ГУСИНОЕ ОЗЕРО БУРЯТИЯ

Кокунин М.В.

Гусиное озеро крупный водоем в Центральной Бурятии, примерно в 90-100 км от г.Улан-Удэ в направлении на юго-запад. Озеро популярно среди жителей Бурятии не в меньшей степени, чем Байкал из-за песчаных пляжей, чистой и теплой (в летнее время) воды. А если учесть, что расстояние до него по довольно приличной автомобильной трассе сопоставимо с ближайшими точками на побережье Байкала, то для жителей столицы Бурятии всегда стоит дилемма где провести выходные дни. Сочетание огромной массы воды, степных ландшафтов и гористой местности создает неповторимое очарование этих мест. Впрочем озеро привлекает не только природными ландшафтами, хотя, несомненно, первопричина людских поселений здесь природные (минеральные и биологические) ресурсы и красота этих мест. Указание на это находки многочисленных артифактов по берегам: каменные нуклеусы, скребки, отщепы, наконечники стрел и тп. История образования озера  весьма интересная, причем произошедшая в достаточно сжатый исторический период, практически на глазах очевидцев. Существовавшая с конца плиоцена достаточно разработанная Гусиноозерская долина, характеризовалась наличием многочисленных, хотя и небольших стариц, оставшихся от меандрирующей в этой местности  р. Селенги, русло которой постепенно смещалось к востоку. Наиболее крупные притоки, впадавшие в Селенгу Темник и Загустай, выносили не только воды, но и значительное количество твердых осадков, что в дальнейшем отразилось на судьбе будущего озера. В архивных материалах Гусиноозерского дацана (резиденция  Бандидо-Хомбо-Ламы)  в свое время хранились сведения (частично использованные в статьях П.С.Палласа, А.П.Орлова, В.Б.Шостаковича и др.) о великом наводнении положившего начало современному озеру. В записях сообщается, ранее до наводнения, в долине существовали несколько разрозненных   бурятских улусов, состоявших из отдельных жилищ и одной богомольной юрты. В долину из Монголии в 1712 г. перекочевал род Хатагинова (по другим данным  в 1718 г. два рода: Буды и Агалдая) вместе со всеми своими кибитками и скарбом, которые поселились около двух небольших озер и поставили небольшую юрту-дацан. С 1730 г. озера стали расширяться и в 1740 г. они слились вместе и затопили дацан. В 1748 г. был построен деревянный дацан на новом месте. до 1770 г. вода продолжала прибывать так что и этот дацан сместило с обжитого ранее места. Вероятно после наводнения 1785 г. из озера вытек в р. Селенгу проток Худук, существовавший до 1810 г., после чего уровень в озере стал падать (понижение продолжалось до 1840 г.). После 1820 г. на озере показались острова с травяной растительностью, на которых в отдельные годы ставили до 1000 копен сена. В 1851 г. озеро снова стало прибывать, хотя лето было очень сухое и в 1860 г. острова были едва видны. После землетрясения 1862 г. воды озера распространились на Загустайскую степь более чем на 10 верст, и озеро принимает близкие к современным, очертания. В 1865 г. восстановился исток Баян-Гол, обеспечивающий сброс вод озера в Селенгу. Озеро с 17 века привлекало иследователей, географов, натуралистов и просто любознательных людей. Здесь бывали академики и ссыльные декабристы. Берега озера принесли много открытий захоронения костей ископаемых динозавров, обнаружение крупного месторождения угля, находки окаменелого дерева, стоянки древнего человека. Озеро было богато рыбой и до последнего времени существовали рыболовецкие бригады, развалины их станов еще сохранились по берегам озера. Современный техногенный пейзаж неузнаваемо изменил облик озера.

В 20-30-е годы XX века, в связи с началом разработки Гусиноозерского месторождения угля, была составлена геологическая карта окрестностей озера и, впервые, Н.А. Флоренсовым приводятся сведения о своеобразных породах гореликах яшмовидных образованиях, образовавшихся в местах подземных пожаров угольных пластов месторождения. Справедливости ради, нужно указать, что в Горном журнале за 1836 г. неизвестным автором в работе Краткие замечания о горнокаменных породах Енисейской и Иркутской губерний  приводятся сведения пластах угля на берегах озера Гусиного, которые по мнению автора, подвергались частично подземным пожарам, обусловившим ложновулканические явления, т.е. имелся ввиду шлаковидный характер таких образований. Подобные породы не редкость и отмечались  среди других угольных бассейнов России. Породы, подвергшиеся термическому воздействию тонкозернистые песчаники, глинистые сланцы и алевролиты приобрели своеобразную окраску (желтую, кремовую, кирпично-красную и т.п.), в ряде случаев блестящую, стекловато-шлаковидную поверхность. Н.А. Флоренсов предлагал использовать эти породы в виде недорогих поделочных материалов. Несомненым достоинством материала, кроме разнообразия окраски, является доступность и распространенность сырья и относительная легковесность изделий. Однако все эти породы, за исключением маломощной зоны закалки, сохранили структурно-текстурные особенности первичного материала мелко-тонкозернистую и пористую основу, которая без специальной подготовки (к примеру, проклеиванием эпоксидными клеями и шпаклевками и пропиткой инертными составами) не может использоваться как ювелирно-поделочный материал из-за низкой прочности (хрупкости) и неспособности материала принимать идеальную (зеркальную) полировку. По данным геологической карты района месторождения горизонты горелых пород распространены на восточной стороне озера. В настоящее время эта часть попала в пределы угольного месторождения и вся местность слабо напоминает ту обстановку, которая отражена на карте Н.А.Флоренсова, представляя собой чередование карьеров и терриконов отработанных пород. Техногенные отложения распространены практически до самой береговой линии озера, оставляя не перекрытой только грунтовую дорогу и узкую полоску песчаного пляжа. Горелики тем не менее, довольно часто встречаются в виде локально развитых горизонтов пород мощностью 0,5-1,5 м, отдельных глыб размером до 1-2,5 м и тонких уплощенных галек на береговых пляжах восточного берега озера.

Глыба окаменелого дерева на берегу озера.

В непосредственной близости от выходов горелых пород у уреза воды вдоль береговой линии и в береговых обрывах встречены многочисленные обломки и крупные глыбы окаменелого дерева. На выветрелой поверхности эти глыбы выглядят пестроокрашенными, в свежих сколах окраска темно-серая и черная и рисунок древесины едва заметен. Следов воздействия подземных пожаров окаменелой древесине не отмечается.

Из других геологических загадок, отчасти документально подтвержденной, является сообщение еще в начале XX века А.Е.

Гусиное Озеро

Ферсманом о находках на берегах озера сапфиринов и агатов. В минералогическом музее им А.Е. Ферсмана РАН имеется образец великолепного агата с привязкой его находки к Гусиному озеру. Образец действительно примечателен -тонкополосчатый,  с контрастными голубовато-красно-белыми цветами,  он не похож ни на один из агатов найденных на территории Бурятии. Судя по поступлению этого образца в музей из коллекции Строгановых, можно предположить, что в первоначально в коллекцию он попал не позднее XIX века, во времена когда привязка образца к Гусиному озеру могла быть достаточно условна и могла просто обозначать территорию Центральной Бурятии. Для образцов из старых коллекций это обычное дело, к примеру, образцы топазов с Борщевочного кряжа, часто привязывали не к конкретному проявлению, а к г. Нерчинску. Еще одним косвенным подтверждением находок агатов из района Гусиного озера, приведенная иллюстрация (очень плохого качества, возможно того же образца из музея) из книги А.К.Болдырева Курс описательной минералогии за 1928 год. С другой стороны исследования, проведенные в окрестностях озера известным геологом В.А. Обручевым не обнаружили каких-либо признаков  агатовой минерализации. Упоминание о находках халцедонов в окрестностях озера, кроме того,  известно по воспоминаниям геологов, которые будучи студентами, проходили в этих местах  в 70-х годах XX века свою летнюю геологическую практику.

В течение ряда лет (2006-2010 гг.) с помощью краткосрочных экспедиций были обследованы берега озера и прилегающих территорий. Были осмотрены, как озерные отложения по береговой кромки озера, так и выходы перспективно продуктивных пород (андезитобазальтов и их туфов). Среди них действительно обнаружены миндалекаменные породы, однако выполнение пустот представлено кальцитом, друзовидным кварцем и плотными (и сноповидными) агрегатами кремово-розового цеолита (ломонтит). Однако ни в отложениях пляжей озера, ни в коренных выходах эффузивных пород халцедона не обнаружено. Единственная находка бледно-голубоватого агата в виде артифакта, отлично сохранившегося наконечника стрелы, была обнаружена на песке пляжа восточной части озера. Тем не менее вся геологическая обстановка и  свидетельства очевидцев позволяют надеяться, что одна из загадок Гусиного озера дождется своего решения.

Много веков тому назад, когда по р.Селенга, Ангара и Лена жили разные бродячие народы, никто не слыхал и не видывал Гусиного озера. Его тогда еще не было, на том месте рос густой лес, и его окружали крупные горы. Бродячие люди любили останавливаться здесь, но подолгу они не жили на одном месте, уходили в другой лес, тайгу. Так укочевали они с Селенги на Ангару и Иркут. Жили они в тех местах, а через несколько лет прикочевали назад, но той тайги около Селенги не оказалось, между крутыми горами уже разлилось большое озеро, образовавшееся с двух маленьких. Делать около этого озера тем людям нечего было, да и вода в озере была соленой, не пригодна к употреблению в пищу, и не было там никакой живности. Природа была красивая, горы и скалы вокруг берегли его, чтобы оно не ушло в Селенгу. Потом надоело им смотреть на себя, и начали они просить озеро, чтобы оно живность развело.
И договорились они все вместе проделать выход к Селенге. Озеро соединилось небольшой протокой с Селенгой. По этой протоке вода из озера дошла до Байкала, и он отправил в подарок озеру много рыбы. И сказал: «Живите там всегда, корма на пропитание вам хватит на много лет, пока земля стоит».
Рыба стала жить в нем, как дома. Ожила и сама вода, веселее стало скалам и горам. В это время около озера кочевали тунгусы. Полюбилось то место тунгусам, и они остановились около озера. В ту же ночь, когда они поселились у озера, тунгусы услышали дикий рев птиц над озером, горами, тайгой. К утру рев стих, и все птицы летали только над водой. Их было так много, что они закрывали от глаз берега.
Тунгусы посмотрели на птиц и узнали в них морских орлов.

Гусиное (озеро, Бурятия)

Самый старый тунгус сказал: «Это озеро морских орлов». Морского орла тунгусы называют «Гус», отсюда и озеро прозвали «Гусиным». Что прозвано однажды, на всю жизнь остается.

Путешествие по тропам опытливых исследователей Гусиного озера

На протяжении многих столетий путешественники, ученые, дипломаты, миссионеры проявляли глубокий интерес к нашему краю, к Гусиному озеру. Побывали на земле Селенги и оставили свои воспоминания молдавский боярин Николай Спафарий, голландец Э.И. Идес, немецкие ученые И.Г.Гмелин и Г.Ф.Миллер, Иоганн Георги и многие другие.
В 1830-1832 г.г. под руководством Шиллинга Павла Львовича, русского изобретателя и востоковеда, состоялась большая научная экспедиция в Восточную Сибирь. Шиллинг побывал в храме на Гусином озере. При описании Гусиного озера постоянно отмечается его священность. Французский исследователь Лаббе Поль, специально приехавший для ознакомления с дацаном и ламами, сообщал: «… на берегу Гусиного озера, которое монголы… называют озером священников, находится обитель Бандидо Хамбо-ламы».
Попов И.П. пишет: «Когда мы начали спускаться с горы, перед нами развернулось широкая долина с голубым озером… В камышах озера гнездятся много гусей, уток ипрочей птицы. Ламы просят не стрелять эту дичь, т.к. озеро считается священным. В доказательство святости озера ламы указывают на то, что в абсолютно тихую погоду озеро нередко сильно волнуется, замечено, что в это время бывает буря и на Байкале, лежащем в 680 верстах от Гусиного озера». Сегодняшнее имя озера свидетельствует о былом птичьем изобилии, о котором оставил свои записи Н.А.Бестужев. 27 июня 1998 г. через многие десятилетия состоялось освящение Гусиного озера с приглашением тибетских священнослужителей.

Легенда о происхождении названия Гусиного озера
Много веков тому назад, когда по р.Селенга, Ангара и Лена жили разные бродячие народы, никто не слыхал и не видывал Гусиного озера. Его тогда еще не было, на том месте рос густой лес, и его окружали крупные горы. Бродячие люди любили останавливаться здесь, но подолгу они не жили на одном месте, уходили в другой лес, тайгу. Так укочевали они с Селенги на Ангару и Иркут. Жили они в тех местах, а через несколько лет прикочевали назад, но той тайги около Селенги не оказалось, между крутыми горами уже разлилось большое озеро, образовавшееся с двух маленьких. Делать около этого озера тем людям нечего было, да и вода в озере была соленой, не пригодна к употреблению в пищу, и не было там никакой живности.

Oh no, there’s been an error

Природа была красивая, горы и скалы вокруг берегли его, чтобы оно не ушло в Селенгу. Потом надоело им смотреть на себя, и начали они просить озеро, чтобы оно живность развело.
И договорились они все вместе проделать выход к Селенге. Озеро соединилось небольшой протокой с Селенгой. По этой протоке вода из озера дошла до Байкала, и он отправил в подарок озеру много рыбы. И сказал: «Живите там всегда, корма на пропитание вам хватит на много лет, пока земля стоит».
Рыба стала жить в нем, как дома. Ожила и сама вода, веселее стало скалам и горам. В это время около озера кочевали тунгусы. Полюбилось то место тунгусам, и они остановились около озера. В ту же ночь, когда они поселились у озера, тунгусы услышали дикий рев птиц над озером, горами, тайгой. К утру рев стих, и все птицы летали только над водой. Их было так много, что они закрывали от глаз берега.
Тунгусы посмотрели на птиц и узнали в них морских орлов. Самый старый тунгус сказал: «Это озеро морских орлов». Морского орла тунгусы называют «Гус», отсюда и озеро прозвали «Гусиным». Что прозвано однажды, на всю жизнь остается.
Путешествие по тропам опытливых исследователей Гусиного озера
На протяжении многих столетий путешественники, ученые, дипломаты, миссионеры проявляли глубокий интерес к нашему краю, к Гусиному озеру. Побывали на земле Селенги и оставили свои воспоминания молдавский боярин Николай Спафарий, голландец Э.И. Идес, немецкие ученые И.Г.Гмелин и Г.Ф.Миллер, Иоганн Георги и многие другие.
В 1830-1832 г.г. под руководством Шиллинга Павла Львовича, русского изобретателя и востоковеда, состоялась большая научная экспедиция в Восточную Сибирь. Шиллинг побывал в храме на Гусином озере. При описании Гусиного озера постоянно отмечается его священность. Французский исследователь Лаббе Поль, специально приехавший для ознакомления с дацаном и ламами, сообщал: «… на берегу Гусиного озера, которое монголы… называют озером священников, находится обитель Бандидо Хамбо-ламы».
Попов И.П. пишет: «Когда мы начали спускаться с горы, перед нами развернулось широкая долина с голубым озером… В камышах озера гнездятся много гусей, уток ипрочей птицы. Ламы просят не стрелять эту дичь, т.к. озеро считается священным. В доказательство святости озера ламы указывают на то, что в абсолютно тихую погоду озеро нередко сильно волнуется, замечено, что в это время бывает буря и на Байкале, лежащем в 680 верстах от Гусиного озера». Сегодняшнее имя озера свидетельствует о былом птичьем изобилии, о котором оставил свои записи Н.А.Бестужев. 27 июня 1998 г. через многие десятилетия состоялось освящение Гусиного озера с приглашением тибетских священнослужителей.
 Туристско-информационный центр «Визит Бурятия» / www.visitburyatia.ru
 Туристско-информационный центр «Визит Бурятия» / www.visitburyatia.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *