, что по тем же киевским меркам это не дороги, а тропки!

И краткие 7 минут поездки (которые отсчитывал наш GPS) сквозь цветущий, кажущийся безбрежным луг, показались нам целым приключением. Уже позже, выбираясь из Немировки, мы обнаружили еще одну дорогу — окольную, зато асфальтированную.

Урочище Сопки (Могила Вещего Олега), Старая Ладога

Если ехать в Коростень из Киева, нужно свернуть на трассе у заведения «УХА» и проехать мимо прекрасного озера.

Указателей для туристов в селе, конечно же, нет, но первая же старушка, сидевшая на завалинке у своего дома, утопавшего в колышущихся на ветру волнах оранжевых ярких цветов — охотно указала нам путь, и улыбнулась во всю ширину лица, словно радуясь, что кто- приехал в гости к забытому князю…

На вершине его кургана сейчас стоит крест, а у подножия — камень с надписью. Безлюдное место на окраине с выжженной травой по пояс — идеальное, чтобы присесть и подумать о вечном.

Легенда то или нет? Изучали ли археологи этот курган? Тут ли проходили летописные события с участием древлян и мстительной Ольги, прибывшей в Коростень, пожелавшей справить тризну по убитому мужу и пригласившей на поминки всех знатных древлян.

Можно представить, что на том же месте, где стоишь сейчас ты, стояла княгиня, наблюдая, как по приказу ее над могилой Игоря насыпают высокий холм… и как сутки спустя вокруг холма уже лежали 5 тысяч убитых!

«И послала (Ольга) к древлянам со словами: "…где убили мужа моего, да поплачусь на могиле его и сотворю тризну по своем муже". Они же, услышав об этом, свезли множество меда и заварили его. Ольга… повелела людям своим насыпать высокий холм могильный, и… сели древляне пить, и… когда опьянели древляне… приказала дружине рубить древлян, и иссекли их пять тысяч».

Так или иначе, курган князя Игоря в маленьком селе Немировка под городом Коростень — единственное (!) сохранившиеся место упокоения киевских князей-основателей. Могилы Аскольда и Дира давно сровняли с землей, никто так и не нашел на горе Щекавице могилу Олега, исчез саркофаг княгини Ольги, из черепа ее сына Святослава, переделанного в чашу, пил печенежский князь Куря, кости князя Владимира взлетели на воздух вместе со взорванной Успенской церковью и даже останки Ярослава у нас умудрились украсть во Вторую мировую войну…

Уже по одной этой причине киевлянам, влюбленным в свой Город, стоит при случае посетить Немировку в окрестностях Коростеня и почтить память самого первого киевского князя-Рюрика.

Олегова могила

«Олегова могила». Курганы над Волховом.

Воды Волхова всегда серьезны, внушительны. Над изгибом Волхова — обрывистый зеленый берег. Среди деревьев, среди простеньких одноэтажных домиков неожиданно — взлет белых башен, свет соборных куполов.

Старая Ладога — село в Волховском районе Ленинградской области, в 15 километрах от Ладожского озера. И в то же время — древнейший город всея Руси. В Повести временных лет она упоминается под 860 годом: отсюда, если верить Нестору, двинулись на свои княжения три брата-варяга: Рюрик — в Новгород, Синеус — на Белоозеро, Трувор — в Изборск. Реальный возраст Ладоги, по данным археологии, на столетие больше.

Дорога повернула. Прибрежные заросли отодвинулись, открыв высокий, обрывистый берег. Блеснул Волхов. У излучины реки, между нею и дорогой, на возвышенном открытом месте явились нам погребальные курганы древних воинов, конунгов, или, по-русски, князей, предводителей бесстрашных варяжских дружин.

Это — северная, ближайшая к Ладожскому озеру окраина Старой Ладоги. Цепочка курганов, выпуклых, как боевые шлемы невиданных богатырей, тянется отсюда вдоль Волхова, с севера на юг.

Легенды Старой Ладоги

Самый большой курган (излюбленное место тусовок местной молодежи, судя по следам костров и мусору) по традиции именуется «Олеговой могилой». Здешняя легенда гласит, что именно на это место «вещий» объединитель Древнерусского государства пришел, дабы увидеть кости коня своего. «И прииде на место, иде же беша лежащи кости его голы, — повествует Нестор. — И въступи ногою на лоб; и выникнувши змия изо лба, и уклюну его в ногу. И с того разболеся и умре». И был похоронен, и над могилой его насыпали курган шириной метров тридцать и высотой десять.

Едва ли предание соответствует истине, ведь Олег задолго до смерти перенес свою столицу на юг, в Киев, а в последний год жизни добирался и до Константинополя. О его возвращении в Ладогу перед смертью упоминает Новгородская первая летопись, но это сообщение находится в противоречии с текстом Сильвестровой редакции Повести временных лет (XII век), где местом его погребения названа гора Щековица возле Киева. В 1820 году курган частично (менее чем на треть) раскопал фольклорист и археолог Зориан Доленга-Ходаковский; он обнаружил в насыпи остатки трупосожжения и наконечник копья, датируемый IX веком. Это указывает на славянское, а не варяжское происхождение захоронения. Но что еще хранит в себе самый большой ладожский курган — неизвестно: со времен Ходаковского археологи его больше не тревожили.

Однако ж в самом обличье кургана, в его гордом местоположении заключено утверждение: здесь был похоронен военный вождь, и, судя по размерам сооружения, вождь выдающийся. Легенды путают имена, но сохраняют сюжет и идею истории. Конь ведь тоже не просто легенда: известно, что скандинавы хоронили конунга вместе с любимым конем. Может быть, это могила Рюрика? Вполне возможно, что после смерти легендарного основателя древнерусской княжеской династии его тело было перенесено из Новгорода в исконное владение — Ладогу. Здесь, на высоком, открытом месте, много дней горели костры, совершались тризны, приносились жертвы. И на месте погребения великого воина был насыпан большой холм. Со временем присоединились к нему холмы поменьше.

Группа курганов к северу от Старой Ладоги необыкновенно живописна, а в археологическом отношении — уникальна. Нигде больше не сохранилось такое количество погребальных сооружений варяго-русской знати на пространстве одного сравнительно небольшого могильного поля.

С этого места хорошо видна вся Старая Ладога. Крепость, шлемовидные главы Успенского и Георгиевского соборов, Никольский монастырь на дальней, южной окраине поселка. Ближе всего к нам, на холме, — белый, как сахарная голова, храм Иоанна Предтечи с пятью зелеными куполами и шпилем колокольни.

Здесь, у курганов, мы расположились на отдых над высоким берегом Волхова. Здесь место особое: и дышится, и думается здесь по-особому. Как будто нет ни времени, ни пространства, а ты просто летишь в высоте над звездной рекой, и Олег и Рюрик рядом с тобой, живы, помнят. Спят они со своими дружинами под куполами великих курганов.

Князь Олег Вещий

Красна птица опереньем, а человек уменьем.

Русская народная пословица

В 882 году князь Олег вещий захватил Киев, хитростью умертвив его князей Аскольда и Дира. Сразу же после въезда в Киев он произнес свои знаменитые слова, что отныне суждено Киеву быть матерью городов Русских. Князь Олег произнес эти слова не случайно. Он был весьма доволен тем, насколько удачно было выбрано место для строительства города. Пологие берега Днепра, были практически неприступными, что позволяло надеяться, что город будет надежной защитой для своих жителей.

Наличие преграды со стороны водной границы города было очень актуальным, поскольку именно по этой части Днепра проходил знаменитый торговый путь из варяг в греки. Этот путь представлял и себя путешествие через крупные русские реки. Он брал свое начало в Финском заливе Байкальского моря, которое на тот момент называлось Варяжским. Далее путь шел через реку Неву к Ладожскому озеру. Путь из варяг в греки продолжался устьем реки Волхов до озера Ильни. Оттуда он мелкими реками добирался до истоков Днепра, а оттуда уже проходил до самого Черного моря. Таким путем, начинаясь в Варяжском море и заканчиваясь в Черном море, и проходил известный до сих пор торговый путь.

Внешняя политика вещего Олега

Князь Олег Вещий после захвата Киева решил продолжить расширение территории государства, за счет включения в него новых территорий, которые были заселены народами, издревле плативших дань хазарам. В результате в состав Киевской Руси вошли племена:

  • радимичи
  • поляне
  • словене
  • северяне
  • кривичи
  • древляне.

Кроме того, князь Олег Вещий навязал свое влияние и другим соседствующим племенам: дреговичам, уличам и тиверцам. В то же время к Киеву подошли угорские племена, вытесненные с территории Урала половцами. В летописях не сохранилось данных о том прошли ли эти племена с миром по Киевской Руси, либо были выбиты из нее. Но доподлинно можно сказать то, что на Руси долго мирились с их пребыванием вблизи Киева. Это место вблизи Киева и по сей день называет Угорским. Эти племена позднее перешли через реку Днепр, захватили близлежащие земли (Молдавию и Бессарабию) и отправились вглубь Европы, где обосновали государство Венгерское.

Новый поход на Византию

907 год ознаменуется новым поворотом внешней политики Руси.

И ПРИНЯЛ ОН СМЕРТЬ ОТ КОНЯ СВОЕГО

Предвкушая большую добычу, русичи отправляются войной на Византию. Таким образом, князь Олег вещий становится вторым русским князем объявившим войну Византии, после Аскольда и Дира. В состав войска Олега входило почти 2000 кораблей по 40 воинов на каждом. Берегом их сопровождала конница. Византийский император позволил русскому войску беспрепятственно грабить близлежащие окрестности Константинополя. Вход же в бухту города, носящей название Бухта Золотого Рога, был перекрыт цепями. Летописей Нестор описывает невиданную жестокость русского войска, с которой они разоряли окрестности византийской столицы. Но даже этим они не могли угрожать Константинополю. На выручку пришла хитрость Олега, который приказал оборудовать все корабли колесами. Далее по земле, при попутном ветре, на всех парусах отправиться на столицу Византии. Так и сделали. Над Византией нависла угроза поражения, и греки, осознав всю горесть нависшей над ними опасности, решили заключить мир с неприятелем. Киевский князь потребовал от проигравших оплатить по 12 (двенадцать) гривен на каждого воина, на что греки согласились. В результате 2 сентября 911 года (по данным летописей Нестора) между Киевской Русью и Византийской империей был составлен письменный мирный договор. Князь Олег добился выплаты дани русским городам Киеву и Чернигову, а также права беспошлинной торговли для русских купцов.

Князь Олег Вещий умер в 912 году. Точных данных о дате его рождения не сохранилось.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *