ЮДИФЬ И ОЛОФЕРН ДОНАТЕЛЛО

Бронзовая скульптурная группа «Юдифь и Олоферн». Скульптор Донателло.

Донателло создал сложную по композиции и выразительную бронзовую скульптурную группу «Юдифь и Олоферн» (ок. 1455-1457 гг.); «… отлитая в металле, показывает Юдифь, отрезающую главу Олоферна, располагалась на площади под одной из арок лоджии. В этой превосходная и искусная работа, которая изображает Юдифь в простом одеянии, Донателло показывает зрителю женскую скрытую отвагу и внутреннюю силу, полученную от Бога.

Донателло. Юдифь и Олоферн

Опьяненный спящий Олоферн не ощущает приближающейся смерти, его душа холодная и безвольная. Донателло так хорошо выплавил это изваяние – изящное и прекрасное, а затем он закончил его так тщательно, что просто чудо» Вазари. Вероятно, Донателло был весьма доволен результатом своей работы, что подписал статую «DONATELLI OPUS», что делал довольно редко.

В период Ренессанса мастера нередко обращались к женскому героическому и пленительному образу Юдифи, в одиночку победившей завоевателей, как и юный Давид. «Книга Юдифи» относится к числу неканонических писаний и не включена в состав Канонической Синодальной Библии, описывает, как благочестивая вдова из Ветилуи поразила ассирийского военачальника, армия которого осадила ее родной город

Маленькая, хрупкая фигурка скромно одетой Юдифи, замерла в оцепенении, подняв над головой меч и глядя перед собой сурово-отрешенным взглядом, нависнув над жертвой — расслабленным, побежденным вином Олоферном. Хотя в целом композиции недостает убедительности, образы поражают своим замыслом. Голова Юдифи – одно из прекрасных творений Раннего Ренессанса, ее выразительное лицо прекрасно и величественно. Этот героический женский образ является воплощением мужества и храбрости, которые Бог дарует уповающим на Него. Противоположное впечатление производит полусонный пьяный Олоферн, покорно подставляющий свою голову под меч.

Вероятно, заказ на эту статую поступил от Козимо Медичи около 1455-1457 года, и она изначально предназначалась для украшения фонтана в саду Палаццо Медичи-Риккарди. После падения тирании Медичи в 1495 ее разместили у главного входа в палаццо Веккьо на пьяцца делла Синьория как символ свободы Флоренции; затем ее переместили во внутренний дворик, впоследствии на Лоджию деи Ланци где во времена коммуны заседал совет приоров, управляющий городом, а в 1919 снова вернули на пьяцца делла Синьория и расположили на более высокой платформе, рядом со статуей льва — символом Флоренции и «Давидом» Микеланджело. В 1980 ее отправили на реставрационные работы и на ее месте поместили бронзовую копию, в настоящее время статуя выставлена в Палаццо Веккьо. Спланированная как свободно стоящая скульптура, прекрасно обозреваемая со всех ракурсов, вероятно, она предшествовала созданию статуи Иоанна Крестителя из Сиенского собора.

Дата добавления: 2015-07-13; Просмотров: 718; Нарушение авторских прав?;

Рекомендуемые страницы:

Библейские истории — 10. Юдифь и Олоферн

Вячеслав Сергеечев

Олоферн с отрубленной головой, Юдифь с головой Олоферна, Конь и Юдифь.

      – Дружище Конь, а когда время было духовным, в каком веке? Люди всегда были глупы, самонадеянны, горды, порочны, невоздержанны, лживы, забывая при этом, что:
    
      Жизнь – это проверка на совесть.
      Испачканная совесть неотмываема.
      Нравственность – это добродетельность в помыслах и поступках.
      Гордыня пагубна, любовь благодатна.
      Невоздержанность – источник бед.
      Жизнь – это преодоление трудностей и соблазнов.
      Живи привольно, не вредя другим.
      Наживёшь богатство – потеряешь честь.
      Тщеславие – прерогатива ограниченности.
      Любовь и уважение родителей – святыня.

      – Ой, как ты прав, дружище Кот! Люди живут по принципу:

      Жизнь по-настоящему ощущаешь только тогда, когда туго набил брюхо.

Живут люди, и каждый в своей вере, не понимая, что:

      Нет разной Веры – есть разное её понимание.

Сколько народов – столько и богов. Мы-то с тобой знаем – Бог один! Один на всех:

      В центре бытия находится Бог, – остальные на окраине.

Люди забывают, что:
   
      Кулак – отнимает, ладонь – отдаёт.
      Клевета хоть и хромонога, но далеко ходит.
      Совесть – это награда за праведность.
      Чти закон и будешь свободен.
      Лишь только нравственность, духовность и любовь – спасут мир.

      – Дружище Конь, прекрасно сказано! Я могу добавить только самую малость.

      Материальное неравенство – бич человечества.
      Нищета – порок общества.
      Толерантность – надежда эволюции.

      – Дружище Кот, я могу добавить ещё меньше:

      Великие правители делают свои народы великими, не считая жертв.

      – Дружище Конь, к сожалению:

      Великие признают только славу.

      – Дружище Кот, если бы не человеческое скудоумие, то люди всё бы давно поняли:

      Нельзя жить на земле, как пауки в банке.

      Но ведь были же на земле люди, жертвующие ради людского счастья и благополучия, порою, даже свои жизни. Это были лучшие из людей! И таких было достаточно много. Ведь ты помнишь Юдифь, которая с риском для собственной жизни спасла жителей целого города.
      – Как не помнить, Конь? Было это на 12-ом году царствования Навуходоносора. Послал царь огромное полчище в мятежную Иудею во главе с Олоферном. Осадили его войска город Ветилуя, перекрыв подачу воды в город. Кончилась вода в городе – люди стали роптать, страдая от жажды. Выхода другого не было, как сдаться на милость победителям. Но нашлась в городе благородная душа, которая взялась спасти город от разорения и рабства. Это и была молодая вдова Юдифь, о которой ты мне напомнил. Юдифь была необыкновенно красива – просто загляденье! Я был у неё домашним котом и отлично помню, как ушла ранним утром из города Юдифь, а вернулась через несколько дней с головой военачальника ассириян Олоферна в корзине, став героиней-спасительницей своего города. Моя роль тут была не последней. Я, по велению Бога, вспрыгивал на колени Юдифи, мурлыкал, что было сил, и навевал ей божий промысел: пойти в стан врагов, втереться в доверие, влюбить в себя Олоферна и спящему отрубить ему голову. Без предводителя всё войско разбежится. Так всё и случилось, я только не знаю подробностей, – Юдифь оставила меня в осаждённом городе.

      – Дружище Кот, я в то время был в стане ассириян в ипостаси обозного коня Олоферна. Могу тебе рассказать всё в деталях… Юдифь пришла к Олоферну вместе со своей служанкой, при этом надев на себя самые красивые наряды и украшения. Олоферн был ошеломлён красотой Юдифь, но отнёсся к ней с недоверием. Он стал её расспрашивать о причинах столь странного поступка. Юдифь, глазом не моргнув, стала убеждать грозного Олоферна, что прослышала о его красоте и высоких мужских достоинствах. Мол, она вдова, не может обойтись без мужских ласк, а в её родном городе достойных мужчин не осталось – все вымерли от жажды. При этом Юдифь достала из корзины служанки роскошный пояс, расшитый дорогими каменьями и золотыми бляшками, которые собрали её горожане по велению старейшин Ветилуи. Протягивает Юдифь в дар этот пояс Олоферну, говоря:

      – Ты красив, Олоферн, но в этом поясе ты будешь ещё красивее. Примерь!
      Надо тебе сказать, дружище Кот, что в этом поясе была Богом заложена хитрость: кто его наденет, тот очень скоро засыпает. Но Олоферн не захотел примерить пояс, хотя его и оценил. Он, прельстясь пылкими речами и взглядами Юдифи, предпочёл увлечь её в спальню своего роскошного шатра. Но Юдифь уклонилась от жарких объятий Олоферна, говоря, что ей её религия не позволяет сразу принять ухаживания незнакомого мужчины, – нужно подождать три дня. А чтобы допустить такой грех, необходимо его три ночи замаливать в чистом поле. Мол, отпусти меня на ночь со служанкой в чистое поле на моление, а поутру мы снова вернёмся в твой стан. И тогда я смогу разделить с тобой твоё ложе. Олоферн согласился. Три ночи Юдифь со служанкой выходили из стана ассириян в чистое поле и молились под наблюдением охранников. На четвёртую ночь Олоферн потребовал от Юдифи выполнить своё обещание. Юдифь согласилась, только попросила:

      – Я хочу, чтобы ты, Олоферн, вошёл со мной в твою спальню, опоясанным моим поясом.
      Олоферн подпоясался поясом и вошёл в свою спальню вместе с Юдифь. Не успев соблазнить красавицу-Юдифь, он упал на свою кровать и заснул.

Юдифь и Олоферн» Донателло

Юдифь сняла с Олиферна его мечь, взяла Олиферна одной рукой за бороду, а другой рукой отрубила голову Олоферну его же мечём. Завернув голову Олоферна в роскошную занавеску спальни,  Юдифь положила её в корзину и вместе со служанкой вышла в поле, якобы для молитвы. Охранники, ничего не подозревая, пропустили женщин. Отойдя немного от ассирийского стана, под бдительным оком охранников, Юдифь стала горячо молиться Богу, не зная как ей дальше быть, ведь убежать от охранников слабым женщинам не удастся. И тут Бог послал меня на выручку. Сбив с ног двух охранников, я вихрем подлетел к Юдифи и её служанке, те быстро вскарабкались на меня и я понёс их галопом к родным стенам города. Пока оглушённые охранники поднялись и очухались – нас и след простыл. Так мы оказались в городе. А ассирияне, обнаружив тело своего предводителя без головы, в ужасе разбежались. Две недели жители Ветилуи праздновали избавление от рабства и пили сладкие вина, прославляя свою спасительницу Юдифь…   

© Copyright: Вячеслав Сергеечев, 2012
Свидетельство о публикации №212010600008

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Вячеслав Сергеечев

Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Вячеслав Сергеечев

Скульптурная группа «Юдифь и Олоферн» (ок.

Описание статуи Донателло «Юдифь и Олоферн»

1455-1457)

Донателло создал сложную по композиции и выразительную бронзовую скульптурную группу «Юдифь и Олоферн» (ок. 1455-1457 гг.);

«… отлитая в металле, показывает Юдифь, отрезающую главу Олоферна, располагалась на площади под одной из арок лоджии. В этой превосходная и искусная работа, которая изображает Юдифь в простом одеянии, Донателло показывает зрителю женскую скрытую отвагу и внутреннюю силу, полученную от Бога. Опьяненный спящий Олоферн не ощущает приближающейся смерти, его душа холодная и безвольная. Донателло так хорошо выплавил это изваяние – изящное и прекрасное, а затем он закончил его так тщательно, что просто чудо»

Вазари.

Вероятно, Донателло был весьма доволен результатом своей работы, что подписал статую «DONATELLI OPUS», что делал довольно редко.

В период Ренессанса мастера нередко обращались к женскому героическому и пленительному образу Юдифи, в одиночку победившей завоевателей, как и юный Давид. «Книга Юдифи» относится к числу неканонических писаний и не включена в состав Канонической Синодальной Библии, описывает, как благочестивая вдова из Ветилуи поразила ассирийского военачальника, армия которого осадила ее родной город (главы 8910111213141516).

Маленькая, хрупкая фигурка скромно одетой Юдифи, замерла в оцепенении, подняв над головой меч и глядя перед собой сурово-отрешенным взглядом, нависнув над жертвой — расслабленным, побежденным вином Олоферном. Хотя в целом композиции недостает убедительности, образы поражают своим замыслом. Голова Юдифи – одно из прекрасных творений Раннего Ренессанса, ее выразительное лицо прекрасно и величественно. Этот героический женский образ является воплощением мужества и храбрости, которые Бог дарует уповающим на Него. Противоположное впечатление производит полусонный пьяный Олоферн, покорно подставляющий свою голову под меч.

Вероятно, заказ на эту статую поступил от Козимо Медичи около 1455-1457 года, и она изначально предназначалась для украшения фонтана в саду Палаццо Медичи-Риккарди. После падения тирании Медичи в 1495 ее разместили у главного входа в палаццо Веккьо на пьяцца делла Синьория как символ свободы Флоренции; затем ее переместили во внутренний дворик, впоследствии на Лоджию деи Ланци где во времена коммуны заседал совет приоров, управляющий городом, а в 1919 снова вернули на пьяцца делла Синьория и расположили на более высокой платформе, рядом со статуей льва — символом Флоренции и «Давидом» Микеланджело. В 1980 ее отправили на реставрационные работы и на ее месте поместили бронзовую копию, в настоящее время статуя выставлена в Палаццо Веккьо. Спланированная как свободно стоящая скульптура, прекрасно обозреваемая со всех ракурсов, вероятно, она предшествовала созданию статуи Иоанна Крестителя из Сиенского собора.

предыдущая / главная /  следующая страница

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *