АРМЯНСКИЕ ТРАДИЦИИ НА СВАДЬБЕ

В старину в Армении процесс вступления в брак состоял из множества этапов. Существовало немало запретов, которые могли стать препятствием на пути молодых. Многие из этих запретов сохранились до сих пор. Так, категорически запрещались браки между кровными родственниками до пятого, а то и до седьмого колена. Это во многом определялось экзогамным характером азга (рода) у армян. Даже во второй половине XIX века браки внутри азга не допускались, поскольку его члены считались близкими родственниками. При этом в разных областях Армении понятие «близкий родственник» варьировалось от четырех до семи поколений, в зависимости от того, до какого колена велся счет родства от основателя азга.

Другим видом запретов было ограничение по свойству. Не допускался брак двух родных братьев с двумя родными сестрами.

Строгим препятствием к браку, как уже отмечалось, было искусственное родство. Так, усыновленный гердастаном не имел права жениться на девушке того же гердастана, поскольку считался близким родственником. Запрещались также браки между молочными братьями и сестрами, между лицами, скрепленными узами побратимства или посестримства. Весьма распространен у армян был институт кумовства (каворутюн), которое считалось, независимо от того, свадебным оно было или крестильным, нередко даже более близким, чем кровное родство. Поэтому брачные связи категорически запрещались не только с представителями семьи кума кавора, кнкавора, но и между потомками кумовьев.

На брачные ограничения оказывала влияние национальная и религиозная принадлежность.

Брачный круг был ограничен и территориально, т.е. невесту старались выбрать в родном или соседнем селе. Интересна с этой точки зрения старая армянская поговорка: «Лучше отдать дочь местному пастуху, чем чужому царю».

Брак считался в Армении нерушимым; разводы были чрезвычайной редкостью. Семья и в наши дни воспринимается армянами как святое, поэтому в сравнении с другими странами в Армении количество разводов в разы ниже.

По армянскому обычаю невесту обычно выбирали родители юноши, причем инициатива принадлежала матери. Остановив свой выбор на той или иной девушке, она предварительно совещалась с мужем Затем они старались собрать интересующие их сведения о предполагаемой невесте и ее семье.

Интересные факты о армянской свадьбе

Основное внимание обращали на скромность, трудолюбие и хорошее здоровье будущей невестки. В то же время внимательно присматривались к характеру родителей девушки, особенно матери; недаром говорилось: «Беря в жены дочь, посмотри на ее мать».

Армянская свадьба состоит из трех этапов: сговор (хоскап), обручение или помолвка, свадьба. Если раньше супругов для своих детей выбирали родители, то сегодня влюбленные вправе строить семью, основываясь на своих чувствах. По армянским традициям после выбора невесты родители жениха с близкими родственниками идут в дом невесты на «сговор» с ее семьей. После получения согласия семьи назначают дату обручения и свадьбы. В назначенный день обручения в дом жениха приходят его родственники, крестный (кавор), иногда и музыканты. Родственники приносят подарки для невесты. Жених с родителями, родственниками и с кавором, взяв с собой ншан — обычно кольцо или другие украшение, а также подносы с подарками, идут в дом невесты, где и совершается обряд обручения. В доме невесты также собираются родственники, накрывается стол. Центральной фигурой на армянской свадьбе является кавор (крестный). После объявления кавором помолвки жених надевает на палец невесты кольцо. По народным представлениям нарушить обручение считается позором. После обручения оба семейства становятся «хнами» (сватами) и обязаны во всем помогать друг другу.

В следующей части мы расскажем о самом свадебном торжестве и предществующих ему приготовлениях.

Традиции армянской свадьбы

   Одним из наиболее радостных событий армянского быта, отмечаемых особенно торжественно и пышно, является празднество по поводу образования новой семьи – свадьба.

Она всегда считалась самым важным моментом человеческой жизни и становилась поводом для выражения нескрываемой радости и исключительной ответственности родителей.
   Свадьбе предшествовало сватовство, в котором раньше жених не принимал участие. Сейчас со сватами в дом невесты идет и жених. В качестве сватов приглашаются близкие старшие родственники. Когда в результате переговоров сваты получают согласие, обе стороны обсуждают дату помолвки. Родственники жениха с музыкантами и подарками, оформленными в виде традиционных нарядных подносов приходят в дом к невесте.

    Невеста наряжается с помощью подружек в отдельной комнате. Обряд помолвки начинается, когда кавор (крестный в семье жениха) или тамада выводят невесту в сопровождении подружек из комнаты, ведут к столу и усаживают рядом с женихом, место которому отводится во главе стола на самом почетном месте. Если случилось так, что нет кавора у этой семьи, то для новообразуемой семьи выбирают кавора их числа уважаемых людей — друзей, знакомых или родственников. При этом кавор в армянской семье — это и шафер на свадьбе, и крестный на венчании и потом крестный всех будущих детей у молодоженов, т. е. человек, ответственный перед Богом за мир, согласие и благополучие во вновь образующейся семье. После объявления о помолвке старшим по столу(тамада), в данном случае это кавор, жених собственноручно надевает кольцо (желательно с камнем) на безымянный палец правой руки невесты. Обручальное кольцо на безымянный палец левой руки надевается в церкви во время венчания.

   День свадьбы также назначается в процессе обсуждения сторонами жениха и невесты. За день до свадьбы в доме жениха и невесты за столом собираются старшие из близких родственников и соседей, под спокойную народную музыку произносят тосты, беседуют, дают наставления, благословляют, танцуют и поют.
    На протяжении веков по экономическим причинам было необходимо молодоженам основывать свое собственное хозяйство в составе всего рода в семье, состоящей из трех поколений, где они должны были жить и работать. Все, что заработали молодые, входило в общий семейный бюджет. Молодая семья не имела права предпринимать какие-то новые инициативы без разрешения старших в доме. За невестой давалось приданое – часть имущества ее семьи в денежном и натуральном выражении. Раньше, отдавая дань традиции, размер приданого обсуждался в шутливо-юмористической форме в доме невесты в присутствии отца жениха и местного священника в качестве «мирового судьи». Однако уже, наверное, лет сто, никто не обсуждает размер приданого. Наоборот, проявляя благородство и выказывая свое отношение к невесте, и жених, и его родители говорят: «никакого приданого не нужно, лишь бы твоя нога ступила в наш дом!».

    Свадьбы обычно справлялись осенью и вначале зимы, когда были закончены полевые работы и закрома были полны всяческого добра, а карасы – молодого вина. Кроме того есть древние армянские медицинские трактаты, в которых говорится о пользе бракосочетания именно осенью или в начале зимы, когда организм насыщен жизненной силой.
    Приготовления к свадебному пиршеству начинались в четверг и продолжался 7 дней. Вообще в дохристианской Армении число 7 имело магическое значение. Самым старинным способом приглашения на свадьбу считается приглашение через музыкантов, когда они поднимались на плоскую крышу дома жениха и играли определенные мелодии, оповещая все село о предстоящей свадьбе в этом доме. Затем, конечно каждого устно приглашали. Особо уважаемых и знатных гостей, в том числе кавора приглашали особой делегацией, посетив его дом и преподнеся красное яблоко — знак особого почтения. Гостей приглашали много, не дай Бог, кого-то забыть. В старину для купцов, путешествующих с караванами и остановившихся на привал в данной местности, посылали угощение, для нищих накрывали стол.

    Приглашенные со стороны невесты дарили то, что невесте пригодится в новой семье, что она может взять с собой как приданое. Гости со стороны жениха дарили тоже еще более ценные подарки, то, что пригодится в новой семье, но в основном – золотые украшения невесте. Ведь чем больше золота будет на невесте, тем знатнее и респектабельнее показывает себя род жениха. До недавних пор считалось неправильным дарить золото невесте гостям с ее стороны. За день до свадьбы отец жениха в дом к невесте приводил годовалого бычка, или в крайнем случае (как договорятся) барана, с красной лентой на рогах – «на мясо».

   Заранее, до свадьбы стороны обсуждали количество «макаров» (тагворци) (делегатов), которые пойдут за невестой. Макары выбирали из своего состава главного – макарапет или макар-баши. Его слово было законом для всех в течение всей свадьбы, Макарапет организовывал проведение в течение свадьбы различные развлечения и сценки, с переодеваниями и шутливыми состязаниями. Макары окружали как телохранители жениха и охраняли его от всяких неожиданностей. Жених молча и беспрекословно им подчинялся, даже попыткам девушек шуточной кражи его шапки. Макары организовывали обряд купания, бритья и одевания жениха перед свадьбой. В условиях исторического окружения армян турками, курдами и другими враждебными племенами была велика опасность кражи армянских девушек, поэтому Макары – это мужественные вооруженные молодые парни 20-50 чел, задачей которых являлась безопасность всей свадебной процессии. Процессия Макаров приближалась к дому невесты с громкой музыкой, восклицаниями и шумом, молодежь из числа гостей со стороны невесты встречала их тоже с шумным весельем. С танцами перед домом или во дворе женщины из близкой родни или сестры жениха преподносят «сини» — подносы с подарками невесте – в одном свадебный наряд невесты со всеми аксессуарами, в другом подарки отцу, матери и всем остальным членам семьи, а в третьем – изысканные напитки, фрукты и сладости. Они с этими подносами танцуют до тех пор, пока со стороны невесты близкие женщины и девушки не возьмут у них это из рук и не вручат в ответ символические маленькие подарки. Эти сини потом мать невесты наполнит подарками и пошлет обратно матери жениха.

руская невеста в армянской семье

Невесту одевают во все, что ей принесли в присутствии ее подружек («цахкаворнер» — девочки с цветочными украшениями, красочно одетые) и каворкин, (жена кавора), т.е. одной представительницы со стороны жениха.

    Во время всей свадьбы сторона жениха должна была не уступать первенство в танцах, т.е. показывать большую радость и веселье, ведь они приобретают такую прекрасную девушку. А сторона невесты немного грустит, особенно мать невесты не танцует, а печалится, что ее родное дитя улетает из отчего дома. Для кавора обязательно преподноситься поднос с обильными деликатесами со стороны матери невесты.
Прекрасные народные мелодии играются под определенные тосты, за родителей, за кавора и т.д. В доме невесты почти все мелодии лиричные и немного грустные.

    Один раз играется мелодия танец невесты, «Узундара» ( «узин таран» – сосватали и увели), под которую невеста с женихом выходят танцевать, и после которой ее уводят из родного дома. Во время этого танца гости осыпают их деньгами – для будущей семьи, после этого танца подходит отец невесты и руку своей дочери кладет в руку жениха, соединяет их судьбы и благословляет. Ни одна невеста, когда играет та особая мелодия, под которую уводят невест из дома, не может удержаться от слез, видя грусть своих родителей. В доме невесты празднуют недолго – 2-3 часа, чтобы успеть обратно домой, где ждут остальные гости и многодневное веселье. Когда выводят из дома невесту, ее брат или другой близкий родственник, (мальчик –подросток) у ворот перекрывает путь молодым и не хочет отпускать свою сестру. Тогда ему кавор дает символический выкуп. У ворот дома жениха процессию встречает мать – свекровь, кладет на плечи молодым хлеб-лаваш – для благополучия, давая отведать жениху и невесте по ложке меда для счастья и мира в семье, сладкой и полезной любви, осыпают молодых цветами, сладкими сухофруктами и изюмом, чтобы дом их был полной чашей. Музыка здесь уже самая зажигательная – «Кочари», «Шалахо», танец грузинских армян «Кинтаури». Вся родня жениха и определенное количество гостей сопровождающих невесту, веселятся от души. На колени невесте подсаживают маленького мальчика из рода жениха, чтобы первенцем у молодых был мальчик, такой же красивый и здоровый.
    В современной жизни армянские свадьбы в своей сути мало изменились, но в деталях они, конечно, впитывают многие нюансы из традиций разных народов, среди которых они живут.

Невеста с севера

Виктория Габриелян

 

 

На самом деле, Зина родом не с севера. Она родилась и выросла в Украине, и, закончив техникум, попала в Нижний Тагил по распределению, где  познакомилась с армянином из Еревана — Сергеем.
Сергей оказался в Нижнем Тагиле тоже по распределению после политехнического института. Они встречались, потом поженились и к очередной годовщине Октябрьской революции отправили праздничную телеграмму в Ереван. Подписались: Сергей и Зина. Как потом выяснилось, Сергей ничего не рассказывал родителям о молодой жене, тем более, русской. Хотя Зина по национальности была украинкой, но какая разница армянам: русская или украинка? Главное и самое ужасное: не армянка.  Ответа долго не было, и только через пару месяцев Сергей получил телеграмму из Еревана: «выезжаю поездом рафик».
— Кто такой Рафик? — спросила Зина. 
— Это мой двоюродный брат, но к нам едет мой отец.
— Но его же зовут Мисак.
— Да, это он так шутит.
— Шутит? — Зина очень удивилась.- А зачем?
— Дорогая моя, я слишком хорошо знаю своего отца. Это он едет. Посмотреть на русскую харс  без предупреждения. Ну, как бы застукать нас врасплох, проверить тебя. Соответствуешь ли ты гордому званию «армянская невестка»?
В середине пятидесятых поезд из Еревана  в Москву чухал три дня, потом еще два дня до Свердловска и три часа до Нижнего Тагила.
В день приезда "Рафика" Сергей выпросил у руководства завода автобус: отца из Еревана встречать. А Зине наказал:
— Приедет отец, согрей воды, налей в тазик и предложи отцу помыть ему ноги, а потом вытрешь чистым полотенцем. Так поступают хорошие армянские невестки: моют свекру ноги с дороги.
К вечеру действительно приехал отец: высокий, голубоглазый (большая редкость в Армении), веселый, разговорчивый, с порога обнял Зину и назвал дочкой.
А Зина, девятнадцатилетняя девочка, побежала скорее за тазиком.
— Может, я Вам помогу помыть ноги с дороги, — смущаясь, предложила она, и поставила на пол перед свекром эмалированный таз (гордость хозяйки) с теплой водой.
Мисак посмотрел на Сергея, потом на Зину, рассмеялся и сказал:
— Спасибо, Зина-джан, я сам.

Отец пробыл недолго. Зина варила вкусные украинские борщи, лепила вареники и пельмени, до блеска выдраивала пол в маленькой квартирке и крахмалила белоснежное постельное белье. Но самое главное, что рассмотрел Мисак в Зине,  были доброта и преданность. Последние пару дней называл Зину "ахчик джан".
Что он рассказал о Зине своей жене Вардануш, неизвестно, но через пару месяцев из Еревана опять пришла телеграмма: «мама больнице срочно приезжай».
— Шутки продолжаются, — сказал Сергей, — это значит, мама хочет с тобой познакомиться.
 Сергей решил отправить Зину в Ереван знакомиться с большой армянской семьей одну. Тем же путем: из Нижнего Тагила в Свердловск, из Свердловска в Москву, из Москвы в Ереван.

На ереванском вокзале ее встретила какая-то женщина, назвавшаяся Айкуш, как потом оказалось, ближайшая подруга свекрови. «Наверное, совсем плохо свекрови, а свекр с ней в больнице", — думала Зина.
— Сначала заедем домой, — с трудом подбирая русские слова, объяснила Айкуш.
На трамвае добрались до нужной улицы.

Песни: «Армянский юмор))», доступные для скачки в MP3

Подошли к дому. Перед Зиной был большой дом из темного камня с множеством окон. Вдоль дома тянулась деревянная терраса, на нее вели несколько ступенек. Во дворе росли неизвестные Зине деревья, под их кронами несколько мужчин жарили шашлыки. На террасе играли дети. Увидев Айкуш и Зину, все на мгновение застыли, разглядывая девушку. Придя в себя, забегали. Дети с криками «ekav,ekav»  забежали в дом. Из дома на террасу вышли какие-то люди, среди них Зина узнала свекра.
— Barev, Zina jan!  — закричали все одновременно. И через секунду Зина оказалась в центре большой толпы.
Ее встречали дома всей семьей: свекровь и свекр, живые и здоровые, брат Сергея Вильям с семьей, дяди, тети, их дети, соседи, друзья, одним словом, большая и шумная армянская семья.
 "Харсэ руса" понравилась сразу: Зина была ох как хороша. Высокая, стройная девушка с пышными темными волосами и большими светлыми глазами – украиночка. Зина не растерялась, не зажалась, не ушла в себя. Бойко отвечала на все вопросы, рассказывала о жизни с Сергеем на Урале, о его и своей работе, раздавала привезенные из  России подарки. Зина не говорила по-армянски, а Вардануш — по-русски, но они нашли общий язык. Зина, не спрашивая, где что находится, легко освоилась в армянском доме, и, начиная со следующего дня, уже варила борщи, лепила пельмени и вареники, мыла полы и крахмалила белье. Вернувшись в Нижний Тагил, кормила Сергея долмой и гатой.
Через год родилась Лена, а еще через три — Мисак, получивший имя в честь армянского дедушки, Миша — мой будущий муж.
Жили Сергей с Зиной хорошо, и пока не собирались переезжать куда-либо: ни в Украину, ни в Армению. Но тут к ним в гости приехала сама Вардануш. Армянская свекровь приехала не одна, а с лучшей подругой Засэ. У Вардануш было плохое зрение, вот Засэ и помогла ей добраться до  Урала. Обе подруги изъяснялись только по-армянски, и как эти две пожилые женщины, никогда до этого не покидавшие свой дом, преодолели путь Ереван-Москва-Свердловск-Нижний Тагил до сих пор остается загадкой. 
Больше всего в Нижнем Тагиле их потрясли сморщенные яблоки, продававшиеся в овощном магазине. Именно яблоки, а не уральские морозы, произвели на Вардануш настолько неизгладимое впечатление, что она не переставала причитать:
— Вах, Зина джан, какие фрукты в Армении – персики, абрикосы, инжир, гранаты.
-В Украине тоже хорошие абрикосы, — робко возражала Зина.
— Вай, мама джан, разве там абрикосы? – Возмущалась Вардануш, никогда не бывавшая в Украине. – У нас один абрикос размером с ваше яблоко.
И было принято решение немедленно перевозить любимых внуков в теплый и фруктовый Ереван.
Первой вместе с Вардануш и Засэ отправили маленькую Лену.
 Когда спустя полгода приехали Зина с Мишей, Лена говорила только по-армянски и напрочь забыла русский язык. Зина даже тайком плакала, потому что не понимала дочь.
 Армения всегда была мононациональной республикой. Процент иных национальностей был очень низким. В начале шестидесятых в Ереване русский язык был в диковинку. Если на улице или в транспорте раздавалась русская речь, все оборачивались и долго взглядами изучали говорившего, а дети показывали на иноземца пальцами. Зине пришлось учить армянский.
Семья Сергея и Зины жила в большом собственном доме, где улица Касьяна плавно переходила в проспект Комитаса. Прошло совсем немного времени после переезда, как внезапно скончался свекр, и Вардануш, которая видела все хуже и хуже, пришлось переселиться к сыну и невестке.
Русская невестка Зина пришлась ко двору, она впитала в себя самое лучшее, что могла дать армянская земля и ее народ: щедрость, гостеприимство, сопереживание, а  от природы она  была наделена трудолюбием, уживчивым характером и добротой.
Прожив с армянской свекровью душа в душу 17 лет могла любую армянскую невестку за пояс заткнуть: свободно говорила по-армянски, научилась готовить долму и не только. Вардануш любила прихвастнуть перед соседками-подругами:
— Моя русская харс десяти армянок стоит.
Армянская семья приняла и полюбила не только Зину, но и ее украинську мамо.
Очень живая и активная Галя часто приезжала в Ереван из Луганска, налаживала старую швейную машинку Вардануш и шила шерстяные платья, ситцевые ночные сорочки и косынки  для своей армянской хнами — свахи. Вардануш носила сшитые Галиной платки только, как любил Пьер Карден: а-ля русс. Армянская хнами усаживалась на тахту рядом со своей украинской кумой и, уставившись в одну точку незрячими от глаукомы глазами, затягивала нескончаемую армянскую песню:
«Когда любишь, а тебя не любят, не грусти:
Твоя любовь такая огромная, что не помещается в его сердце.»
Галина подпевала вторым голосом.
"Ой, ти місяцю, я — зіронька ясная,
Ой, ти парубок, я — дівчина красная.
Стучала машинка, отбивая такт, а две пожилые женщины, не понимая ни слова в песнях друг друга, слаженно пели про любовь, ожидание и преданность.

Мишка рос сорванцом. Вардануш его любила до безумия, сколько раз обещала рассказать о его проделках родителям, но так ни разу его и не сдала.
Вардануш курила — смолила, как паровоз, предпочитала болгарские сигареты, которые ей доставали сыновья. Зрение у нее было совсем плохое, и Миша с друзьями воровали у нее сигареты. Чтобы она не догадалась, в пачку подсовывали жутко вонючие кубинские дешевые сигареты, только такие и имелись в свободной советской продаже. Стоили смешные деньги: 10 копеек за пачку. Мишка курить такие не мог: кашлял сильно.  Бабушка затягивалась вонючкой, и сквозь кашель ругалась: "Ах ты, сукин сын, опять мне гашиш-машиш подсунул". 
Вардануш умерла в 1980 году, я ее никогда не видела. Но она незримо присутствовала в доме: ее портрет висел в гостиной, ее любимая кушетка стояла в лоджии,  припоминались ее любимые словечки и прозвища.
Миша повторил подвиг своего отца и тоже женился на русской, то бишь на мне. Но я была уже из другого времени, и у меня не было такого экстрима, как у моей свекрови Зины.

© Copyright: Виктория Габриелян, 2015
Свидетельство о публикации №215100201838

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Виктория Габриелян

Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Виктория Габриелян

В ходе исторических событий народ Армении оказался расселенным по различным территориям, и до сих пор многие коренные жители этой страны вынуждены жить диаспорами. Главным фактором, объединяющим всех армян, является религия. Так сложилось, что в Армении существовала и продолжает существовать Армянская апостольская церковь, в храмах которой стремятся заключать свои браки все армяне. Дело в том, что именно религия поддерживает культурную и языковую связь внутри народа. Именно поэтому главным событием в жизни любого армянина становится венчание, в котором он демонстрирует как свою любовь, так и преданность традициям своего народа. Храмы Армянской апостольной церкви в Москве можно посмотреь тут — Yandex

Прежде чем вступить в законный брак, будущим супругам приходится проходить несколько этапов подготовки. Так, армянское венчание предваряется неформальной встречей, которая проходит за несколько недель до самого обряда и называется «ншандрек», она, по сути, выполняет функцию помолвки. Это событие в большей степени наполнено народными традициями и связано с одним главным моментом – получением согласия родителей на проведение венчания и их благословения. В этот день молодые обмениваются кольцами, но носят их на правой руке, а уже после самого венчания переодевают на левую.

Сам обряд венчания происходит через некоторое время после помолвки, так как по традиции молодым дается возможность поближе узнать друг друга, будущих родственников и новых друзей. По традиции, венчание в армянской церкви происходит в присутствии большого количества родственников. Любопытным фактом является то, что главными свидетелями обряда становятся крестный жениха и его супруга (либо другая женщина). Этот обычай связан с тем, что в религиозной сфере жизни именно крестный исполняет роль отца для жениха, а значит, он должен засвидетельствовать его брак.

Обычно церемония венчания начинается с чтения молитвы «Отче наш» на армянском языке. Молитву должен произносить как священник, так и молодые. После этого уже сам священник вместе с хором поет ряд молитв, по канону соответствующих обряду венчания. После этого наступает момент повторного обмена кольцами, но уже при участии священника.

Армянские невестки: топ-5 иностранок, укравших сердца известных армян

Для этого он забирает кольца у молодых, освящает их, а затем помогает им надеть их на палец избранника. После этого следует череда вопросов, на которые жених и невеста должны дать утвердительные ответы, которые послужат основой их будущего брака. Например, жених должен согласиться заботиться о своей будущей супруге и быть главой семьи, а вот невеста должна пообещать быть всю жизнь покорной своему мужу. На самом деле, такие вопросы являются стандартными для многих патриархальных культур и религий. Так, венчание у мусульман также завершается схожими вопросами.

После того, как молодые отвечают на вопросы, слово вновь берет священник. Он читает несколько молитв, благословляет молодых и передает крест в руки крестного отца жениха, который он должен держать над головами молодых. Затем священник надевает на головы жениха и невесты золотые короны, которыми они, склонив головы, должны соприкоснуться. Все эти действия символизируют снисхождение благодати на молодых и получение ими благословения на всю будущую совместную жизнь.

Разумеется, особое внимание уделяется и самим гуляниям после венчания. В традиционных армянских семьях свадьбу справляют на протяжении трех дней, каждый из которых оканчивается пышным банкетом. Первый день празднования является совместным, где молодые получают подарки от родственников и близких. На второй день молодожены отправляются гулять со своими друзьями, а уже на третий день невеста приходит на гуляния в дом к своему жениху и его родителям.

Кроме пышных традиций обряда венчания, существует множество правил и для будущей семейной жизни. Так, из-за того, что свадьба молодых приравнивается к объединению двух семейств, принято знакомиться со всеми родственниками. Кроме того, в ходе этого знакомства, родственники жениха обещают родителям невесты, что он будет разумным и преданным мужем. Аналогичные обещания дают и родители невесты. Именно благодаря такой системе взаимного поручительства армянские семьи столь крепки, ведь за спиной каждого из супругов стоит вся его семья, поддерживающая в трудную минуту и дающая верные советы.

5Dbabtism

Услуги: Армянское венчание и семейные традиции

Индекс: 129366 город МоскваЦерковная гора 3
Телефон: +7 (906) 0439966
Страница: armenian-wedding

Описание: Венчание в Армянской Апостольской Церкви, армянское венчание, венчание в армянской церкви, венчание у мусульман, Храмы Армянской апостольной церкви — в Москве

Армяно-русская свадьба

Евгений Каширский

Мои армянские друзья пригласили меня на свадьбу дочери. Дочь выходила замуж за русского парня, и возможно по этой причине гостей со стороны невесты было сравнительно немного, только самые близкие родственники. Русские и армяне сидели по разные стороны П-образного стола. Мне посчастливилось сидеть среди армян.

Все было как и на русских свадьбах – тосты, поздравления. Впрочем, песен теперь уже не поют, как когда-то горланили в моей слободке после третьей стопки. Только танцы под музыку. И еще новшество – тамада. Строгая тетка в очках ходила взад и вперед, читая молодым какие-то нравоучения. Думала, что это смешно. Отец невесты шепнул мне, что он готов дать ей еще денег, лишь бы она заткнулась. Меж тем, тамада от нравоучений перешла к конкурсам – для жениха и невесты, для свидетелей и гостей. Один конкурс был таков: кто быстрее из молодоженов накормит своего свидетеля. В свидетеля надо было запихать стакан сметаны.

руская невеста в армянской семье

И это после съеденных салатов и прочей разнокалиберной закуски! Мой желудок такой агрессии точно бы не выдержал.

Рядом со мной сидела тетя невесты, и когда русские кричали «горько», нарочито громко считая длительность поцелуя, она сказала, повернувшись ко мне: не забывайте, что невеста – армяночка, у нас на людях целоваться не принято.

Армянские родственники напоминали жениху, какое сокровище он получает в свои руки, и наказывали беречь невесту. Мне кажется, некоторые из них тревожились за девушку, поскольку от русских можно ожидать всего что угодно. Сегодня любит, а завтра – кто его знает…

Через некоторое время отец невесты распорядился, чтобы зазвучала армянская музыка. Эти удивительные щемящие сердце мелодии. Грустная музыка, но танцуют под нее весело. Было в этих плясках что-то сильное, как говорится, явилась тысячелетняя культура… Поначалу русские с изумлением смотрели на зажигательные телодвижения армянских танцоров, но вот – один за другим в круг потянулись русские парни и девушки. Делали не совсем ловкие движения, но ничего – похоже.

… И никто не говорил о великой дружбе двух народов и прочей ерунде. Просто надеялись, что срастется, и будет, несмотря ни на что, нормальная семья…

Что еще сказать? Да все, вроде, и сказал… Ну, за молодых, и храни их Бог!

© Copyright: Евгений Каширский, 2009
Свидетельство о публикации №209092001003

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Евгений Каширский

Рецензии

Написать рецензию

Вот это и называется диалог культур.

Думающий   28.01.2010 15:10     Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Евгений Каширский

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *