ХОККУ В КАРТИНКАХ

ЧТО ЭТО ЗА КНИЖКА

«Я завел этот блог, потому что жалко. Добро пропадает.

В смысле не Добро (оно-то не пропадёт), а нажитое добро. Много лет я перелопачиваю тонны исторической литературы в поисках фактов и деталей, которые могут мне пригодиться в работе. Всё, что цепляет внимание, аккуратно выписываю. Но пригождается максимум пять процентов, а остальные занятности так и лежат мертвым грузом, пропадают зря. Вот я и подумал, отчего бы не поделиться, а то ни себе, ни людям. Какие-то из этих разномастных сведений вам, я уверен, и так известны. Но что-то, возможно, удивит, напугает, обрадует или заставит задуматься — как в свое время меня. Буду вести этот блог до тех пор, пока не иссякнут закрома».

Этим коротким вступлением предваряется страничка в Живом Журнале, которую я веду с ноября 2010 года.

Меня давно интриговал блог как новая форма существования авторского текста. Короткие новеллы, важным элементом которых является иллюстрация, видеофрагмент, звук, а более всего — соучастие читателей, видятся мне прообразом грядущей литературы.

Уже сегодня про нее ясно, что она будет использовать не бумагу, а носитель куда более живой и многофункциональный — электронную среду.

Вот почему для меня блог не просто игра на новом и непривычном поле, а литературная экспериментальная площадка. Теперь мне нетрудно вообразить, как может выглядеть целый роман, состоящий из эпизодов, в которых что-то нужно прочесть, а что-то увидеть или услышать.

Фото-хокку

Причем у аудитории есть возможность выразить свои мысли и эмоции по отношению к прочитанному.

В этой книге собраны тексты, опубликованные в моем блоге за первые месяцы его существования.

Не все, а только те, которые более или менее соответствуют заявленной теме: дней старинных анекдоты в авторской интерпретации и непременно с пояснением, почему они кажутся мне интересными/важными/актуальными.

Еще я прибавил один важный элемент, который и делает Живой Журнал живым: обратную связь.

Каждую из моих публикаций в ЖЖ («постов») сопровождает множество комментариев («комментов»), сделанных членами «Благородного Собрания» (оно же «Блогородное»). Так называется сообщество людей, являющихся, согласно принятой в ЖЖ терминологии, моими «френдами» и прошедших у меня в блоге регистрацию. На сей момент их примерно две с половиной тысячи человек, и они вовсе не обязательно относятся к моим публикациям одобрительно. В книге после каждого «поста» даны несколько «комментов» — в качестве иллюстрации. На самом деле, если тема вызвала у читателей интерес, счет отзывов идет на многие сотни. Между участниками дискуссии иногда возникают конфликты, в том числе острые. На случай непримиримого столкновения у меня в блоге введен институт «дуэли»: один из оппонентов, по воле жребия, падает, стрелой пронзенный, и навеки покидает «Благородное Собрание».

Конечно, в бумажном виде вся эта мобильная, несколько хаотичная форма виртуального бытия тускнеет. Похоже на стоп-кадр размахивающей руками и движущейся куда-то толпы. Видно, что всем им там оживленно и интересно, но картинка неподвижна.

Если вам захочется посмотреть, как это выглядит на самом деле, побродите по блогу. Вот его адрес: borisakunin.livejournal.com.

ИЗ ФАЙЛА

«ПРИВЫЧКИ МИЛОЙ СТАРИНЫ»:

ПОКАЯННОЕ

Должен повиниться. Фраза, долго украшавшая черно-белые фандоринские обложки — бессовестный рекламный обман. Говорю это как человек, пролопативший страницы уголовной хроники русских газет, начиная с 1860-х годов (ранее в России то ли вообще не было преступности, то ли цензура не разрешала публиковать криминальные новости).

Никакого изящества и вкуса в убийствах той эпохи нет. Обычное тупое зверство, часто бессмысленное и почти всегда пьяное. Газетные отчеты о душегубах «России, которую мы потеряли» вызывают тоску и отвращение.

Изысканные злодеи ХIХ века

Вот несколько самых что ни на есть типичных злодейств «изящного века».

Случай № 1.

УБИЙСТВО В СОКОЛЬНИКАХ

(ИЗ «МОСКОВСКИХ ГУБЕРНСКИХ ВЕДОМОСТЕЙ» ОТ 10 ИЮЛЯ 1871 г.)

В Сокольничьей роще обнаружен труп молодого человека «по-видимому из простонародья» со следами удушения. На след убийц полиция вышла наиболее часто встречающимся в хрониках образом: один из преступников спьяну проболтался в трактире.

  1  

Хайку это стиль классических лирических японских стихотворений вака, получивший распространение с 16 века.

Особенности и примеры хайку

В отдельный жанр этот вид поэзии, называвшийся тогда хокку, оформился в 16 столетии; нынешнее название данный стиль получил в 19 веке благодаря поэту Масаока Сики. Известнейшим поэтом хайку во всем мире признан Мацуо Басё.

Читать хайку Басе:

Как завидна их судьба!

К северу от суетного мира

Вишни зацвели в горах!

***

Осеннюю мглу

Разбила и гонит прочь

Беседа друзей

Строение и стилистические особенности жанра хайку (хокку)

Настоящее японское хайку представляет собой 17 слогов, которые образуют одну колонку иероглифов. Специальными разграничивающими словами   кирэдзи (яп.

Фото как Хокку

«режущее слово») — стих хайку разбивается в пропорции 12:5 на 5-ом слоге, или на 12-ом.

Хайку на японском (Басё):

かれ朶に烏の とまりけり 秋の暮

Караээда никарасу но томарикэри аки но курэ

На голой ветке

Ворон сидит одиноко.

Осенний вечер.

При переводе стихов хайку на языки западных стран кирэдзи заменяют разрывом строки, поэтому хайку принимают вид трёхстишия. Среди хайку очень редко можно встретить и стихи, состоящие из двух строк, составленные в отношении 2:1. Нынешние хайку, которые составлены на языках стран запада, как правило, включают в себя менее 17-ти слогов, в то время как хайку, написанные на русском языке могут иметь большую длину.

В оригинальном хайку особое значение имеет образ, связанный с природой, который сопоставляется с человеческой жизнью. В стихе обозначают время года, применяя необходимое сезонное слово киго. Хайку составляют лишь в настоящем времени: автор пишет о своих личных ощущениях от только что произошедшего события. У классического хокку отсутствует название и оно не использует распространенные в поэзии запада художественно-выразительные средства (например, рифму), но применяет некоторые особые приёмы, созданные национальной поэзией Японии. Мастерство создания стихов хайку заключается в искусстве в трех строках описать свое чувство или мгновение жизни. В японском трехстишии каждое слово и любой образ на счету, они имеют больщое значение и ценность. Основное правило хайку —  выразить все свои чувства, применяя минимум слов.

В сборниках хокку каждый стих зачастую размещается на индивидуальной странице. Так делают для того, чтобы читатель смог сосредоточенно, без спешки, прочувствовать атмосферу хайку.

Фотография хайку на японском

Хокку видео

Видео с примерами японской поэзии про сакуру.

Интересные статьи по теме: Описание японской культуры

Жанр статьи — Культура Японии

Прикольные хокку (30 картинок)

   

Еса Бусон
1716–1784

Среди своих современников Бусон славился больше как художник, чем как поэт. Он превосходно владел китайской тушью и был одним из крупнейших художников, благодаря которым методы китайской живописи получили распространение в Японии. Он знал китайскую философию и поэзию, и сам неплохо писал стихи в классической китайской манере, а также особые стихи на «смешанном» японско-китайском языке. Бусон очень любил творчество Башо и даже сделал иллюстрации к его «Тропе на Север». В собственных хайку Бусона прежде всего чувствуется художник многие из них выглядят как настоящие наброски тушью с натуры (в отличие, скажем, от трехстиший Башо, у которого чаще, чем у Бусона, встречаются хайку-«суждения»).

Зал для заморских гостей
Тушью благоухает…
Белые сливы в цвету.

Коротконосая кукла…
Верно, в детстве мама е?
Мало за нос тянула!

Грузный колокол.
А на самом его краю
Дремлет бабочка.

Прорезал прямой чертой
Небеса над Хэйанской столицей
Кукушки кочующей крик.

Я поднялся на холм,

Полон грусти — и что же:

Там шиповник в цвету!

Хорошо по воде брести

Через тихий летний ручей

С сандалиями в руке.

Два или три лепестка

Друг на друга упали…

Облетает пион.

Зеленую сливу

Красавица надкусила…

Нахмурила брови.

«Буря началась!» —

Грабитель на дороге

Предостерег меня.

Я поднялся на холм,

Полон грусти, — и что же:

Там шиповник в цвету!

Лишь вершину Фудзи

Под собой не погребли

Молодые листья.

С этой и с той стороны

Шум водопадов слышится

Сквозь молодую листву.

Хорошо по воде брести

Через тихий летний ручей

С сандалиями в руке.

Каменщик стучит,

Огненные искры

По ручью плывут.

Два или три лепестка

Друг на друга упали…

Облетает пион.

Иду, иду без конца!

Отдых — и снова иду, иду

В просторе летних лугов.

О, какая жалость!

Этот храм я миновал,

Там цветут пионы!

Коротка ты, летняя ночь!

Проплывают меж тростников

Пены легкие пузырьки.

«Форель в подарок вам!»

Стучит глухою ночью

В ворота рыболов.

Вниз по реке плывут

Форели, — и все выше

Растут отроги гор.

Если двое зачерпнут

Каждый по одной пригоршне,

Замутится ручеек.

Прохладой веет ночь!

По тени собственной ступаю

На отмели речной.

Дрожит от подземных толчков

Переносный алтарь монаха…

Отдых на летнем лугу!

Прохладный ветерок.

Колокола покинув,

Плывет вечерний звон.

Старый колодец в селе.

Рыба метнулась за мошкой…

Темный всплеск в глубине.

Ливень грозовой!

За траву чуть держится

Стайка воробьев.

Под москитным пологом

Выпустил я светлячков…

Сразу стало весело.

Возле самой дороги

Расцвели под ночным дождем

Брошенные кувшинки.

Зеленую сливу

Красавица надкусила…

Нахмурила брови.

Тихий звон комаров

Каждый раз, когда облетает

Жимолости цветок.

С лаем набросились псы.

Спешит по пустынной улице

Прохожий на праздник Бон.

Скоро зайдет луна,

Пятеро неутомимых

Пляшут еще на лугу.

«И как я мог проиграть!»

Всю ночь борец побежденный

Устало бормочет во сне.

Луна так ярко светит!

Столкнулся вдруг со мной

Слепец — и засмеялся…

Разбойничий атаман

И тот, наверно, песню сложил

В такую ночь о луне!

В зените луна.

По нищенской улице

Я тихо бреду.

Лампу зажгли в потемках…

Вдруг потеряли свой цвет

Желтые хризантемы.

Любитель цветов!

Ты стал неприметно

Рабом хризантем.

Выпала роса,

И на всех колючках терна

Капельки висят.

* * *
Нынче опять — в третий раз

Поминальный фонарь я повесил.

Каплет с него роса.

Возле ручья, воспетого поэтом Сайгё

Ива опала,

Ручей иссох,

Голые камни…

* * *
Там и тут,

Там и тут вальки стучат,

Там и тут.

* * *
Осенний ветреный день!

Распевают песни в харчевне

Лесорубы и рыбаки.

* * *
С запада ветер летит,

Кружит, гонит к востоку

Ворох опавшей листвы.

* * *
Скоро ли друг мой придет?

Слышу шаги в отдаленье.

Палый лист зашуршал.

* * *
Вспугнутый вор

Убегает по крыше…

Ночь холодна!

* * *
Грустное время!

Леску удочки натянул

Осенний ветер.

* * *
Любовь старика.

Только он думал: «Забуду»,

Осенний дождь.

* * *
«Буря началась!»

Грабитель на дороге

Предостерег меня.

* * *
Осенний ветер
Мелкие камни бросает
В колокол храма.

* * *
Тонкие струйки сбегают

На корни камфарного дерева.

Осенний дождь моросящий.

* * *
Воет осенний вихрь.

Вдруг тяжело споткнулся

Конь на обратном пути.

* * *
Увядший осенний луг.

Сколько репьев прицепилось

К хвосту моего коня!

* * *
Луна все таяла, таяла…

Совсем ей пришел конец.

Как ночью безлунной холодно!

* * *
Осень.

Я занемог.

Но, может быть, нынешний вечер

Завтра мне станет мил.

* * *
Горный ручей

Бежал все тише, все тише…

Ледок на дне.

* * *
Холод до сердца проник:

На гребень жены покойной

В спальне я наступил.

* * *
Скрежет пилы

О, бедность, бедность!

В полночь зимой.

* * *
Птичку грызет

Белка летяга

На зимнем лугу.

* * *
На две деревушки

Одна лавчонка ростовщика.

Зимняя роща.

* * *
Большой снегопад!

Скоро закроют заставу.

Близится ночь.

* * *
Луна сияет в зимней роще.

Я, глядя на нее, забыл

О поэтической печали.

* * *
На старом пруду

Две уточки… Зорко глядит

Хорек в камышах.

* * *
Унылый сумрак.

Солнце спряталось между камнями

На мертвом поле.

* * *
Водяные птицы!

На земле два паланкина

В облетевшей роще.

* * *
Ударил я топором

И замер… Каким ароматом

Повеяло в зимнем лесу!
 

 Еса Бусон хокку

………….
haiam.ru 
 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *