ХРАМ ИГОРЯ ЧЕРНИГОВСКОГО

Святой благоверный князь Игорь Черниговский

Дни памяти:5 июня (Перенесение мощей), 19 сентября


Игорь Черниговский

Святой благоверный князь Игорь Черниговский. Середина XII века была для Руси скорбным временем непрерывных междоусобных браней за Киевское княжение двух княжеских группировок: Ольговичей и Мстиславичей. Все они были в близком родстве, все — правнуки Ярослава Мудрого. Мстиславичи назывались по имени своего отца — святого Мстислава Великого (+ 1132), сына Владимира Мономаха (отсюда другое их название "Мономашичи"). Ольговичи назывались по имени Олега Святославича (+ 1115), прозванного за свою горькую судьбу "Гори-славичем". Олег Гориславич был сын Киевского князя Святослава (+ 1076), который участвовал в 1072 году в перенесении мощей святых страстотерпцев Бориса и Глеба (сведения 2 мая) и вошел в историю Русской Церкви как владелец двух замечательнейших богословских сборников того времени — "Изборника Святослава 1073 г." и "Изборника 1076 г.".

В некоторых древних месяцесловах и сам князь Святослав почитался угодником Божиим, но особенно прославились два его внука: преподобный Никола Святоша (+ 1143) и двоюродный брат его, сын Олега Гориславича, — святой князь-мученик Игорь Ольгович (+1147).

Преподобный Никола Святоша и святой Игорь Ольгович представляют два различных пути христианской святости в Древней Руси. Преподобный Никола, отрекшийся от мира и княжеских обязанностей, стал простым иноком и мирно почил, проведя почти сорок лет в монастыре. Святой Игорь, волей Божией вступивший в борьбу за Киевское княжение, мученическим подвигом должен был искупить наследственный грех княжеских усобиц.

В 1138 году великим князем Киевским стал старший брат Игоря Всеволод Ольгович (прадед святого Михаила Черниговского). Хотя его княжение длилось всего несколько лет и было наполнено непрерывными войнами, князь считал Киев своим наследственным княжеством и решил передать его в наследство своему брату Игорю. Он ссылался при этом на пример Владимира Мономаха и говорил, как бы нарочно подзадоривая Мономашичей: "Владимир посадил Мстислава, своего сына, после себя в Киеве, а Мстислав — брата своего Ярополка. А вот я говорю: если меня Бог возьмет, то я после себя даю Киев брату моему Игорю". Но Бог гордым противится. Горделивые слова Всеволода, которого и так не любили киевляне, стали предлогом для возбуждения ненависти против его брата Игоря и всех Ольговичей. "Не хотим быть в наследстве", — решило киевское вече.

Подворье Патриарха Московского и Всея Руси

Злоба и гордыня князя вызвали ответную злобу и гордыню киевлян: святой Игорь, против воли вовлеченный в самый центр событий, стал невинной жертвой нараставшей ненависти.

Грозные события разворачивались стремительно. 1 августа 1146 года умер князь Всеволод, и киевляне целовали крест Игорю как новому князю, а Игорь целовал крест Киеву — справедливо править народом и защищать его. Но, преступив крестное целование, киевские бояре сразу же призвали Мстиславичей с войском. Под Киевом произошла битва между войсками князя Игоря и Изяслава Мстиславича. Еще раз нарушив крестное целование, киевские войска в разгар сражения перешли на сторону Изяслава. Четыре дня Игорь Ольгович скрывался в болотах около Киева. Там его взяли в плен, привезли в Киев и посадили в поруб. Это было 13 августа, все его княжение продолжалось две недели.

В "порубе" (это был холодный бревенчатый сруб, без окон и дверей; чтобы освободить из него человека, надо было "вырубить" его оттуда) многострадальный князь тяжело заболел. Думали, что он умрет. В этих условиях противники князя разрешили "вырубить" его из заточения и постричь в схиму в Киевском Феодоровском монастыре. Божией помощью князь выздоровел и, оставшись иноком монастыря, проводил время в слезах и молитве.

Борьба за Киев продолжалась. Возбуждаемая гордыней и ослепленная ненавистью, ни одна из сторон не хотела уступать. Желая отомстить роду Ольговичей, а заодно и всем князьям, киевское вече, год спустя, в 1147 году, постановило расправиться с князем-иноком.

Митрополит и духовенство старались вразумить и остановить их. Правивший в Киеве князь Изяслав Мстиславич и особенно его брат князь Владимир пытались предотвратить это бессмысленное кровопролитие, спасти святого мученика, но сами подверглись опасности со стороны ожесточенной толпы.

Восставшие ворвались в храм во время святой литургии, схватили молившегося пред иконой Божией Матери Игоря и потащили его на расправу. В воротах монастыря толпу остановил князь Владимир. И сказал ему Игорь: "Ох, брате, куда ты?" Владимир же соскочил с коня, желая помочь ему, и покрыл его корзном (княжеским плащом) и говорил киевлянам: "Не убивайте, братья". И вел Владимир Игоря до двора матери своей, и стали бить Владимира". Так повествует летопись. Владимир успел втолкнуть Игоря во двор и затворить ворота. Но люди выломили ворота и, увидев Игоря "на сенях" (крытая галерея второго этажа в древнем киевском тереме), разбили сени, стащили святого мученика и убили на нижних ступенях лестницы. Ожесточение толпы было столь велико, что мертвое тело страдальца подвергли избиению и поруганию, его волочили веревкой за ноги до Десятинной церкви, бросили там на телегу, отвезли и "повергли на торгу".

Так святой мученик предал Господу дух свой, "и совлекся ризы тленнаго человека, и в нетленную и многострадальную ризу Христа облекся".

Когда вечером того же дня тело блаженного Игоря было перенесено в церковь святого Михаила, "Бог явил над ним знамение велико, зажглись свечи все над ним в церкви той". На другое утро святой страдалец был погребен в монастыре святого Симеона, на окраине Киева.

В 1150 году князь Черниговский Святослав Ольгович перенес мощи своего брата, святого Игоря, в Чернигов и положил в Спасском соборе.

Чудотворная икона Божией Матери, именуемая Игоревская, пред которой молился мученик пред убиением, находилась в Великой Успенской церкви Киево-Печерской Лавры (празднование ей 5 июня).

Храм святого князя Игоря Черниговского в Ново-Переделкино

Храм святого князя Игоря Черниговского.

17 июня 2012 года освящен храм святого князя Игоря Черниговского и Киевского. Идея строительства большой церкви рядом с Патриаршей резиденцией принадлежит приснопамятному Святейшему Патриарху Алексию II.

В 2005 году он указал место и благословил начало строительства храма. Строительство началось в 2010 году.

Необычность постройки в том, что ее купола покрыты не традиционным сусальным золотом, а фарфором! Специальную технологию, аналогов которой в мире нет, придумали в Санкт-Петербурге. Главный купол храма имеет высоту с трехэтажный дом и десять метров в диаметре, насыщенного ярко-синего цвета из 24 вертикальных долек, разделенных между собой золотыми валиками. Он состоит из 18 тыс. фарфоровых изразцов, которые сделаны с ювелирной точностью вручную.

Главный крест, высотой более 6 метров, помимо сусального золочения, обрамлен хрустальной вставкой и внутренней подсветкой.

 

Святой старец Сампсон Исповедник

10 июля 1898 года в Санкт-Петербурге, в семье графа Эспера Александра Сиверса родился сын. Мальчика назвали Эдуардом.

 

Ребенок воспитывался в англиканской вере. Эспер Сиверс был большим другом Императора Николая II, и царь был частым гостем в семье графа. Здесь, в непринужденной домашней обстановке, Император отдыхал; частенько он сажал к себе на колени маленького Эдуарда. Гимназию Эдуард Сиверс закончил блестяще. Он знал английский, немецкий, французский, греческий, латынь и древне-еврейский. Студентом он окончательно решил для себя вопрос, какая же религия правильная: это озарение пришло к нему внезапно, во время молебна в часовне Нерукотворного Спаса. Однако он очень боялся причинить страдания матери, и потому принял православие тайно от родных. В крещении он был назван именем Сергий.

Летом 1917 года юный Сиверс уходит в маленький монастырь на севере России и принимает постриг с именем Александр. Его послушанием в монастыре было проповедовать братии. Молодой монах говорил такие вдохновенные и глубокие проповеди, что многие даже прочили ему жребий старца. Однако, сперва ему предстояло подвижничество. В 1919 году в обитель пришли вооруженные большевики и схватили старца, т.к. он был похож на одного из членов царской семьи. В тюрьме старца держали 22 дня вместе с уголовниками и бандитами, а потом его вывели на расстрел. Старец шел без всякого страха, уповая лишь на Господа. Во время расстрела старец остался жив, но был тяжело ранен в руку. В 1921 г. он поступил в число братии Александро-Невской Лавры, а в 1922 г. был пострижен в малую схиму с именем Симеона. В том же году Патриарх Тихон рукоположил его в иеродиаконы, а спустя три года старец стал иеромонахом и получил послушание казначея, имея при себе ключи от монастырских кладовых.

Но и на сей раз старец подвергся аресту. За три часа до ареста старцу явился во сне преп. Серафим Саровский: «Помню, вижу преп. Серафима Саровского.

Все храмы Игоря Черниговского

Он входит ко мне – во сне – нагибается надо мной, и читает мне медленно эту молитву – «Всемилостивую», и я ощущаю на лбу его слезы. Утром я вскочил и записал эту молитву… Через три часа я был арестован. «Всемилостивая» меня сопровождала 18 лет лагерей и всего прочего».

Вот эта молитва:

«Всемилостивая Владычице моя, Пресвятая Госпоже, Всепречистая Дева, Богородице Марие, Матерь Божия, несомненная и единственная надежда моя: не гнушайся меня, не отвергай меня, не оставь меня, не отступи от меня; заступись, попроси, услыши; виждь, Госпоже, помоги, прости, прости, Пречистая!»

Ближайшие поездки:отсутствуют
Архив поездок: 03 ноября

Фото

Карта тура

Протяженность маршрута: 72.730 км

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *