АКУЛА ПОРТ ДЖЕКСОН ФОТО

Heterodontus portusjacksoni (Meyer, 1793)
         Австралийская бычья акула, Австралийская рогатая акула, Австралийская разнозубая акула, Акула Порт-Джэксон, Бычья акула Порт-Джэксон, Рогатая акула Порт-Джэксон, Разнозубая акула Порт-Джэксон
(Rus),  
         Port Jackson shark
(Eng)  
Синонимы:
Cestracion heterodontus Sherrard, 1896
Heterondotus bonaespei Ogilby, 1908
Squalus jacksoni Suckow, 1799
Squalus philippi Bloch & Schneider, 1801
Squalus philippinus Shaw, 1804
Squalus portusjacksoni Meyer, 1793

Информация из Интернета  

         Впервые вид научно описан в 1793 году немецким учёным Фридрихом Майером (Фридрих Альбрехт Антон Майер — нем. Friedrich Albrecht Anton Meyer) — немецкий врач и натуралист, 1768 — 1795, в 1790 году защитил докторскую диссертацию в университете Гёттингена, опубликовал несколько научных работ об африканской фауне, о приматах, рептилиях и птицах).
         Название семейства и рода происходит от древнегреческих слов ετερος (heteros) — «разный», «другой» и οδους (odous) — «зуб», относящийся к острым зубам (для захвата жертвы) спереди челюстей и закругленным молярным зубам (для измельчения беспозвоночных). Видовой эпитет соответствует географическому названию места сбора образцов — Порт-Джэксон, Сидней, Новый Южный Уэльс, недалеко от залива Ботани. Порт-Джэксон (англ. Port Jackson) — трёхрукавный залив в юго-восточной части побережья Австралии, включающий в себя протяжённую Сиднейскую бухту (англ: Sydney Harbour) длиной 20 км при ширине 1—3 км и глубиной до 60 м (это южный и самый большой рукав залива, изогнутый и потому защищённый от океанских волн), а также менее протяжённые залив Мидл-Харбор (англ: Middle Harbour — Средняя бухта) и бухту Норт-Харбор (англ: North Harbour — Северная бухта), имеющие общий пролив шириной 1,4 км с Тихим океаном.
         Австралийские бычьи акулы — эндемики прибрежных вод Австралии (27 ° ю. ш. — 44 ° ю. ш., 112 ° в. д. — 154 ° в. д.). Они разделены на две популяции, обитающие в акваториях от северо-востока Виктории до Западной Австралии и от юга Квинсленда до Нового Южного Уэльса. Эти акулы встречаются на континентальном шельфе, как правило, не глубже 100 м, максимальная глубина 275 м. Они являются обитателями прибрежных скалистых рифов. Австралийские бычьи акулы совершают сезонные миграции. Летом они уплывают на юг, а зимой, к началу сезона размножения, возвращаются на север. У этих акул наблюдается сегрегация по полу и возрасту.
         У австралийских бычьих акул крупная голова с тупым и коротким рылом. Имеются невысокие надглазничные выступы, которые плавно сходят на нет позади головы. Ноздри обрамлены на входящие и выходящие отверстия длинными кожными лоскутами. Позади глаз имеются брызгальца. Рот округлый. Передние зубы небольшие и заострённые. Боковые зубы крупнее, вытянуты продольно и имеют форму моляров. У молодых акул зубы более острые.
         Стройное тело имеет форму цилиндра. Грудные плавники крупные и закруглённые. Спинные плавники небольшие. Первый спинной плавник немного крупнее второго. Его основание начинается над серединой основания грудных плавников. У основания обоих спинных плавников имеется вертикальный шип. Основание второго спинного плавника находится между основаниями брюшных и анального плавников. Основание анального плавника расположено позади основания второго спинного плавника. У края верхней лопасти хвостового плавника имеется вентральная выемка. Основная окраска серо-коричневого цвета. Характерные отметины напоминают упряжь: от головы, начиная с межглазничного пространства, вдоль туловища до первого спинного плавника, по грудным плавникам и вдоль всего тела тянутся тёмные полосы. Максимальная зафиксированная длина 165 см.
         Австралийские бычьи акулы размножаются, откладывая яйца. Размножение имеет сезонный характер. Взрослые самки в сопровождении взрослых самцов в июле и августе приплывают на прибрежные рифы в районе Сиднея. Вероятно, тогда же происходит спаривание. Самки откладывают от 10 до 16 яиц в расщелины на рифах, как правило, на глубине от 1 до 5 метров, хотя бывает и глубже (20—30 м). Длина яйцевых капсул 13—17 см, а ширина широкого конца 5—7 см. Снаружи капсулу обвивает спиральный гребень, который служит как якорь. Самки предпочитают откладывать яйца в определённых местах, годами нерестясь в одних и тех же «гнёздах». Новорождённые вылупляются из яиц через 9—12 месяцев. Первые несколько лет они проводят в природных питомниках — эстуариях и бухтах, собираясь в разнополые группы, в которых количество самцов и самок приблизительно одинаковое. Подростки перебираются на глубину и образуют сегрегированные по полу группы. Спустя несколько лет, проведённых на внешнем крае континентального шельфа, молодые акулы присоединяются к взрослым.
         К концу сезона размножения взрослые самцы уходят на глубину, за ними в конце сентября и начале октября следуют самки. Некоторые акулы остаются в открытом море на глубине, другие совершают миграции. Небольшое количество акул в следующем году возвращается в марте — апреле на мелководье, где проходил предыдущий брачный сезон, однако большая часть возвращается на рифы к концу лета. На восточном побережье Австралии после окончания сезона размножения самки мигрируют на 5—6 месяцев на юг, проплывая до 850 км. Некоторые акулы проходят путь от Сиднея до Тасмании.
         Самцы достигают половой зрелости при длине от 70 до 80 см, что соответствует возрасту 8—10 лет, а самки при длине 80—95 см в 11—14 лет. Средняя длина самцов 105 см, самок 123 см. Самки в среднем на 25 см длиннее самцов. Длина новорождённых составляет приблизительно 24 см. Наблюдения за акулами в неволе показали, что молодые акулы прибавляют в среднем по 5—6 см в год, а взрослые по 2—4 см. В отличие от большинства акул, которым для дыхания необходимо двигаться с приоткрытой пастью, австралийские бычьи акулы способны одновременно дышать и есть. Они закачивают воду через первую увеличенную жаберную щель и выпускают её через остальные 4 пары жаберных щелей, Прокачивая воду через жабры, они обеспечивают себя кислородом. Поэтому акулы этого вида могут длительное время оставаться неподвижными на дне.
         Эти акулы ведут ночной образ жизни. Днём они забираются в укромные пещеры с песчаным дном. В наиболее привлекательных убежищах может собраться до 16 особей. Рацион этих акул в основном состоит из донных беспозвоночных, в первую очередь иглокожих. Они охотятся на морских ежей, морских звёзд, полихет, крупных брюхоногих, креветок, крабов, двустворчатых моллюсков и небольших костистых рыб. Иногда в их желудках находят мусор, например, клочки меха млекопитающих, апельсиновую кожуру. Молодые акулы, у которых зубы острее, чем у взрослых, предпочитают более мягкую добычу. Австралийские бычьи акулы перемалывают боковыми молярами пищу, измельчая её на кусочки. Они охотятся в основном по запаху, хотя электрорецепция тоже помогает им ориентироваться. Молодые акулы способны засасывать жертву, закопавшуюся в песок, при этом песок высыпается обратно через жаберные щели.
         По некоторым данным на австралийских бычьих акул охотятся крупные хищники, такие как большая белая и плоскоголовая семижаберная акула. Известно, что шлемовидные бычьи акулы поедают яйцевые капсулы австралийских бычьих акул (см. Видео).
         На австралийских бычьих акулах паразитируют цестоды Acanthobothrium heterodonti, Phyllobothrium thridax и Phyllobothrium vagans, нематоды Echinocephalus overstreeti и веслоногие рачки Dissonus nudiventris.

Бычья или рогатая акула (лат. Heterodontidue)

         Эти акулы не представляют опасности для человека, хотя они могут укусить надоедливых дайверов. В октябре 2011 года на Элвуд Бич, Мельбурн, австралийская бычья акула укусила одного человека, однако она даже не смогла повредить ему кожу. Они не являются объектом промышленной добычи. Регулярно в качестве прилова попадают в жаберные сети. Их мясо считается низкокачественным, и в пищу его не употребляют. Эти акулы выносливы и часто выживают, будучи отпущенными на волю. Молодых австралийских бычьих акул содержат в аквариумах, они ценятся среди аквариумистов. В качестве аквариумных рыб их экспортируют, в США цена за такую акулу доходит до $180. В крупных коммерческих аквариумах их успешно разводят. Международный союз охраны природы присвоил этому виду охранный статус «Вызывающий наименьшие опасения».

Акулы Мирового океана: Справочник-определитель.  Е. П. Губанов, В. В. Кондюрин, Н. А. Мягков 1986 г.

Heterodontus portus-jacksoni (Meyer, 1793)
        
         Наиболее известный вид рода. Окраска тела светло-бурая или серая с темными полосами, по форме напоминающими сбрую (см. рис. 13). Короткая полоса проходит через глаза.

        Биология. Наибольшая длина тела достигает 150 см. Половозрелость наступает при длине 110 см и более. Яйцекладущие. Откладывают 10—16 яиц размером от 13×5 до 17х7 см. Бентофаги. Питаются моллюсками и ракообразными.
         Распространение. Воды Австралии и Новой Зеландии на глубинах до 180 м.
         Хозяйственное значение. Объекты прибрежного рыболовства.

На прошедшей неделе Выборг посетила ведущий журналист немецкой газеты Suddeutsche Zeitung Соня Цекри. Объектом ее интереса было строительство газопровода NORTH STREAM, берущего свое морское начало в Приморске и призванного нести газ на родину журналистки, в немецкий Грайфсвальд.

События вокруг этого мегапроекта развиваются стремительно – первыми забили тревогу экологи, опасающиеся массированных загрязнений в процессе строительства и во время эксплуатации трубопровода.

Затем к ним примкнули и правительства стран, мимо которых «Северный поток» должен нести газ.

Политики ряда стран согласились с определением одного из представителей высшего менеджмента (бывший заместитель председателя правления «Газпрома» Вячеслав Шеремет любил повторять, что газ сродни оружию: «Горит, взрывается и удушает»), и стали относиться к проекту соответственно. Иногда жестко и принципиально, иногда – лавируя в мутноватых политических водах Балтики.

Но правительства и политики – это правительства и политики, а как относятся к этому политэкономическому проекту простые граждане стран, из которых, мимо которых и в которые потечет горящий, взрывающийся и удушающий продукт Газпрома? Выяснить это поставило своей задачей европейское журналистское сообщество. Именно это хотела узнать в Выборге и Соня Цекри, чья страна зависит от поставок российского газа на 45 %.

Для выяснения мнений горожан Соня включилась в культурную жизнь города, побывав в парке Монрепо на фестивале «Дверь в лето», спонсируемом петербургским отделением международной экологической организации «Зеленый Крест», где смогла встретиться не только с квалифицированными экологами, держащими руку на пульсе проекта NORTH STREAM, но и с простыми гражданами города, у которых, к ее удивлению, проект строительства газопровода не вызвал большого интереса.

Наверное, самым оригинальным по своей открытости ответом об отношении населения к проекту был следующий: “Как скажут, так и будем относиться!”.

Общая информированность населения о строительстве Северо-Европейского газопровода была подчеркнута тем, что ни в одной из городских служб такси не нашлось водителя, которой имел бы представление о том где находится «бухта Портовая» (место где должна располагаться компрессорная станция по перекачке углеводородов). На ключевые слова «строительство газопровода» диспетчеры служб такси отзывались текстом: «Так это в Приморске!».

Разнозубые и рогатые

После долгих поисков удалось найти водителя, который несколько часов проплутал с немецкой журналисткой в выборгских лесах, обнаружив наконец бухту в районе Кондратьево.

Место понравилось Соне своей первозданной природой, на фоне которой безразличие граждан к экологии проекта показалось особенно странным. Между тем, обеспокоенность экологов, как зарубежных, так и российских, нарастает: в конце февраля стало известно, что по данным журнала Spiegel, «Газпром» планирует слить в Балтийское море 2 миллиарда литров высокотоксичной жидкости. Правительству Германии известно об этих планах. Заинтересовался уровнем экологической опасности и Евросоюз, и теперь наш город и окрестности — в поле зрения официального Брюсселя.

В целом Выборг и выборжане немецкой журналистке понравились – за пару дней она побывала на музыкальном фестивале (выразив удивление запретом open-air‘ов в Выборге: «У нас в каждой деревне все лето фестивали на открытом воздухе!»), ей удалось познакомиться с реконструкторами в Свенгарде – деревне викингов, пообщаться с местными байкерами и коллегами по цеху.

О своих впечатлениях от посещения нашего города она будет писать, а мы, в свой черед, постараемся перепечатать ее материал в Suddeutsche Zeitung на страницах своей газеты. Сверим мнения.

Н.Ю. ФЕОКТИСТОВА

Разнозубые и рогатые

Взрослая акула порта Джексон

Как известно, акулы – древние обитатели морей и океанов. Многие из ныне живущих отрядов этих рыб появились на нашей планете еще в юрском периоде – примерно 150 млн лет назад! Речь сегодня пойдет как раз о представителях одного из таких древних отрядов, а именно – отряда разнозубообразных (Heterodontiformes), включающего всего одно семейство – разнозубых, или рогатых, или бычьих акул (Heterodontidae).

Почему эти рыбы получили столь странные названия?

Дайвер приласкал акулу, и теперь она приплывает к нему в руки снова и снова

Дело в том, что над глазами у них располагаются весьма похожие на рога надглазничные гребни, а зубы действительно имеют разную форму и размеры. Передние – острые и конические, они идеально подходят для ловли и удержания рыбы. Задние – плоские и округлые, предназначенные для раскусывания и дробления панцирей крабов, морских ежей и разнообразных раковин морских моллюсков. Таким образом, рогатые акулы приспособлены к питанию самой разнообразной добычей.

Плавник с ядовитым шипом

Кроме необычной зубной системы рогатые акулы являются также обладателями шипов на двух своих спинных плавниках. Каждый из этих шипов связан с ядовитой железой, яд которой достаточно силен, чтобы помочь акулам (особенно молодым) справиться с другими хищниками моря. Интересно, что эти шипы, пропитанные солями кальция, отлично сохраняются в грунте и часто являются единственными частями, по которым можно идентифицировать остатки рогатых акул в геологических отложениях. В Европе известны находки таких шипов в горных породах возрастом около 150 млн лет!

В настоящее время на нашей планете сохранилось всего восемь видов рогатых акул. Все они встречаются в умеренно теплых и субтропических водах Индийского и Тихого океанов – у берегов Южной Африки, Австралии, Новой Зеландии, Восточной Азии, Калифорнии. В наших водах представителей этого семейства нет, но в южной части Японского моря, у побережий Кореи и Японии, встречается японская бычья акула (Heterodontus japonicus).

Особенности образа жизни рогатых акул наиболее подробно изучены у вида, получившего своеобразное название акулы порта Джексон, или, проще, австралийской бычьей акулы (Heterodontus portusjacksoni). Акула порта Джексон – одна из наиболее крупных в своем семействе. Длина ее тела составляет в среднем 165 см (самки крупнее самцов). На весьма крупной «рогатой» голове выделяются не только пасть с разнокалиберными зубами, но и хорошо развитые ноздри, что свидетельствует об отличном обонянии. Установлено, что в ряде случаев акулы порта Джексон находят свою добычу, в частности морских ежей, по запаху.

Ноздри и пасть акулы порта Джексон

Окраска австралийской бычьей акулы довольно красива: по серовато-бежеватому фону спины от головы к спинным и анальному плавникам идет характерная черная «сбруя».

Как установили ученые, ежегодно во время размножения акулы порта Джексон совершают довольно значительные миграции (протяженностью от 600 до 800 км) из удаленных от берега глубоководных районов на мелководья континентального шельфа.

В этот период акулы объединяются в группы, состоящие из 5–10 самок и только одного самца. Хотя соотношение полов и среди молодых акул, и среди попадающих в сети взрослых «нормальное», т.е. 1 : 1. Откуда же такое «неравноправие» в сезон размножения? Однозначного ответа на этот вопрос пока нет. Наблюдения за поведением акул в брачный период в естественных условиях весьма сложны и скудны, так как эти рыбы активны в основном в темное время, и, скорее всего, самые интересные моменты их жизни скрыты от глаз ученых ночным мраком.

Но в дневные часы исследователи неоднократно отмечали одиночных самцов, активно курсирующих около спокойно отдыхающих самок. Может быть, они выполняют роль «дежурных», охраняющих своих дам днем, а в ночные часы к самкам подплывают еще и другие самцы, которые днем держатся на некотором отдалении и потому остаются незамеченными? А может быть, как это бывает и у других животных, группу самок сопровождает действительно один самец, наиболее активный и сильный?

После того как брачные игры заканчиваются, самки продолжают держаться вместе. Ночью они охотятся, а днем отдыхают в больших подводных пещерах. Когда же наступает пора отложить яйца (через 2–5 недель после спаривания), будущие мамаши отправляются на поиски индивидуальных пещер. Там, уже в одиночестве, они откладывают первые два яйца своеобразной конической формы, каждое из которых заключено в роговую капсулу и снабжено спиральным выростом с заостренными вершинами. Следующая пара яиц дозревает еще через две недели, потом еще одна – всего самка австралийской бычьей акулы способна отложить 10–16 яиц за сезон.

Отложив очередную пару яиц, некоторые самки аккуратно берут их в свой усаженный зубами рот и какое-то время плавают, пытаясь найти наиболее удобное и безопасное убежище для будущего потомства – небольшую пещерку или расселину между камнями, – куда и помещают свою драгоценную ношу. Такая предосторожность вполне оправдана – до крупных акульих яиц много охотников, среди которых даже самцы своего вида.

Развитие яиц у австралийской бычьей акулы продолжается очень долго – проходит целый год, прежде чем из них вылупятся маленькие акулята. И много времени пройдет, прежде чем молодые рыбы смогут сами приступить к размножению. Самцы этого вида становятся половозрелыми в возрасте 8–10 лет при длине тела около 70 см, а самки и того позже – в 11–14 лет при длине около 90 см.

Молодая акула порта Джексон

Общая же продолжительность жизни рогатых акул составляет примерно 30 лет, т.е. за всю свою жизнь взрослые самки могут отложить около 200 яиц. Это очень немного, учитывая, что молодые акулы весьма уязвимы. Их преследуют хищники, они довольно часто попадают в сети и погибают там (хотя в пищу люди их не употребляют). Но еще больше они, как и другие обитатели моря, страдают от загрязнения и разрушения мест их обитания (в частности, коралловых рифов). Между тем австралийские бычьи акулы являются весьма важной частью экосистемы рифа, так как питаются широким спектром беспозвоночных, и в том числе большими черными морскими ежами (Сentrostephanus rodgersii), относящимися к семейству диадемовых (Diadematidae). Эти ежи, в свою очередь, активно поедают морские водоросли, и если бы акулы не снижали их численность, то равновесие в биоценозе нарушилось бы очень быстро.

И кроме того, нам, наверное, должно быть просто стыдно, что столь древние животные, существующие уже миллионы лет и пережившие многие природные катастрофы, могут исчезнуть с лица Земли в результате разрушительной деятельности единственного вида – Homo sapiens.

По материалам журнала «Nature Australia». 2000. V. 26, № 10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *