ЛЕГЕНДЫ И ПРЕДАНИЯ НИЖЕГОРОДСКОГО КРАЯ

Популярные экскурсии в Нижнем Новгороде от 350 рублей за человека!

Коромыслова башня — это одна из башен Нижегородского кремля.

Коромыслова башня является угловой башней в цепи стен нагорного участка и расположена над местом соединения «трубы» Зеленского съезда с Почаинским оврагом. Ранее около нее был выход рва к речке Почайне.

В 1621 и 1663 годах башня имела на вооружении одну медную пищаль на колёсах.

В XVIII и XIX веках в Коромысловой башне размещался архив (до 1886 г.), а затем различные склады.

Легенды Коромысловой башни

Название башни связано с двумя вариантами народных преданий о женщине, зарытой под её основанием с ведрами и коромыслом.

Первая легенда

В Нижнем Новгороде начали каменщики строить кремль. На следующий день утром пришли и увидели, что все сделанное ими развалилось. Удивились каменщики, покачали головами, но продолжили работу. А на другой день увидели снова все развалившимся. Решили каменщики обратиться к старикам за советом. И старики сказали: чтобы кремль был крепким, долговечным и не взяла еговражеская сила, надо построить его на крови первого подошедшего к месту постройки живого существа.

Неподалеку от места, где строился кремль, жил посадский человек. И была у него молодая жена — красавица Алена, которая ждала ребенка. В то утро вышла Алена рано утром по воду на речку Почайну. Взяла она ведра и коромысло, спустилась к речке, набрала полные ведра и стала подниматься с ними на крутую гору, И увидела Алена, что около места постройки кремля стоят люди и чего-то ждут. Подошла Алена к строителям. Взмахнул рукой седобородый боярин. Схватили Алену и замуровали ее живой под основание башни. Вместе с ней положили туда и ведра с коромыслом. С тех пор и стала называться башня Коромысловой. А муж Алены, узнав о страшной смерти жены, покончил с собой — бросился в Волгу.

Вторая легенда

Осадила Нижний Новгород несметная вражья сила.

День за днем отбивали нижегородцы тяжелые приступы врага, и начали таять их силы. В городе кончались запасы продовольствия, а главное — не хватало воды.

Коромыслова башня

Начали думать защитники о том, что придется сдаваться на милость победителя. Среди осажденных нашлась одна
храбрая девушка. Она вызвалась принести воду из речки Почайны. Рано утром под покровом тумана спустили ее со стены. Осторожно миновала она татарские патрули, спустилась к Почайне, напилась сама, набрала полные ведра воды и стала подниматься с ними в крутую гору. И были уже близко дружеские руки, готовые подхватить ее, как появился татарский патруль. Враг поднял тревогу. Между татарами и девушкой завязалась ожесточенная схватка, в которой она оборонялась своим коромыслом. Девушка убила им несколько татар, но и сама была убита. Храбрость девушки смутила врагов. Они рассуждали: "Если в этой крепости такие храбрые женщины, что одна из них без оружия убила несколько наших воинов, то каковы же должны быть мужчины?" Осада была снята. Убитую девушку с почестями похоронили под башней, положив с ней и ведра с коромыслом.

С тех пор и зовется та башня Коромысловой.

Где находится и как доехать

 Адрес: Нижний Новгород, Кремль

Коромыслова башня на карте

 GPS координаты:56.325775, 43.998969

Из преданий в Нижнем Новгороде …

Из преданий в Нижнем Новгороде первое место занимает легенда о построении города. Во времена стародавние на том месте, где стоит теперь Нижний Новгород, жил мордвин Скворец, друг и помощник Соловья-Разбойника, связанного Ильею Муромцем. Здесь он женился на 18-ти женах, которые родили ему 70 сыновей. Все они жили вместе, занимались скотоводством, пасли стада на горе и по вечерам гоняли их на водопой на Оку реку. Здесь же в ущельях горы обитал чародей Дятел, бывший также некогда в ладах с Соловьем.

Его спрашивал Скворец о будущей судьбе своих детей. Дятел отвечал: „Если дети твои будут жить мирно друг с другом, то долго будут владеть здешними местами; а если поссорятся, то будут покорены русскими, которые построят на устье Оки град каменн и крепок зело-зело, и не одолеют его силы вражеския".

В заключение Дятел просил Скворца о честном ему погребении. Умер чародей Дятел, и похоронил его Скворец на месте нынешнего Благовещенского монастыря; и прозвалось то место Дятловыгоры.

Легенда Коромысловой башни Нижегородского Кремля

Умер за ним и Скворец. Пред смертью он заповедал детям своим взаимное согласие и единодушие. Но потомки их, размножившись, стали враждовать между собою; и тогда св. Андрей Боголюбский изгнал их с устья Оки, а племянник его св. Юрий Всеволодович, построив Нижний Новгород, исполнил предсказание Дятла.

Предание сие о построении Нижнего Новгорода найдено даже записанным в одной рукописи времен Петра Великого, где о Скворце, между прочим, сказано: он же Месегетянин. В подтверждение предания скажем: а) Татищев в своей истории говорит, что на месте Нижнего Новгорода был некогда город болгарский; то же говорит императрица Екатерина II в своих „Записках касательно Российской Истории" (III, под 1222 г.). б)В „Книге Большему Чертежу", составленной при царе Феодоре Иоанновиче, сказано, что Нижний Новгород стоит на Дятловых горах. в) В древней местной песне воспоминается Мордвою о Нижнем Новгороде:

На горах, на горах на Дятловых
Мордва богу (то есть своему) молятся,
К земле-матушке на восток поклоняются.
Едет мурза московский царь по Воложке,
По Воложке на камышке;
Говорит мурза слугам своим:
Слуги вы мои верные,
Вы взгляните-ка на Нижний град,
Поглядите-ка на те горы на Дятловы,
Что это за березник мотается, шатается,
К земле-матушке преклоняется;
Вы, слуги мои, подите,
Слуги верные, доглядите:
Что это за березник шатается,
К земле преклоняется.
Слуги возвратились,
Низко царю поклонились:
Это Мордва своему богу молятся,
К земле-матушке преклоняются, и пр.

В объяснение этой песни обрусевшая нижегородская Мордва под мурзою московским царем разумеет Иоанна IV, плывшего под Казань. Но такое приурочение, очевидно, несправедливо и основано на одном безотчетном воспоминании походов Грозного на Казань. Какая молящаяся своему богу Мордва могла быть в Нижнем Новгороде при Грозном, когда в нем было до 40 церквей с монастырскими? Гораздо правдоподобнее относить содержание песни ко времени св. Андрея Боголюбского, который мог плыть по Оке и Волге против болгар и видеть на месте Нижнего Новгорода Мордву с ее языческим идолослужением. Отсюда заключение в пользу глубокой древности легенды о построении Нижнего Новгорода на Дятловых горах и в пользу того мнения, что на месте Нижнего Новгорода, до построения его в 1221 году Юрием II Всеволодовичем, находился болгарский город, и жила в нем Мордва, прогнавшая отсюда болгар.

Другое предание рассказывается в Нижнем Новгороде о кремлевской Коромысловой башне. Название ее относят ко временам набегов татарских. Тогда, как только что успели выстроить в Нижнем Новгороде стену кремлевскую, приходили под Нижний казанские царевичи Сеит, да Булат, да Качелей (1520 г.). Подошедши к Нижнему, как записано в летописи, они простояли тут три дня, — ничтоже сотворше отъидоша вспять. О причине же отступления их предание рассказывает так. „Три дня стояли под Нижним разбойники-татары; все православные заперлись в кремле, и на новую-то стену надеялись, и татар-то боялись, никто не смел выйти за ворота кремлевския. Выла тогда в городе одна девица-красавица; имени и отечества ея не помнят. Понадобилось ей за водой сходить на Почайну реку; не хотелось, видно, пить колодезной. Вот взяла она вёдра на коромысел, а коромысел тот был железный, только два пуда весом. И пошла она, девица, за город на Почайну реку. Татары заметили ее возле башни и, кто их знает, в полон ли хотели взять, красоте ли ея позавидовали, только кинулись все на нее опрометью. Вот она, видя беду неминучую, поставила вёдра на землю, помолилась на соборы нижегородские и, взяв коромысел в руки, дожидалась перваго татарина. Подходили к ней татары не по одному, не по два, а целыми сотнями: и всех тех татар девица уложила возле башни спать непробудным сном. Уже этих татар она била-била, а все еще их много было. Одолели они наконец девицу, изрубили ее в мелкие куски и похоронили у башни вместе с коромыслом ея. Князья же татарские Сеит, да Булат, да Качелей подумали-погадали — да и решили от Нижнего убираться по-добру по-здорову. — „Если бабы в Нижнем такия сильныя, — говорили они: — что же с нами будет, если ратные люди на нас выступят?" Вот отчего та башня зовется Коромысловою: возле нея было это побоище".

Третье предание о св. Алексии митрополите, худо принятом нижегородцами. В простой ризе странника они не узнали великого святителя; и он, в первый раз бывши в Нижнем, не нашел даже ночлега. Говорят, что по этому-то случаю он сказал: „Город каменный, люди железные". А о месте, где отдыхал святитель, говорят, что на нем построена Алексеевская часовня у Благовещенского монастыря.

Четвертое предание у нижегородцев о конце их города и кончине мира. Они говорят, что давно сказал один святой человек, родом из Нижнего, что последние времена будут тогда, как в Нижнем будет великое торжище. Суеверные видят в ярмарке исполнение этого пророчества. А конец Нижнего Новгорода будет следующий. Есть в Нижнем подле крепости маленький ручеек; он течет по оврагам и близ Никольской церкви впадает в Волгу. Зовут его Почайной, и говорят, что Юрий Всеволодович, основатель Нижнего Новгорода, назвал так этот ручей, будучи поражен сходством местоположения нижегородского с местоположением киевским. В том месте, где Почайна берет свое начало, есть большой камень, на котором прежде было что-то написано, но теперь уже стерлось. От этого камня зависит судьба Нижнего Новгорода: в последнее время он сдвинется с места; из-под него выступит вода и потопит весь Нижний.

Пятое предание говорит о ходах в кремлевской стене, что они во время набегов татар и Мордвы были продолжены в одну сторону до Марьиной рощи, а с другой выходили на левый берег Волги, прокопанные под руслом этой реки. Во время осад города жители спасались этими проходами; теперь они засорены и забыты.

Кроме того, есть предания в Нижнем Новгороде о подвигах Козьмы Минина, о казни князя Вяземского (1608 г.) и Теряева на нижнем базаре, о казни сообщников Стеньки Разина, о панских буграх, на коих теперь раскинут английский сад, о казни грабившего по р. Оке Сулейки в Благовещенской слободе. Но все эти предания так темны, что нельзя сказать почти ничего об них определенного. Равным образом неопределенны предания о нижегородских уроженцах, преподобных Макарии Желтоводском и Евфимии Суздальском, кроме указания на место жительства их родителей у церкви Жен Мироносиц.

О пребываниях Петра Великого и Екатерины II в Нижнем Новгороде к письменным известиям предание прибавляет немного. Говорят, что царь в 1722 году велел запечатать Строгоновскую церковь за то, что узнал в ней писанныя для него в С.-Петербурге иконы, а царица в 1767 г. наградила мещанку за то, что она скинула с себя платок и подослала под ноги, когда красное сукно приподнято было ветром.

В Нижегородском уезде замечательно предание о „Барановом ключе", куда ездят нижегородцы для богомолья и прогулки. Но это предание соединено с необычайными явлениями тут животного и разными видениями.

Примечания:

В нынешнем виде кремль нижегородский со стеною и башнями построен в 1508 году итальянским архитектором Петром Фрязиным.

См. составленное мною «Сказание о жизни и чудесах преп. Макария Желтоводского и Унженского чудотворца». Москва 1851 года, стр. 16.

">

Новый день, Бигшествие смещается все дальше на юго-восток России.

Попрощавшись с харизматичной Москвой, мы отправились в Нижний Новгород — город, где сходятся реки и расходятся легенды.

На них-то мы здесь и поохотимся.

Пять утра. Рассвет на трассе Москва — Нижний Новгород. До города — 26 километров.

Лучезарный попутчик Андрей, шесть часов езды с которым превратились в те самые кайфовые поиски истины, рассуждения о материи вселенной и природе божественного, какие бывают с друзьями на кухне в 5 утра.

Только разве что мы в этой кухне еще и едем, в окошки глядим.

Заселяемся по приезде в чудесный Кофехостел, известный не только жителям города, но и далеко за его пределами.

Секрет успеха прост — гостеприимный владелец, обожающий свой город, уютный интерьер и кафе на первом этаже с самым вкусным кофе в Нижнем Новгороде. Место знаковое — тут живут и приезжающие в город фестивальщики, и молодожены, и вон блогеры. Это уже традиция.

Главный герой кадра (да и всего нашего путешествия, чего уж тут) — чемокатик, подаренный нам Связной.Трэвел. По части комфорта в путешествиях ребята, конечно, съели собаку: ничего более удобного мы еще не встречали.

Выходим в город. Памятник трем матросам Волжской флотилии, погибшим в боях Гражданской войны в октябре 1918 года.

Местные любя именуют монумент «дедовщина» — первым идет старый матерый моряк, за ним матрос, в конце плетется новобранец.

Детям нравится.

Еще одна городская легенда — именной автобус маршрута 71, принадлежащий предпринимателю Каргину. В отличие от всего остального городского транспорта, проезд в нем стоит не 20 рублей, а 15. И факт этот мог бы показаться совсем не примечательным, если бы в какой-то момент не обернулся городским гражданским движением со всеми вытекающими оттуда митингами, забастовками, медиабойнями и другими массовыми увеселениями.

Красин теперь местный Че Гевара.

Учебно-исследовательская работа Легенды Нижегородского кремля

Подробней можно вот тут почитать.

В Нижнем Новгороде нас ждет Артем Филатов — еще один бриллиант трипстеровской коллекции инсайдеров, культуролог, профессиональный гид, сотрудник ННГУ им. Лобачевского. Специалист по истории и мифологии городских пространств. То, что нам нужно.

Осматриваем Нижегородский кремль и слушаем байки. Примечательна одна из легенд, связанная с названием Коромысловой башни. В 1520 году астраханские татары во главе с Саин-Гиреем осадили город. Татары пытались хитростью овладеть кремлем и ночью подобрались к его стенам. А ранним утром одна из нижегородских женщин пошла по воду. Увидев татар, она приняла неравный бой с ними и забила коромыслом десятерых (!!!), пока кому-то из них не удалось убить ее ударом сабли. Татары призадумались: каковы ж тут воины, если девицы у них так отважны. И убрались потихоньку от греха подальше.

Гордимся молча и идем дальше.

Кремль еще в начале 2000-х был открыт 24 часа в сутки, здесь проходили сходки панков и другой субкультурной молодежи.

Признак весны — на Чкаловской лестнице устанавливают телескопы.

Одна из главных причин разлада жителей города с местными властями — снос исторических зданий. Понять можно обе стороны: с одной стороны, ветхое и аварийное деревянное жилье малопригодно для жизни и выглядит несуразно на фоне современного, стремительно развивающегося города. С другой — многие из этих домов безусловный памятник эпохи, ее история и драгоценность.

Запечатлеваем на камеру, возможно, последние деньки старинного нижегородского домостроя.

Нижегородский арт-хаус вылезает наружу 🙂

Поднимаемся на канатной дороге, ведущей из Нижнего в промышленный его придаток — город Бор.

Замечаем надпись. Требуем легенду. Оказалось все и впрямь интересно: в прошлом году именно в Нижнем Новгороде остановилась на своем пути из Америки в Азию выставка современного австрийского искусства «Желая реального». Выставка прошла очень круто, наделав шуму в российской художественной тусовке, и поехала дальше.

Но кусочек ее в виде надписи-послания инопланетянам остался нижегородцам на память.

Когда космические засланцы решат-таки поиметь с нами какие-нибудь дела, глядишь, Нижний-то один и уцелеет.

На канатке попали в эпицентр циклона, ветер дул с такой силой, что испугались даже бывалые жители сурового города Бора, которые ежедневно ездят так на работу.

Слушаем байки о том, как из-за непогоды тут порой проводят в подвешенном состоянии над Волгой по несколько часов.

Смотрим на телефон — Yota прилежно ловит связь. За время, проведенное в дороге, забываешь проверять баланс — он ровно такой же, как был при подключении. Роуминга действительно нет. Ну, если что, не соскучимся 🙂

В крайнем случае будем в окна таращиться — там очень красиво.

Владимир Ильич в серебре поджидает нас по прибытии в Бор.

Везет нам на съемку богоугодных заведений на фоне грозы. Или, может, это просто так во всех городах, где есть слово «Новгород» (Великий, как вы помните, нам тоже пригрозил в свое время).

Перед нами церковь Рождества Иоанна Предтечи.

Священное место для горожан, которые и спешат к нему навстречу освящать свои пасхальные куличи.

Рыбаки закрывают сезон на уже довольно тонком льду Гребного канала.

Без сказаний не обходимся и тут: отдельная тема городских легенд — сколько рыбаков оторвалось и укатилось по Волге на весенних льдинах в текущем году по сравнению с прошедшими.

Закат на Волжских набережных. Верхней…

…и Нижней.

Проходимся городскими двориками в сторону хостела.

Ночные улицы залиты золотым ламповым светом, очень уютно.

Замечаем котика, без которого не обратили бы внимание на еще кое-что занятное: картина какого-то местного умельца вмонтирована прямо в обличники дверей старого дома.

В целом, вместе с пластиковыми окнами, старой кирпичной и каменной кладкой, получается нарядный такой орнамент, напоминает сочинский олимпийский паттерн 🙂

Ночуем в хостеле. Поутру спускаемся дегустировать тот самый легендарный кофе. Очень вкусно, отвечаем.

Выходим на улицы и вновь встречаем роскошные образцы старой деревянной архитектуры Нижнего Новгорода. Этому дому по меньшей мере сотня лет.

Дома действительно в аварийном состоянии, поэтому жителей планируют переселять. Одна загвоздка — новое жилье планируют выдавать на окраинах, жители бунтуют (сейчас-то эти ветшающие пенаты расположены в самом сердце города), мол, «раньше я отсюда на Волгу бегал в трусиках купаться, когда маленьким был, а сейчас меня к черту на кулички хотят выселить».

Про черта и кулички мы все узнали еще в Москве, жителям сочувствуем и двигаемся дальше.

Улица Большая Покровская — нижегородский Арбат. Длинные ряды художественных вернисажей превращают этот участок города в одну большую галерею под открытым небом.

По рассказам, здесь есть художники, отметившие уже 50-летний «стаж работы» в этом месте.

Проходя мимо одного из домов, слышим звучные гитарные запилы и не можем удержаться, чтоб не заглянуть внутрь. Обнаруживаем внутри лепнину, изразцовую печь, антиквариат и будущее нижегородской рок-музыки — группу Anomaly в разгаре джем-сейшена.

Узнаем между делом, что в этом доме в свое время жил Горький и находилась редакция первого в мире журнала по речному делу «Нижегородский вестник пароходства и промышленности».

Музыка просто-таки отвоевывает себе место в нашей сегодняшней прогулке: заглядываем в Нижегородский хоровой колледж им. Сивухина.

По воскресеньям здесь проходят занятия по пению под руководством Владимира Александровича Попова, более тридцати лет воспитывающего традиционную хоровую культуру в стенах этого заведения.

Владимир Александрович сам уже стал местным человеком-легендой, получив указом президента России звание «Почетного работника культуры РФ» и став лауреатом главной городской премии в Нижнем Новгороде.

Тем временем на улице весна, пасхальное воскресенье, и жители открывают шашлычный сезон. Все разговелись, в общем 🙂

Городской пляж залило солнцем. Горожане сбились в стайки на прибрежной полосе.

Сормовский парк — вот уж, похоже, главное место, где родятся городские байки. Жители приходят сюда компаниями, чтобы съесть принесенные из дома яства, выпить и душевно почесать языками на свежем воздухе.

Ныряем в нижегородские подземные джунгли и искренне радуемся их беспокойным обитателям 🙂

Решаем напоследок отдать дань нижегородскому спорту: заглянули на матч чемпионата по футболу (первый дивизион) между нижегородским клубом «Волга» и командой «Луч-Энергия» из Владивостока.

Ради одной этой фотографии оно уже того стоило 🙂

Сам матч, увы, оставил нас равнодушными, чего не скажешь об энтузиазме местных фанатов. Поддержать команду здесь умеют, это факт.

Мы выбираемся к привокзальной площади.

Свидание с Нижним Новгородом и его былинами подходит к концу, впереди красавица-Казань.

Уже привычным жестом открываем приложение Blablacar в поисках своего следующего дорожного компаньона.

Федор наш 🙂

Промышленные зоны Нижнего провожают нас закатными лучами и красивыми кадрами.

Что сказать — Нижний очень душевный. Что готовит нам Казань, узнаем завтра.

Или — в сегодняшних стоп-кадрах 🙂

Увидимся 🙂

В древние времена подошли татары к Нижнему, хотели город захватить. Жители все заперлись в кремле, а выходить против татар боялись. Была в то время в городе девица-краса, захотела она пойти на речку Почайнуза водой. Взяла ведра накоромысел(а коромысел был железный, два пуда весом). И пошла девица на Почайну. Татары, увидятакое, решили схватить ее в плен и кинулись опрометью все к ней. Помолилась девица на соборы нижегородские, взяла в руки коромысел и как начала татар охаживать. Многих она уложила возле башни кремлевской, но и врагов было невидимо. Одолели они девицу, изрубили в мелкие куски и похоронялиу башни вместе с коромыслом. Но испугались татары на город идти: если бабы в Нижнем такие храбрые и сильные, точто же ждать от ратных людей? И убрались они подобру-поздорову. А башню ту Коромысловой назвали. О Нижегородском кремле сложено немало легенд, и они отражают уверенность народа в его неприступности. И в самом деле, за всю историю он не был ни разу захвачен, враги лишь приближались к его стенам. (Фото В.

Харитонова, Р. Яровицына.)

В конце XIX века Нижегородская ярмарка играла роль культурного центра для нижегородцев и представляла собой «город в городе». Она простиралась от собора Александра Невского до вокзала и нынешнего сада им. I Мая. Здесь было множество павильонов, добротных зданий, фонтанов и цветников, пруд, где плавали лебеди. На ярмарке в конце XIX века работало 9 ресторанов, 45 трак-тиров, 49 кухмистерских. 13 пивных. 15 гостиниц, 14 бань, театр, цирк. В каждом из ресторанов, носивших звучные имена — «Россия», «Германия" и др. готовили свое фирменное блюдо. В «Поваре" и «Аполло» пели цыгане, в «России" хор был облачен в костюмы бояр, в «Эрмитаже" — в лохмотья (хор так и назывался «Хор сибирских бродяг"). Сюда приходили послушать венский хор, дамскую капеллу, шансонетные этуали. Простой люд валом валил в цирк Никитина. Гульба на ярмарке отличалась широким разгулом, доходившим порой "до полной разнузданности". В Ярмарочном доме и его павильонах в настоящее время проходят международные выставки и салоны, семинары и пред-ставительские встречи (Фото В. Харитонова.)

Два каменных корпуса казарм дли гарнизона были построены на средства местных дворян. В 1835 году И.Е.Ефимов спроектировал на берегу Волги под кремлем комплекс из четырех зданий (два жилых и соотвстствующие им дворовые службы: конюшни, кухни, кладовые). Лишь к 1844 году вчерне были выложены стены корпусов. За долгострой многие высшие чины, в том числе военный губернатор, оказались под судом. Отделка казарм продолжалась до 1853 года. В настоящее время в этих двух корпусах по-прежнему находятся армейские части. (Фото В. Харитонова.) В 1917 году, благодаря лояльности гарнизона, революционный переворот в Нижнем свершился бескровно. Солдаты без раздумий перешли на сторону большевиков и тем самым спасли тысячи жизней. Вверху — дом военного губернатора в кремле. После Октябрьского переворота здесь был губернский комитет партии, и этот дом называли «домом свободы». Сейчас в здании находится государственный художественный музей.

Дятловы горы — это высокие правые берега Оки и Волги в районе Нижнего Новгорода. (Фото В. Харитонова). Говорят, что в давние времена было здесь много лесов и водилось в них много дятлов. Много сложено легенд о происхождении названия Дятловых гор. Рассказывают о мордвине Скворце, друге и помощнике Соловья-разбойника, в стародавние времена поселившегося в этих местах со своей семьей. У него было 18 жен и 70 сыновей. Жили они дружно, вместе пасли стада на горах, охотились, ловили рыбу. Однажды на охоте Скворец повстречал в ущельях горы чародея Дятла. Дятел предсказал мордвину Скворцу, что если дети его будут всегда жить в дружбе, никто их не одолеет, а если поссорятся, то будут покорены русскими. Когда Дятел умер. Скворец похоронил его на горе при устье Оки-реки, и место то назвали Дятловы горы. Через некоторое время умер и Скворец, завещав детям жить в согласии. Но они не послушали совета и стали спорить из-за наследства. Пришел русский князь Юрий и изгнал их, заложив город Нов-Град Нижний.

Купцы Бугровы, выходцы из удельных крестьян. старообрядцы, решили в 1883 году за свой счет выстроить для обездоленных ночлежный дом на 840 человек. Работы вел заволжский крестьянин П.Г. Григорьев. В 1885 году среди постояльцев разразился сыпной тиф, и больных вывезли за город в «заразные» бараки. После этого установили порядок: постояльцев выпроваживали на весь день и пускали только к вечеру. На фасаде была надпись: «Водки не пить. Песен не петь. Вести себя тихо». Каждый постоялец при входе получал бесплатно один фунт хлеба и кипяток. Рядом с этим домом Н.А. Бугров выстроил торговый дом, доходы которого шли на содержание ночлежки. Это заведение прославил A.M. Горький в своей книге «На дне», списав основных персонажей с живых обитателей дома. Сегодня это административное здание (Фото Р. Яровпцына.)

Место это называлось Гремячей горой, поскольку в прежние времена здесь с холмов по оврагам бурно стекали шумные ручьи. (Фото В. Харитонова.)

Мостик через Похвалинский овраг ведет к гостинице «Нижегородская». Неподалеку «примостился» писатель A.M. Горький, чье имя носил Нижний Новгород в советские годы (Фото Р. Яровицына). Памятник этот был поставлен в 30-х годах прошлого столетия сначала в Зеленом Городе. Скульптор И.П. Шмагун изобразил писателя в том возрасте, когда он уже был известен на весь мир. После реставрации памятник был перенесен на набережную, построенную в 60-х годах и названную именем революционера Н.М. Федоровского. К набережной примыкает улица Суетинская (Суетинка). Название, сохранившееся с прошлого века, напоминает о суетливой, полной забот о хлебе насущном жизни бедных людей.


Нижегородский кремль строился в 1500 — 1520 годах по единому проекту. Прежде в Нижегородском кремле было 14 башен, включая одну отводную, теперь – 13. Названия башням дали церкви, которые находились поблизости. Стены кремля спускаются к Волге уступами и выглядят очень живописно на склонах Дятловых гор, напоминая издалека «каменное ожерелье». Расположение кремля необычно, ведь большинство российских крепостей строились на ровном плато. Архитектура словно слита с формами природы, с массивами холмов и склонами волжских косогоров. Это целое совершенно. Размеры башен и стен точно распределены среди природного окружения. Длина кремлевской стены — более двух километров, на этой территории можно хоть целый день гулять и не соскучиться. Здесь и по сей день очень много неразгаданного и в буквальном смысле нераскопанного. (Фото В. Харитонова.)

Нынешнее здание церкви Жён-мироносиц (или Знамения Пресвятой Богородицы) построено в 1649 году. До 1834 года именовалась собором. Первоначально церковь была построена в первой половине XIV столетия, когда Нижний Новгород был пригородом суздальским. В приходе этого храма родились два великих подвижника русской церкви — Евфимий Суздальский и Макарий Желтоводский. Макарий родился в 1349 году в семье посадского. В этой церкви его крестили. В двенадцать лет он ушел из дома в Печерский монастырь и постригся в монахи. В первой половине XV века в урочище Желтые воды основал мужской (ныне женский общежительный монастырь) Преподобный Евфимий, по просьбе нижегородского князя Бориса Константиновича, основал Спасо-Евфимьевский суздальский монастырь. И Макарий Желтоводский, и Евфимий Суздальский были учениками святого Дионисия, основателя Печорского Вознесенского монастыря. (Фото церкви после реставрации в XXI веке В. Харитонова. Р. Яровицына.)

Был построен в г. Горьком в 1956 году и являлся в те годы крупнейшим в Европе. Шесть лет спустя в городе была создана специализированная детско-юношеская школа олимпийского резерва по прыжкам на лыжах с трамплина и лыжному двоеборью. Второй 84-метровый трамплин был построен в 1971 году. Через десять лет была начата эксплуатация третьего 45-метрового трамплина. Горьковский трамплин являлся базовым для сборной СССР по прыжкам с трамплина, с постройкой этого спортивного сооружения в городе была создана сильная школа летающих лыжников. Всему миру известно имя нижегородца Гария Напалкова, олимпийского чемпиона. (Фото В. Харитонова. Р. Яровицына).

С Мызинского моста, построенного в 1975 году, открывается вид на Молитовку. (Фото В. Харитонова.) На этом месте с середины XIX века было кладбище, где хоронили бурлаков. По традиции окские бурлаки останавливались здесь, на левом берегу, и истово молились. Название Молитовка закрепилось впоследствии за микрорайоном Ленинского района и одним из мостов через реку. На архивном фото М.П.Дмитриева — окские бурлаки и плотники на нижней набережной в ожидании найма.

В настоящее время в Нижнем Новгороде построено пять мостов через Оку – Канавинский, Сартаковский, Молитовский, Мызинский, Гнилицкий — и один через Волгу — Волжский. Строительство первого, Канавинского моста относится к тридцатым годам, а последнего, Гнилицкого — к 1993 году. Сейчас идет строительство совмещенного моста (в связи с постройкой новой линии метро) в Канавинском районе.


Сергиснская церковь в Благовещенском монастыре относится к 1690 году. Изначально была освящена в честь митрополита Алексея Московского, возродившего монастырь во второй половине XIV века. В середине XIX века переосвящена в память святого старца Сергия Радонежского. В 1365 году святой Сергий по указу митрополита Алексия прибыл в Нижний Новгород для решения спора о великокняжеском престоле между князьями братьями Дмитрием (старшим братом) и Борисом (младшим) Константиновичами. Борис самовольно провозгласил себя на великое княжение в Нижегородско-Суздальском княжестве. Сергий Радонежский приказал закрыть все храмы и церкви в Нижнем Новгороде, наложив анафему на князя Бориса. Святой старец был в Благовещенском монастыре, освятил источник. Считается покровителем монастыря. Сейчас в православном комплексе находятся мужской монастырь, духовная семинария (Фото В. Харитонова.)

Церковь Св. пророка Илии (Ильинская) стоит в самом начале нынешней улицы Ильинской, бывшей Купеческой слободы. Первоначально церковь была построена в 1506 году в честь спасения Нижнего Новгорода от нашествия хана Махмет-Аминя в 1505 году. Нижегородский воевода Хабар Сумский (Иван Васильевич) обратился к пленным «огненным стрельцам литовским» с просьбой о помощи в управлении артиллерией за дарование им свободы. Пленный пушкарь Федя Литвич с первого выстрела поразил ногайского мурзу (зятя татарского хана). Татары и ногайцы, имея огромное численное преимущество — около 60 тысяч войска, в страхе отступили от города. Нижегородцы соорудили церковь на том месте, где пал ногайский мурза, и посвятили её святому пророку Илии как властителю грома и молнии. (Современный вид церкви — фото Р. Яровицына. В. Харитонова.)

Эта часть города имела характер пристани: по веснам и во все времена навигации на набережной толпились бурлаки, коноводы, крючники и другой рабочий люд. Сновали суетливые приказчики, озабоченные судовщики. Нравы и обычаи жителей также имели свою особенность: все обитатели были щедры на поклоны знакомым и незнакомым, любили по вечерам сидеть на лавочках на самом берегу реки, поговорить о делах и делишках. Главный мотив разговора — цены на хлеб, на провоз тяжестей и наем рабочих, коноводов, лоцманов, на товары, относящиеся к торговле и судопромышленности. В середине XVII века Нижний Новгород становится главной перевалочной базой при перевозе товаров российского купечества. Поступавшие с низовий Волги грузы перекладывали здесь на суда с меньшей осадкой. Суда рубили артели плотников зимой на стрелице Оки и Волги. (Современное фото В. Харитонова.)

ПечатьE-mail

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *