КОЛОКОЛЬЧИК ДАР ВАЛДАЯ

Наталья САВЕЛЬЕВА

И колокольчик, дар Валдая…

Кто не слышал о валдайских колокольчиках? Сначала о них, а потом и их голоса — высокий, низкий, звонкий, протяжный?.. Помню свое знакомство с одним из таких голосов — летним днем в Новгороде, когда плач крошечного колокольчика сливался с басом огромного колокола с одного из кремлевских храмов. До Валдая — маленького городка на большом озере — было недалеко, и по расстоянию, и по количеству лет, спустя которые я туда приеду, но тогда мне было о том неведомо.

Нынешним летом мы жили в Липском — тверской деревеньке в двух часах езды от Валдая. Впрочем, попасть в Валдай было не так просто. Пришлось встать затемно и уже в пять утра выйти из дома. Светало, накрапывал дождик. Дорогу развезло, и поэтому привычные шесть километров до станции мы с трудом одолели за полтора часа.

Колокольчик — дар Валдая…

Но назад не повернули — звон валдайских колокольчиков словно звал нас издалека. К тому же недавно мы узнали, что три года назад открылся в Валдае Музей колоколов, единственный в России.

На станции Заключье не было ни души — "даль да две рельсы синие". Мимо нас прогрохотал товарняк, пронеслись на Москву и Петербург последние ночные поезда. Острое чувство России в ее сизом тумане в рассветный час пронзило меня. Потом мы доехали первой электричкой до Бологого, где сразу же пересели на пригородный поезд, идущий на Валдай. Через час с небольшим июльский ливень встречал нас на перроне уже на новгородской земле.

Итак, в Валдай мы приехали поездом. А когда-то людей привозили сюда лихие тройки, и на каждой звенел-заливался ямщицкий колокольчик. Не случайно родились поэтические строчки: "И колокольчик, дар Валдая, звенит уныло под дугой…" Эти строки я прочитала в музее на "юбке" одного колокольчика вот в таком виде: "Колокол дар Валдая звени уныла потдугой". А вообще колокольчики были пожарные, сувенирные, театральные, корабельные, настольные, железнодорожные. Наддверные, которые были оберегами, защищающими дом от нечисти. Свадебные. Каждый валдайский жених дарил невесте колокольчик, иначе матери не отдавали их замуж. Колокольный звон обещал счастье, и так же, как и наддверный, свадебный колокольчик служил оберегом. Хранили его на почетном месте.

Как же возник колокольный промысел? Первое упоминание о колоколах на Руси найдено в III Новгородской летописи в 1066 году. Древнейший из сохранившихся колоколов (начало XII века), по преданию, привезен в новгородский Антониев монастырь основателем его из Рима. Первые колокола, появившиеся на Руси, относятся к типу очепных, качающихся. Они покупались в Европе или отливались на месте иностранными мастерами. Сохранились некоторые имена — Борис Римлянин, Николай Ненчин, Петр Фрязин…

Одновременно с колоколами в церковном обиходе использовались традиционные каменные, железные и деревянные била. Среди колокольчиков русской работы наиболее древние — произведения псковских литейщиков XVI века: Михаила и Тимофея Андреевых, Матвея и Кузьмы Михайловых, Кузьмы Васильева, Логина Семенова. С XVII века появился и постепенно стал единственным особый русский способ звона "в языки". Утвердился и сам термин "колокол". Колокола начинают воспринимать как символ мощи Русского государства. Отсюда и увеличение веса знаменитых колоколов XVII-XVIII веков: 2000-пудовый "Реут" Андрея Чохова, 8000-пудовый "Успенский" Александра Григорьева, 200-тонный "Царь-Колокол" Ивана и Михаила Моториных.

Как я выяснила, ямщицкие колокола — явление типично русское. Их производство началось во второй половине XVIII века в Валдае, расположенном на крупнейшем тракте России. По легенде, это связано с разбитым новгородским вечевым колоколом, который везли в Москву по приказу Ивана III, чтобы заставить звонить, как все другие. Колокол не доехал до Москвы — он не хотел уезжать со своей земли и разбился на Валдае на мелкие колокольчики.

Колокола считались существами живыми. Поэтому их и наказывали, как живых, лишали собственной воли. Известен случай с угличским колоколом. Он первым возвестил о гибели царевича Дмитрия 15 мая 1591 года и был бит плетьми, лишен языка и сослан в Сибирь. Вернулся колокол из ссылки лишь в 1892 году, и теперь он почетный экспонат знаменитой угличской церкви Димитрия "на крови". Голос, как и прежде, у него прекрасный.

Первое упоминание о Валдае относится к 1495 году. По легенде, первым жителем здешних мест был кузнец Валда. Здесь традиционно умели работать с металлом, так как большая часть населения занималась извозом по московско-петербургской трассе, а на дороге всегда требовались всякие починки. Сначала колокола отливали без надписей из низкосортной зеленоватой меди. Мастер Александр Григорьев уже в 17 лет стал мастером, тогда как обычно это звание давали после двадцати лет ученичества. По легенде, сначала колокола производили монахи, повторяя форму лесного колокольчика. Еще говорили, что валдайские мастера выходили на берег озера, где девки пели мелодии. И поэтому форма колокола повторяла силуэты красавиц, а голоса — их голоса. Для изготовления колокола требовались вдохновение, особый секрет. Иногда их делали из глины, замешенной на валдайской воде, или из материала, привезенного с Урала. А еще были деревянные, берестяные, кожаные…

С 1802 года на колоколах появляются надписи: "Дар Валдая", "Кого люблю -тому дарю", "Купи, барин, не скупись — со мной езди — веселись", "Кто колокол купит, тот счастлив будет". "Не гонись за рублем, а гонись за славой" — девиз валдайских мастеров.

В разные годы в Валдае работали колокольные мастерские и заводы — купчихи Пелагеи Ивановны Усачевой и позже — трех ее сыновей Николая, Алексея и Якова (в начале XX века). На их заводе отлили колокол в честь 300-летия Дома Романовых.

В России были и другие центры колокольного промысла — завод П.Финляндского в Москве, а также в Елабуге, Тюмени, Туле, Костроме, Вологде, Касимове, Гатчине, "Товарищество П.И.Оловянишникова сыновья" в Ярославле, Нижегородской губернии — в селе Пурех и ряде других деревень. Валдайский завод Н.Усачева и Г.Андреева работал до конца 20-х годов, а после церковные колокола отливать перестали. Дальнейшая судьба их известна.

А Музей колоколов действительно в России единственный. Самые древние его экспонаты — иностранные колокольчики XVII века, например шведский поминальный. Находится музей в центре городка, в бывшей путевой дворцовой церкви святой великомученицы Екатерины, построенной по проекту Н.Л.Львова. Директор музея — Галина Алексеевна Моисеева, она же и директор открывшегося недавно музея уездного города. Рассказывая нам о музее, экскурсовод Наталья Шаркова заставляла звучать самые разные колокола. Этому экскурсоводов обучали специально. Наталья бралась за тоненькие нити, и все пространство — от пола до купола — заполнялось божественным звучанием.

Девять лет назад в истории древнего промысла случилось еще одно событие — была создана Ассоциация колокольного искусства при российском Фонде культуры. Это не случайно. Интерес к колоколам огромный. Существуют десятки знатоков и коллекционеров. Многие люди, особенно связанные с миром искусства, собирают колокольчики (большая коллекция, например, была у Булата Окуджавы).

Времена изменились. На российских дорогах, которые — увы! — ненамного лучше прежних, — "волги" и "мерседесы". Где-то по старинке ездят на телегах. Неторопливо бредут лошади. Не звенят колокольчики. И все-таки мне слышатся, особенно сейчас, зимой, их голоса.

"Однозвучно гремит колокольчик…"

А вы слышите?..

Фото автора
Учительская газета http://www.ug.ru

Дар Валдая

О возникновении колокололитейного промысла Валдая складывали многочисленные легенды. Одна из них, яркая и поэтичная, оказалась наиболее живучей. В передаче поэта К. К. Случевского в 1886 году она была такой: «Толкуют, будто бы царь Иван, сняв в Новгороде Вечевой колокол, велел везти его в Москву. Государева рать дошла до Валдая и тяжесть ли колокола, трудность ли пути или просто желание царево, но колокол был разбит. Ушло царское войско, а осколки колокола остались лежать. И их подобрали валдайцы и стали лить свои колокольчики и льют до сих пор». Другой вариант этой легенды имел иную концовку — куски разбитого колокола волей небес превратились в звонкие валдайские колокольчики.

История то наводящих уныние, то веселящих душу своим звоном валдайских колокольчиков тесно переплетается с историей производства больших колоколов. В XIX веке, когда колокололитейный промысел приобрел в Валдае широкую известность, колокола и колокольчики рождались на одних и тех же заводах.

Издавна на Руси колокола занимали особое место в народной жизни. Сторожевые и всполошные, или набатные, осадные, часовые и вестовые колокола, висевшие на церковных колокольнях и специальных колоколенках, призывали не только к молитве,— они оповещали о радостях и печалях, сообщали о приближении врагом и о пожарах, созывали на праздник пооеды. Но немало значили для ездока, затерянного на бесконечных российских дорогах, и колокольчики с бубенцами, являвшиеся непременной частью ямщицкого снаряжения. Где-нибудь между Москвой и Валдаем подручные колокольчики оглашали безлюдную, идущую дремучим лесом, в рытвинах и ухабах или накатанную до блеска зимнюю дорогу незатейливо-грустным мотивом, непременно пробуждавшим воспоминания о «днях минувших», помогая коротать утомительное путешествие. А иногда они заливались таким голосистым перезвоном, от которого пропадала дорожная тоска и хотелось пуститься в пляс.

Начало валдайского колокололитейного производства можно отнести к тому времени, когда в сентябре 1656 года колокольный мастер Александр Григорьев с учениками отлил в Иверском монастыре колокол высотой 2 метра, длиной по нижней кромке 2,5 метра, который в 1712 году был установлен на колокольню Александро-Невской лавры в Петербурге. Валдайские мастера стали изготавливать и маленькие колокольчики, а также бубенчики-«шаркуны» для ямщицких троек. В начале XIX века появились в городе и первые колокололитейные мастерские. Из сохранившихся до наших дней самый ранний из датированных колокольчиков относится к 1811 году.

Способными оказались валдайцы в литье колокольчиков, и слава о них росла быстро. Уже в 1825 году поэт-декабрист Ф. Н. Глинка в стихотворении «Сон русского на чужбине» написал такие строки:

И мчится тройка удалая
В Москву дорогой столбовой,
И колокольчик, дар Валдая,
Гудит, качаясь под дугой.

А вскоре родилась народная песня и полетела по России:

Вот мчится тройка удалая
Вдоль по дорожке столбовой,
И колокольчик, дар Валдая,
Звенит уныло под дугой

Иногда к дуге подвязывали сразу несколько колокольчиков, звучавших по-разному, — один поддужный, весивший обычно два фунта, два подпевалы, семь или девять бубенчиков. И получалась полнозвучная «ямщицкая гармонь».

Расцвета колокололитейное производство в Валдае достигло к середине XIX века.

Дар Валдая

На заводах купцов Смирнова, Митрофанова и Стуколкина, где работало до пятидесяти человек, ежегодно обрабатывалось около 850 пудов меди. Помимо поддужных колокольчиков отливали по заказам и крупные колокола различного назначения и отправляли в разные губернии России. На многих валдайских колокольчиках делали забавные надписи, На некоторых из них, храняшихся сейчас в местном краеведческом музее, можно прочитать:
«Купи, барин, не скупись, со мной езди, веселись».
«Звени, утешай, ехать поспешай».
«Купи, денег не жалей — со мной ехать веселей».
Надписи порой были незатейливы, но запоминались надолго: «Кого люблю, тому дарю», «Дар Валдая».

Мастера ревностно относились к своему делу и держали в секрете производство сложных сплавов, в которые входили медь, олово и другие металлы. Завод Смирнова благодаря высокому качеству своей продукции получил право штамповки государственного герба на своих изделиях. Колокола на заводе отливались в графитных тиглях, которые привозили с Урала.

Во многих местах знали и высоко ценили валдайских мастеров колокольного литья. Когда понадобились колокола для грандиозного Исаакиевского собора, то в Петербург пригласили валдайца Ивана Стуколкина, который и отлил одиннадцать колоколов на Малой Охте. Очевидцы Валдайским мастером Николаем Смирновым для Воскресенского собора Смольного монастыря был отлит праздничный колокол весом 607 пудов.

Начало развития сети железных дорог уменьшило значение ямщицкого промысла, на поддужные колокольчики резко снизился спрос, однако производство колоколов не прекращалось. Помимо Валдая их отливали и в других местах России — в нижнем Новгороде, в Ярославской губернии, Саратове, но такой известностью, как валдайские, они не пользовались. В селе Пуриж Нижегородской губернии в конце XIX века существовало восемь небольших предприятий, которые изготавливали мелкие колокольчики, которые тоже назывались валдайскими.

В начале ХХ века в Валдае были два колокололитейных завода братьев Усачевых, продукция которых шла в самые отдаленные края России. Уже после 1917 года Валдай оставался единственным местом в стране, где продолжало существовать колокольное производство. Здесь же делали колокола и колокольчики для театров, пожарных команд, для различных систем сигнализации.

Высокое искусство мастеров колокольного дела сделало известным маленький провинциальный город, наполнило поэтической глубиной легенды о eгo самобытности. Когда видишь и слышишь валдайские сувениры — звонкоголосые колокольчики, приходят на память стихи Лидии Коноваловой:

Из рода в род передавая,
Хранит народная молва
О колокольчиках Валдая
Сказаний ясные слова.
Их звон как будто издалече,
Через веков седую даль
Доносит гул грозовый веча
И песен нежную печаль.

И.Г.Истомина, А.Н.Николаев. Валдай. Л.- Лениздат, 1979

Следующая страница: Искусство Кабарды

Из бранное. Колокольчик — дар Валдая

Сергей Васильевич Рыбалкин

                Вот мчится тройка удалая
                Вдоль по дороге столбовой,
                И колокольчик, дар Валдая,
                Гудит уныло под дугой.
                Ф. Н. Глинка. Тройка.

                КОЛОКОЛЬЧИК –
                ДАР ВАЛДАЯ
                Ироническое 

„Тройки“ столбняк,
        устала в болтовнях  —
             „на язык типун“им:\/
                коней  Руси эпатируй
                лично конспектируй —
                что сказанно Путиным…

„Отцы-основатели“,
         мечт сна ваятели – 
              „совок“ идеологий;\/
                на кону реституция:
                России  Конституция —
                „ЕР“ удиви „берлогой“…

Коммуне неверие —
         новой веры „эрия“-
               от беспринципности;\/
                дзю-до, кун-фу отцы:
                Путин ru Конфуций —
                скреп цепи на снасти…

Ленин с броневика,
        Руси обронил века –
               вере утопии химер:\/
                Ельцин уже с танка
                по КПСС останкам —    
                новый „триптих“ мер…
 
Путин-„Дарвалдай“,
        давай сдуру болтай –
               демагогию за Расею:\/               
                разум ЕР сплочения,
                Запада разоблачение — 
                предотвратим агрессию…             

Что кому коли болит,
         о том  и колоколит –
               об иным люде радею :\/
                нынешние  людишки
                инфантильны лишку –
                без национальной идеи…

Ныне главная идея
         России, глава где Я –
                выборы Президента;\/
                не надо и „йода“ тут:
                не уйду и не „уйдут“-
                „тыры-пыры“ задета*…   

*ЕР – партия Единая Россия“… Реституция: возврат весего,полученного по сделке… 3.04.17 г В. Ленин выступил  на вокзале с броневика; 19.08..91 г.

…Колокольчик, дар Валдая…

Б. Ельцин – c танка… На 10-м Валдайском форуме В. Путин заявил:  — глав-ной силой России будут не природные ресурсы или ядерное оружие, а образованные, творческие, физи-чески и духовно здоровые люди; — России нужна новая национальная идея; — что не исключает возможности участия в следующих президентских выборах… Тыры-пыры = blah-blah-blah, бла-бла-бла: говорить что-то тривиальное, очевидное, пустое, бес-смысленное; чепуха, пустые разговоры…

© Copyright: Сергей Васильевич Рыбалкин, 2013
Свидетельство о публикации №113120201072

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Сергей Васильевич Рыбалкин

Рецензии

Написать рецензию

Не уйду и не уйдут, пока яйца отпадут…
Колокольно!
Спасибо!
Удач!

Полянских Николай Александрович   02.12.2013 18:18     Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Спасибо за отзыв… С яйцами — это один из вариантов, конечно. но не желательно майданить у Кремля…

Написал буржуинский стих через 18мин выставлю новинокой на завтра…
С уважением

Сергей Васильевич Рыбалкин   02.12.2013 23:43   Заявить о нарушении

добавил в эпиграф В. Маяковского и еще одну 1ю строфу
Ясно даже и ежу —
этот Петя был буржуй…
…Птицы с песней пролетали,
пели: "Сима — пролетарий!»…
…Беспорядки! Сущий яд —
дети этих буржуят!…
…Защищайте всех, кто слаб,
от буржуевых лап.
Вот и вырастете — истыми
силачами-коммунистами…
В. Маяковский: „Что такое хорошо и что такое плохо“, „Сказка о Пете, толстом ребёнке, и о Симе, который тонкий“
На Руси, в Гондурасе, в Италии,
даже, где зародился фэн-шуй,
пролетают всегда пролетарии,
а буржуев, попробуй, ужуй.
www.stihi.ru Полянских Николай Александрович

В ПРОЛЁТЕ АРИИ –
ПРОЛЕТАРИИ
Вова, жуй, Боря, жуй:
как противен буржуй —
у дяди Маяковского;\/
и в партии ЕР мнимы:
Пети пример и Симы —
Путин то мается с кого…

Сергей Васильевич Рыбалкин   03.12.2013 15:23   Заявить о нарушении

Спасибо, Сергей! Зайду и обязательно отзовусь. Но попозже.
Тут неожиданно для меня, мой только сегодня написанный стих"Первый снег"
номинировали на народного. Зайди, глянь.

Полянских Николай Александрович   03.12.2013 16:18   Заявить о нарушении

Я уже глянул, сам знаешь как просматриваем бегло.. Перечту еще раз.. Поздравляяю, хотя читал на сайте много негативного о рейтингах иконкурсах.

Сергей Васильевич Рыбалкин   03.12.2013 16:25   Заявить о нарушении

проголосил, на всякий слу чай сделал это еще раз — робот сказал, что вы уже проголосовали

Сергей Васильевич Рыбалкин   03.12.2013 18:29   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Сергей Васильевич Рыбалкин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *