ИЛЬИНСКАЯ ЦЕРКОВЬ МИЧУРИНСК

РОЖДЕНИЕ ШЕДЕВРА

Постройку Ильинского храма (или, в просторечии, «Ильинки») жители Мичуринска упорно связывают с именем Растрелли. Связь эта — даже выражаясь с предельной мягкостью — не столь тесна, как хотелось бы думать патриотам родного города. Впрочем, и без Растрелли история церкви не теряет в насыщенности.

Ильинская церковь (Россия, г.Мичуринск, 1781-1801 гг.).

Ильинская церковь, в некотором смысле, — ровесница Козлова (так назывался на протяжении своей досоветской истории нынешний Мичуринск), появившегося в 1635— 1638 годах на правом берегу реки Лесной Воронеж как один из укрепленных пунктов южной засечной черты. Одновременно с сооружением острога, согласно царскому указу, в Козлове возводился монастырь: «Во 144 (1636) году, как ставили город Козлов Ясельничей и воевода Иван Васильевич Биркин да Михайло Иванов Спешнев, и им воеводе и Михаилу, по указу блаженныя памяти великого Государя, царя и великого князя Михаила Федоровича всея России, и по грамоте из Новгородского приказу, велено построить в том городе Козлове царское богомолие, девичь монастырь пророка Божия Ильи».

«Келий поставить негде и прокормиться в достаток нечем…»

Новый «девичь монастырь» призван был дать приют осиротевшим женам, сестрам и дочерям тех, кто «служил по Козлову в полковой службе». Благое начинанье! И поначалу все складывалось вполне счастливо. Для сестер выстроили храм (а иконы прислал сам царь Михаил Федорович — «Нерукотворенного Спаса, пророка Илии, Михаила Малеина, писаны на празелени»), поставили кельи, оделили их денежной и хлебной ругой.

Однако со временем положение монастыря расстроилось. Число насельниц увеличивалось, а содержанья им не прибавлялось. И, как обычно у нас, помогло лишь обращение в высшие инстанции — в данном случае, к царям и великим государям Иоанну и Петру Алексеевичам.

Инокини писали, что они, «игуменья с сестрами, многие осиротели, и многие из них вдовы и девки, пострижены и живут в том монастыре в тесноте по чужим кельям, потому что келий поставить негде, а в монастыре их человек до ста и больше, многие хотят постричься, а за утеснением, что келий поставить негде и прокормиться в достаток нечем, не постригаются».

Великие государи вняли сиротской мольбе, прибавили хлебного жалованья и велели козловскому воеводе Афанасию Соймонову отдать черницам две пустопорожние стрелецкие усадьбы под расширение обители. Но оскудения это не остановило. Скоро, к тому же, наступил XVIII век, когда и всем монастырям пришлось несладко, а таким убогим — в особенности. И. И. Дубасов в «Очерках из истории Тамбовского края» (1883—1897) писал: «По смерти преосвященного Питирима (имеется в виду свт. Питирим Тамбовский, скончавшийся в 1698 году. — Прим. ред.) монастырское оскудение по известным причинам началось сразу. А Козловский Ильинский женский монастырь впал в совершенное нищенство. Вотчин и оброчных статей он не имел. В табелях монастырского приказа записан не был. И только город Козлов отчасти помогал ему из кабацких сборов».

Решила дело небезызвестная екатерининская реформа: «Когда предписано было в 1764 году, по рассмотрении епархиальных архиереев, оставить в 28 губернских и провинциальных городах по одному третьеклассному женскому монастырю, избрав лучшие по строению, Ильинский монастырь в городе Козлове, не отличавшийся хорошею наружностью зданий, был упразднен. Церковь его, с учреждением при ней причта из священника и двух причетников, была переименована в приходскую. Прихожанами к ней были причислены от смежных церквей до 70 дворов, движимое и недвижимое имущество, какое только принадлежало монастырю, было отдано во владение Тамбовскому Вознесенскому женскому монастырю, в который были переведены и игуменья, и все монашествующие сестры», — писали «Тамбовские епархиальные ведомости» в 1878 году.

«И крыша вся обгорела…»

Надо отметить, что к моменту «перепрофилирования» монастырской церкви в приходскую она была уже каменной. Как-то так случилось, что о времени ее постройки (как и о том, почему ее посвятили Рождеству Пресвятой Богородицы, а Ильинским оставили лишь придел) никаких сведений не сбереглось.

В том самом 1764 году, когда храм стал приходским, он серьезно пострадал при пожаре — а вернее, как следует из документов, — при целом ряде пожаров, изнурявших Козлов в июле месяце того года (должно быть, необычайно жарком). Священник Алексей Максимов уведомлял консисторию, что «святые образа, ризница и протчая церковная утварь вынесена была в другое безопасное место в которое время как с святых престолов так и с жертвенников святые одеянии были сняты, престольные же столбцы из разных случаев повреждены и крыша вся обгорела». Богослужения совершать, таким образом, не представлялось возможным. Потребовался ремонт, после которого церковь вновь освятили.

Но ремонт, по всей видимости, не смог решить всех проблем. Здание ветшало, и в 1781 году жители Козлова решили строить новый храм.

Спасительная ложь

Ктитором новой церкви выступил козловский купец «Иван Григорьев сын Воронов», к моменту закладки здания числившийся во второй гильдии. Проект заказали в Петербурге.

Храм Пророка Илии

Но вот кому? Тут начинается путаница.

Согласно распространенной в Козлове легенде, новый Ильинский храм строился по проекту Франческо Бартоломео Растрелли. Это, конечно, сущий вздор (хотя бы потому, что Растрелли умер за десять лет до составления оного проекта), но вздор, оказавшийся спасительным для церкви в 1930-е годы, когда ее собирались ломать. Тогда этой городской легендой сумели усмирить прыткость властей. Не обошлось без привлечения И. Э. Грабаря. Однако совершенно очевидно, что Грабарь в данном случае лукавил — как мы считаем, самым простительным и даже единственно возможным образом: коли для спасения оригинального храма требовалось назвать его растреллиевским, значит так тому и быть.

Но если и можно как-то связать козловскую церковь с именем Растрелли, то лишь через кого-либо из его безвестных учеников.

В качестве второго претендента на роль строителя Ильинского храма называют Томмазо Адамини (1764— 1828). И тоже мимо. В 1781 году архитектор был еще слишком юн и, кроме всего прочего, находился вне пределов России. Так что следует признать, что имя автора Ильинской церкви, составляет загадку для нас, — и успокоиться или продолжить архивные изыскания.

Строился храм около двадцати лет. Освящение его главного престола состоялось только в 1801 году. Заслуживает внимания то обстоятельство, что в консисторских документах, связанных с этим событием, речь идет уже о «новопостроенной Преображенской и придельной Ильинской церкви», а не о Богородице-Рождественской. Хотя в 1781 году собирались строить храм с прежним посвящением. Что послужило причиной к перемене этого решения — отражения в документах не нашло.

ОБЛИК ХРАМА

Ильинский храм представляет собой замечательный — хотя и анонимный — образец елизаветинского барокко.

Храм снаружи

В отчете комиссии, обследовавшей Ильинскую церковь в 1946 году, перед ее передачей верующим, говорится: «Это здание, с башенным шпилем в 18 погонных метров оригинальной красоты, хорошо оформляет общий вид города». Ни убавить, ни прибавить (хотя слог, конечно, соответствует формату документа). В самом деле, именно благодаря своему шпилю «оригинальной красоты» Ильинский храм решающим образом воздействует на городской ландшафт.

Нет никакого сомнения в том, что архитектор, составлявший проект козловской церкви, находился под сильнейшим впечатлением от колокольни петербургского Петропавловского собора. Этого мнения придерживается и краевед Олег Сазонов, много сил отдавший изучению Ильинского храма (в частности, истории его постройки). «Конечно же, — отмечает он в издании «История церквей города Козлова-Ми-чуринска», — Доменико Трезини не может быть автором проекта Ильинской церкви в Козлове, однако можно с уверенностью сказать, что идея построения высокой колокольни при небольшом храме принадлежит этому архитектору».

Но и растреллиевские черты этому (кстати, не такому уж небольшому) храму присущи, хотя и в несколько разбавленном виде. Например, легко обнаружить нечто общее между Ильинской церковью и Петропавловским храмом Большого дворца в Петергофе, несомненно имеющим своим автором Варфоломея Варфоломеевича (как звали его в России) Растрелли. Сравнительно с петербургскими постройками Растрелли и его учеников Ильинская церковь проще, она не имеет стольких «декоративных излишеств» — ив этом смысле ближе к барокко петровскому, — но ее композиционный строй вполне соответствует тому стилю, который принято называть растрел-лиевским (или елизаветинским) барокко.

Ильинская церковь (Мичуринск)

Впрочем, легко можно представить себе создателем проекта Ильинки и кого-нибудь из москвичей — скажем, И. Ф. Мичурина или Д. В. Ухтомского. Но, как указывается в документах, современных постройке храма, проект его был заказан в Петербурге. Так что москвичи «отпадают».

Фасады

Решение боковых (северного и южного) фасадов Ильинского храма таково, что, глядя на них «отдельно», не охватывая взглядом всего храма, легко можно представить, что смотришь на какое-ли-бо «присутственное» здание или усадебный флигель.

Алтарная часть

Алтарь четко поделен по горизонтали на два яруса. Первый оформлен рустом, второй — пилястрами (по углам — сдвоенными).

Колокольня

Уже к середине 1980-х годов покрытие шпиля колокольни можно было назвать полуразрушенным. В 1993 году начались восстановительные работы. «Мичуринская правда» так писала об этом: «Сложность в том, что кровля не прямоугольная, а фигурная. Особенно трудно дается основание шпиля, тем, что для его покрытия требуются листы очень сложной конфигурации. Каждый лист не повторяет другой… Заготовки нарезаются по чертежам, им придается нужная форма внизу, в подсобном помещении… Затем готовые детали кровли поднимаются с помощью канатов наверх».

Главка

Маленькая главка, венчающая Ильинский храм, для елизаветинского барокко, стремившегося упрочить традиционное пятиглавие, — деталь, в общем-то, не характерная.

Церковь внутри

«Ильинская церковь, — описывал храм корреспондент «Тамбовских епархиальных ведомостей» в 1911 году, — устроена в два этажа — нижний этаж теплый, верхний — холодный. Нижняя церковь мрачная и тесная, верхняя светлая, высокая, поместительная, — но обе украшены богатыми иконостасами, художественными иконами и картинами из Священной истории».

В нижнем храме как на особую достопримечательность указывали на царские врата, изготовленные в 1897 году частью из позолоченной бронзы, частью из серебра и представлявшие собой точную копию царских врат, имевшихся в соборном храме московского Чудова монастыря, — не только по рисунку, но также и по размеру.

К 1946 году, когда храм отдали верующим (ненадолго, как впоследствии выяснилось), ни иконостасов, ни росписей, ни утвари в нем не содержалось. Последовал ремонт, самый простой. Согласно описи 1950 года, в это время стены нижней церкви были побелены, верхней — окрашены масляной краской. Иконостасы поставили тоже «по обстоятельствам» — столярной работы, крашеные.

В 1992 году Ильинскую церковь вернули епархии (хотелось бы думать, что насовсем). И вновь — пустой и запущенной. К удивлению священника и прихожан, впервые вошедших в храм, в нем не оказалось даже… плинтусов. Музейные работники, покидая свое временное пристанище, постарались увезти с собой все, что только возможно.

«Я никого не обвиняю, — недоумевал настоятель храма о. Павел Медведев, — а лишь призываю к диалогу, согласию во имя интересов церкви и города. Мы могли бы заплатить за люстры, снятые при выезде музея, за другие демонтированные устройства. Прискорбно, что договора не вышло…»

Сейчас интерьеры храма восстановлены — без изысков, но вполне,насколько позволили средства, добротно. Особенно хорош, как и отмечали дореволюционные авторы, верхний храм, светлый и просторный. Но и нижняя церковь вполне уютна.

Структура храма

Структура ильинского храма

Обозначения:

1. Верхний храм

2. Нижний храм

3. Главный иконостас

4. Главный вход

5. Образ Преображения Господня

План ильинской церкви

Интересные факты и цифры

Ильинский храм строился в 1781—1801 годах по проекту неизвестного петербургского архитектора.
В 1938 году закрыт.
В 1946—1964 годах действовал, затем был передан музею.
В 1992 году возвращен Церкви.
 
Высота колокольни — 67,5 м.
Вместе с крестом — 71 м.
Общая площадь храма — 1135,5 м2.
Основная площадь — 852 кв. м.
 
Ильинская церковь — самое высокое здание в Мичуринске.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *