ДОМ БАБОЧЕК ВЛАДИВОСТОК

Оазис среди "каменных" джунглей!  В краевой столице  готовится к открытию единственный на Дальнем Востоке  "Дом бабочек". Это маленький райский тропический уголок, где горожанам можно будет отдохнуть, назначить свидание, провести фотосессию. Но самое главное полюбоваться пестрыми тропическими гостьями, понаблюдать за рождением из куколки бабочки. О том, какие условия создаются для комфорта крылатых красавиц, нам рассказал руководитель проекта "Дом бабочек" Сергей Терёшин.

Сергей, откуда привезены такие прекрасные создания?

По всему миру в странах тропической зоны есть специальные фермы, на которых выращиваются тропические виды бабочек, которых возможно размножать в больших количествах. Потом живые куколки привозятся в страну, в которой их хотят вывести, и распространяются между выставочными компаниями или праздничными агентствами. В Россию чаще всего куколок поставляют из стран Юго-Восточной Азии и Южной Америки. 

Сколько видов этих насекомых сейчас в "Доме бабочек" и штук?

Мы завозим порядка 20-ти видов. В данный момент в экспозиции летает около 40 экземпляров, но мы к запуску будем иметь не менее 150-200 бабочек.

Наверное, бабочки живут недолго?

Каждый вид имеет свою длительность жизни. Если мы берем тех же павлиноглазок, которые вообще не питаются, то у них жизнь — от семи дней до трех недель. Другие бабочки живут от трех недель и до девяти месяцев.

А есть у вас редкие виды бабочек?

Фермерские производства куколок не подразумевают выращивание редких видов — это достаточно трудоемкий процесс. Но с другой стороны — любая тропическая бабочка для Владивостока — редкий вид.

Каковы правила содержания тропических гостей: влажность, температура воздуха, кормление?

Питание самое простое. Если есть живые цветы, желательно хорошие нектароносы, то, конечно, питание лучше проводить таким образом. Мы используем искусственные кормушки с подсветкой для привлечения насекомых и выкладываем на них нарезанные фрукты: бананы, апельсины, яблоки, которые посыпаем сахарным песком. Что дает быстрое сокоотделение. У бабочек ведь нет зубов,  у них хоботок, предназначенный для употребления только жидкой пищи. Мы кормим еще десятипроцентным раствором меда без консервантов. Температурный режим должен быть 26-29 градусов. Если выше 30-ти, то бабочки будут вести себя неадекватно от перегрева. Питание может забродить, и они будут не питаться, а "бражничать". В обычных условиях бабочки занимаются своими делами: общаются, играют, отдыхают.

А что самое сложное в разведении бабочек?

Самое сложное — это вывести бабочку. Содержать её проще. Когда экземпляр уже родился, расправил крылья, готов к полету,  ему ничего не мешает жить.

Дом бабочек Восторг в Владивостоке по адресу Русская улица, 17

Но есть нюансы. Нельзя, чтобы повреждались лапки и крылья. Если взять бабочку за крыло, то снимутся чешуйки. Это примерно то же самое, если с человека снять скальп. Это повреждение практически смертельное. Чешуйки помимо красоты выполняют функцию терморегуляции.

Есть бабочки дневные, есть ночные. Как же правильно для них подобрать освещение?

Практически все "Дома бабочек" показывают, в основном, дневных бабочек. Ночные — ведут ночной образ жизни, и днем вы можете увидеть только сидящую бабочку и не более того.

Могу я купить бабочку в коробке с инструкцией? Заказать "живой" салют?

Конечно! Во Владивостоке есть две компании, которые представляют услугу салют из бабочек. Мы с ними сотрудничаем. Но мы планируем открыть интернет магазин, где будет представлен весь спектр наших услуг. Наш сайт в разработке.

Контакты: ул. Русская, 17, тел: 89147918126

Инесса Каргина

 

 

 

 

Придумайте более
романтичный
подарок

 

 

Букеты,
Открытки,
 Сюрпризы,
с живыми бабочками

 

     

В эпоху палеолита она олицетворяла богиню "Великую Мать", владевшую всем сущим на земле.

У древних греков Психея (дословно — Душа), представлялась девушкой с крыльями бабочки. Зевс, восхищенный силой ее любви к Амуру, даровал ей бессмертие.

У христиан и католиков бабочка символизирует бессмертие души, и изображалась на руке младенца Христа.

В европейской мифологии эльфы, духи природы, изображались в виде красивых маленьких человечков с крыльями бабочки.

В Японии и Китае это крылатое существо обозначает бессмертие, досуг в изобилии, радость, супружеское счастье.

Про влюблённого человека в Германии говорят, что "Внутри его порхают бабочки".

Для современного человека бабочка символизирует хрупкость, легкость, свежесть и чистоту.

Видеть во сне бабочек — добрый знак.
Бабочка, порхающая во сне среди цветов и зеленой травы, сулит богатство и процветание.
Видеть во сне много бабочек означает получение новостей от долго отсутствующих.
Для молодой женщины подобный сон предвещает любовь, которая завершится счастливым замужеством.

 
 

 

 


Хвостоносец Маака (летняя форма)
по цене:
1~4 бабочки          — 900руб.

Парк бабочек — Уникальный парк, не имеющий аналогов

5~9 бабочек          — 800руб.
10~19 бабочек      — 700руб.

20 и более              — 600руб.
 

О бабочках
 

 

 

 

Из_перезимовавших_куколок в конце апреля в лаборатории появляются бабочки.
Мы содержим их и спариваем.
Спаренные самки, откладывают яйца,
из них отрождаются личинки первого поколения.
За 20 дней гусеницы увеличивают свою массу более чем в 800 раз, и окукливаются.
Из куколок выходят бабочки и всё повторяется вновь
В течение всего теплого сезона мы получаем три или четыре подобных цикла.
С наступлением холодов, жизнь замирает…

Но из куколок, которые остаются на зиму, уже к Новогодним праздникам мы выводим новых бабочек,  чтобы Вы могли получить их, в любой день,  задолго до наступления весны.

 

Бабочки

 /  / Читателей: 32

Миновал затяжной, как детская инфекция, последний  школьный июнь с  беззвучными ночными ливнями и экзаменационной бессонницей, всюду яростно цвёл шиповник, источая густые волны удивительного медового запаха, от которого сердце становилось большим и распирало изнутри грудную клетку, поминутно сбивалось дыхание и кружилась голова… Это был запах предчувствия, острого восторга и тайны. Наконец, отгремел выпускной, белое кружевное платье отправилось навсегда в шкафное заточение, чтобы отныне просто знаменовать собою перейдённый рубеж… Дальше лежал путь. Куда?Заглядывать в призрачное завтра совсем не хотелось, хотелось длить и длить состояние предвкушения, чувствовать себя на пороге, когда вот-вот — и сделаешь решающий шаг.  
   Июль явился с грозами – короткими и шумными, как праздничные салюты. Пока до приёмных комиссий добирались отосланные документы, юный народ оттягивался вовсю, наслаждаясь внезапно открывшейся  паузой, безвременьем, бездельем, горячим солнцем и ласковой водой. Днями валялись на пляжном  песке, а ночи проводили на танцплощадке, а после танцев – на всех парковых, уличных и околоподъездных скамейках, — попарно и группами, в уединенном жару и упоении первых поцелуев и в ритмах гитарных боев, бестолковом смехе, флирте и ожидании — взрослости, свободы, любви.
   Девочка была на год старше. Мальчик об этом, на самом деле, никогда не думал, – чего было думать, если  жила она в соседнем доме? Это просто не приходило в голову. До самого нынешнего лета. До того момента, когда понял, что пройдет ещё неделя, две – и она уедет. И не вернётся. Городок ведь маленький, а девочка – отличница. Что ей здесь делать?
Когда он впервые отчётливо это осознал, в сердце вдруг поселился незнакомый щетинистый зверёк, там что-то всё время кололо и ныло. А ещё теперь там образовалась неуютная, безнадёжная, сосущая пустота… Как уживался колючий зверёк с пустотой – неведомо. Но ощущения были именно такими.
И ещё он понял, что это любовь. Он обозначил её словом. Это была она самая – та, о которой читали, мечтали, пели, вздыхали все вокруг, которую ждали.

Дом бабочек "Восторг" во Владивостоке

Шершавый ворочающийся зверёк внутри и тоска – она и есть, настоящая, реальная, во весь рост. И она – боль. Потому что жить врозь – невозможно, расстаться — смертельно. А у него выпускной класс ещё впереди.
Какая к чёрту учёба!.. Если он не будет видеть её лица… смуглого,  с насмешливыми карими глазами.
Не было опыта. Что делать со всем этим, он не знал. А дни летели с быстротой скорого поезда, который навсегда увезёт её из городка, из его жизни.
Что чувствует она – мальчик не знал. Они никогда прежде не ходили в эту сторону, просто дружили, как дружат прожившие всю жизнь по соседству дети.
   Ночь была душной, кузнечики стрекотали оглушительно, словно собирались в прах измочалить смычки своих крошечных скрипок. Он просидел у открытого окна всю эту короткую воробьиную ночь. О чем думал, к утру вряд ли смог бы вспомнить, просто  сидел, слушал комариный зуммер и стрёкот кузнечиков, дышал тёплым и влажным запахом отдыхающей от зноя травы, — трава была близко, так близко, что хотелось кувыркнуться в её податливую густоту и прохладу прямо с подоконника. А ещё остро хотелось побежать к окну соседнего дома, подтянуться на руках и посмотреть, как она спит…
   Утром, едва разлепив глаза, он увидел её на крыше гаража, заметённого нежнейшим тополевым снегом. Она загорала и читала книжку. Раз — и магнитофон на окно, «Смоки», а потом лёгкими юными ногами – липовой  аллеей, мимо заводских корпусов по Литейному, до поворота, до грунтовой дороги вдоль реки – на пляж. По пути он поймал едущего с пляжа в обратную сторону парнишку, посадил её, – и только белая пыль, и ветер в ушах, и немыслимые взлёты на всякой дорожной ямке отчаянно ревущей машины. Он всё время чувствовал её руки сквозь рубашку, — горячие нежные  руки. Пять минут бешеного полёта – и открылась песчаная коса напротив сплавного посёлка. Коса была пустынной, пляж, где купались все, располагался значительно ближе, но ему не хотелось на пляж, ему хотелось, чтобы они были вдвоем – никогда прежде такого не случалось. Девочка это знала, но не задавала вопросов.
Высадив её, он погнал мотоцикл назад, отдал ожидавшему у поворота мальчишке и обратно возвратился бегом. Ему жаль было тратить и несколько минут впустую, без неё.
  И было солнце. И голубая бездна над головами, без единого облачка. И белый песок, на котором тонкое, как коричневый ивовый прутик, девчоночье тело. И – тишина.
Прикосновение воды было волшебным. Невольно  приходило в голову что-то из скучной и далекой теперь школьной биологии, что жизнь зародилась в воде. И в первый раз они входили в воду вдвоем – не бегом, с хохотом и брызгами, не падая в нее с разбега плашмя, а медленно и рядом, вместе…  Тела в воде были невесомы, но они и так были невесомы, напрочь утратив земное притяжение, и свободно и без усилий перемещались из одной стихии в другую. И впервые он прикасался к ней – не так, как привычно касаются невзначай соседской девчонки, а совсем, совсем иначе.  В воде это почему-то было сделать легче – обнять, обхватить ладонями, отвести прохладную воду, как ткань, с нагретой солнцем кожи. И две маленьких груди прямо перед его глазами выглядывали из чашечек купальника словно живые птенцы.  
   Они, всегда болтавшие друг с другом обо всем на свете, не произносили ни слова. И это тоже было впервые. Как и глубокое понимание ненужности и обесцененности слов. Смысл имело лишь то, что происходило сейчас с ними и с миром. Мир был распахнут – вширь и в глубину, он словно вбирал их в себя, и они чувствовали, что и сами – всего лишь крошечные живые атомы, органичная  и важная часть этого мира, часть вечного бессмертного бытия.
Целоваться в воде было смешно. Потому что от поцелуя тела окончательно слабели, сами собой вдруг отпускались руки и подгибались ноги – и они уходили под воду с головой.  
День был долгим как жизнь. А жизнь зародилась в воде…
   Возвращались домой прямо под внезапно налетевшей грозой, что случались и по пять раз на дню в то лето. Покуда над головами трещало и лопалось, словно пороли мокрый сатин, по асфальту неслись потоки. Вода закручивала вокруг ног лохматые пенистые водовороты и щекотала, и  была такой теплой, что доставляла острое наслаждение.  Они шли, держались за руки  и смеялись.
   А потом наступил август – такой же облагоуханный и душный. И девочка уехала сдавать вступительные экзамены. Жара не спадала. А на город внезапно совершилось нашествие бабочек. Они буквально заполнили собою воздух  — всех цветов и мастей: лимонные, черно-оранжевые, синие с золотом, голубые, зелёные. И были везде. Вспархивали из-под колёс велосипедов, ударялись о людские лица и руки, кружили по вечерам над столами с поздними лампами в палисадниках. Это было удивительно, и никто о таком прежде не знал. Он хотел ей рассказать о бабочках, но рассказать было некому.
   Он не помнил как жил. Любил и сходил с ума от тоски. Первой в жизни тоски. Кружил по городу, бродил по старой дороге до реки и обратно. На пляже все ещё было шумно и полно народу. А коса  оставалась пустынна.
   И  под ногами всюду в теплой пыли лежали мертвые бабочки.

© LikaL, 15.10.2018. Свидетельство о публикации: 10050-165314/151018

Страница автора » Последняя ласка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *